Ёптель

это не вероятно, но факт!

Авантюрный роман: За что непутёвого дядю Льва Толстого прозвали Американцем.

 

Авантюрный роман: За что непутёвого дядю Льва Толстого прозвали Американцем. Редко так бывает, чтобы судьба человека представляла собой настоящий роман – даже добавлять ничего не нужно. Фёдор

Редко так бывает, чтобы судьба человека представляла собой настоящий роман – даже добавлять ничего не нужно. Фёдор Иванович Толстой, прозванный Американцем, успел побывать в стольких переделках, что его жизнеописания хватило бы на несколько книг, причем все – авантюрно-приключенческие. На самом деле, примерно так и получилось – этот удивительный человек стал прототипом сразу нескольких литературных героев. Его увековечили в своих произведениях Пушкин, Лев Толстой, Грибоедов и Тургенев.

Лев Николаевич Толстой, которому Фёдор Иванович приходился двоюродным дядей, описывал его как «необыкновенного, преступного и привлекательного человека» и, похоже, в душе восхищался своим непутёвым родственником.

Необыкновенный темперамент будущего знаменитого дуэлянта и задиры проявлялся уже в юности. К концу XVIII века мальчики из обедневшего, хотя и знатного род Толстых по традиции получали военное образование. Фёдор Толстой после кадетского корпуса попал на службу в элитный Преображенский полк и сразу прослыл отъявленным нарушителем дисциплины. Место в первой русской кругосветной экспедиции на шлюпе «Надежда» под командованием Крузенштерна он получил, судя по всему, обманом, выдав себя за двоюродного брата-тёзку.

Путешествие началось в августе 1803 года в Кронштадте. Шлюпы «Надежда» и «Нева» должны были через Атлантику, обогнув мыс Горн, дойти по Тихому океану до Японии и Камчатки, а затем вернуться в Кронштадт. Плавание длилось три года. Фёдор Толстой, заскучав уже в начале экспедиции, постоянно провоцировал ссоры и изобретал всевозможные развлечения. Например, напоив мертвецки священника, сопровождавшего путешественников, он припечатал его бороду