Ёптель

это не вероятно, но факт!

9 декабря в России отмечается День Героев Отечества

??9 декабря в России отмечается День Героев Отечества Дата утверждена как продолжение Дня георгиевских кавалеров, который в царские времена отмечался в эту же дату. В наши дни сегодня чествуют

Дата утверждена как продолжение Дня георгиевских кавалеров, который в царские времена отмечался в эту же дату. В наши дни сегодня чествуют Героев Советского Союза, Героев Российской Федерации, кавалеров ордена Святого Георгия и ордена Славы.
После октябрьской революции в нашей стране праздник был отменён на долгие 90 лет, но Героев СССР было много.
А кто же был первым Героем Советского Союза
Первый среди лучших: героические страницы Героя СССР Анатолия Ляпидевского
В советское время об этом легендарном человеке знали все. Он навсегда вписал свое имя в историю нашего Отечества, как минимум тремя героическими страницами.
Страница первая
В начале августа 1933 года пароход «Челюскин» вышел из Мурманска во Владивосток для доставки груза по Северному морскому пути. На его борту было 112 человек, включая десять женщин и двух детей. Им предстояло проделать этот нелегкий путь за одну летнюю навигацию, что по тем временам было немыслимо. Предполагалось, что «Челюскина» до самого Берингова пролива сопроводит ледокол «Красин», которому надо было также провести из Архангельска в устье Лены три грузовых парохода. «Челюскин» продвигался вперед довольно успешно, команда переоценила свои силы и приняла решение двигаться самостоятельно, а ледокол отправить в помощь ленским «грузовикам».
К концу сентября «Челюскин» вышел в Чукотское море и… оказался в ледяном поле. Почти пять месяцев судно медленно продвигалось в сторону Берингова пролива. 3 февраля 1934 года пароход был раздавлен льдами и затонул. Экипажу и пассажирам удалось спастись. И на счастье работала радиосвязь, по которой и сообщили о катастрофе. Уже через два дня в Москве была образована специальная комиссия по спасению «челюскинцев», которую возглавил член Политбюро ЦК КПСС Валериан Куйбышев.
Страница вторая
Найти лагерь моряков, терпящих бедствие и спасти их, можно было только с помощью авиации. Для этого в район трагедии разными маршрутами были направлены несколько групп летчиков, имевших опыт полетов в условиях Крайнего Севера.
В их числе был и экипаж двухмоторного бомбардировщика АНТ-4, которым командовал Анатолий Ляпидевский. Ему предстояло не просто найти дрейфующую льдину, но и посадить на нее свой тяжелый самолет. В мировой практике такого еще не было. Тем более, что работать приходилось при сильнейшем морозе и ветре.
А самолет даже не был оборудован стеклянным колпаком, закрывающим кабину летчиков. Да что там колпак — не было даже защитных очков! Вспоминая потом, как им удалось спастись от обморожения, Анатолий с улыбкой рассказывал, как они обматывали лицо оленьей шкурой, оставляя лишь маленькие щелочки для глаз…
Аэродром подскока, где была организована база по спасению «челюскинцев», находился в селе Уэлен на мысе Дежнева. Оттуда самолеты и вылетали. Времени на основательную подготовку и полноценный отдых не было, потому что спасшиеся моряки находились на льдине и каждый день для них мог оказаться последним. Поэтому фраза — «летчики работали на пределе человеческих сил» — не просто для красного словца.
Самолет Ляпидевского, прежде чем ему удалось обнаружить «челюскинцев», совершил 29 пустых вылетов. Даже имея точные координаты затонувшего парохода, никто не знал, с какой скоростью и в каком направлении движется ледяная «поляна» с моряками. Поэтому искать приходилось, барражируя на предельно низких высотах, полагаясь лишь на зоркость собственных глаз. Но даже и после обнаружения палатки с бегающими вокруг людьми — это произошло 5 марта — нужно было еще умудриться сесть.
Требовалась почти филигранная техника: нельзя было коснуться льда слишком рано (самолет мог разбиться, наехав даже на небольшой торос) и не очень поздно, дабы не свалиться в воду.
Расчищенная площадка, приготовленная «челюскинцами» для самолета, была небольшой — всего 400 на 150 метров. Для тяжелого и большого АНТ-4 этого было явно недостаточно, но другого варианта все равно не было.
Ляпидевский смог посадить машину только со второго захода. Моряки чуть не сошли с ума от радости, обнимая и целуя летчиков, а Анатолий в тот миг думал лишь об одном: как он будет взлетать. Выгрузив аккумуляторы для питания радиостанции и продовольствие, летчики занялись погрузкой в самолет женщин и детей. Машина не предназначалась для перевозки людей, поэтому их сначала посадили в меховые малицы (мужская одежда народов Крайнего Севера), чтобы не замерзли наверху, а после разместили внутри фюзеляжа. Кому-то пришлось лежать, кому-то сидеть, тесно обнявшись. С этим ценным грузом самолет поднялся в воздух.
Страница третья
Все завершилось благополучно. И после посадки на материке, штаб во главе с Куйбышевым имел уже точную информацию: где конкретно «челюскинцы» находятся, в каком они состоянии и, самое главное, что на лед можно не только сесть, но и взлететь с него.
В течение последующих нескольких дней, Ляпидевский на своем АНТ-4 пытался еще несколько раз вылететь к лагерю моряков, но из-за снежной пурги не смог до него добраться. Он бы непременно сделал это, но в середине марта при доставке горючего в одно из чукотских становищ, у самолета вышел из строя двигатель, и экипажу пришлось совершить вынужденную посадку на лед. Из-за сломанного шасси и удаленности от ремонтной базы самолет смог взлететь только спустя полтора месяца.
Но операция по спасению «челюскинцев» на этом не закончилась. Следующий удачный рейс на льдину был совершен 7 апреля. За неделю летчики Сигизмунд Леваневский, Василий Молоков, Николай Каманин, Михаил Водопьянов, Маврикий Слепнёв и Иван Доронин, совершив 23 рейса, сняли со льдины и доставили на материк остальных моряков.
Спасение экспедиции «челюскинцев» произвело настоящий фурор в стране — об этом написали все советские и многие зарубежные газеты и журналы. Именно это событие и сподвигло тогдашнее руководство страны учредить высшее звание, которого удостаивали за совершение подвига или выдающихся заслуг.
И первыми Героями Советского Союза стали все семь полярных летчиков, участвовавших в той операции. Никакие знаки отличия Героям поначалу не предусматривались, выдавалась только грамота от ЦИК СССР. Спустя два года было принято решение, что Героям также полагался и орден Ленина. А когда Указом Президиума Верховного Совета в августе 39-го ввели особый отличительный знак — медаль «Золотая Звезда» — звезду под №1 вручили Анатолию Васильевичу Ляпидевскому.
Ляпидевский под грифом «Секретно»
В 1935 году, когда Ляпидевский изъявил желание поступить в Военно-воздушную инженерную академию им. Н Е. Жуковского, нарком обороны Климент Ворошилов лично поучаствовал в судьбе Героя. И поставил на его рапорте резолюцию, которая впоследствии стала знаменитой: «Проверить знания тов. Ляпидевского: если подготовлен — принять, если не подготовлен — подготовить и принять».
После окончания учебы Анатолий Васильевич работал в наркомате авиационной промышленности, потом — в Центральном аэрогидродинамическом институте. Перед самой войной его назначили директором авиазавода № 156, и имя Ляпидевского оказалось закрыто грифом секретности. Это давало ему бронь от фронта, однако, летчик настоял, чтобы его отправили на войну.
Целый год он прослужил на фронте; сначала заместителем командующего ВВС 19-й армии, затем начальником полевого ремонта 7-й воздушной армии на Карельском фронте. В сентябре 1943-го его вернули руководить авиазаводом.
После войны Ляпидевскому было присвоено звание генерал-майора авиации, в 1949 году он стал заместителем министра авиационной промышленности СССР. Позднее, занял один из руководящих постов в сверхсекретном КБ-25 (ныне Всероссийский НИИ автоматики), который занимался созданием ядерных боеприпасов, электровакуумных приборов и пр. Вплоть до апреля 1961 года, когда Анатолий Васильевич был уволен в запас, члены его семьи не знали, где он трудится.
«Просто уезжал на работу, — рассказывал об отце сын Роберт, — а иногда звонил и предупреждал, что у него трехдневная командировка и просил нас не волноваться. А ведь именно тогда он получил большинство своих наград, однако, за что конкретно, отец никогда не говорил. Просто приходил домой и по солдатской привычке опускал очередной орден в стакан с водкой. Помимо трех орденов Ленина, он имел два ордена Красной Звезды, ордена: Октябрьской Революции, Красного Знамени, Отечественной войны 1-й и 2-й степени, Трудового Красного Знамени и Орден «Знак Почета»».
В начале 1983 года на похоронах Василия Молокова — участника легендарной экспедиции по спасению «челюскинцев», Анатолий Васильевич простудился. А поскольку и без того уже был серьезно болен (диагноз — лейкемия) его организм не смог долго сопротивляться. Первый Герой Советского Союза ушел из жизни в конце апреля, став последним из великолепной семерки отважных летчиков, с которых начался славный путь Героев нашего Отечества.

Источник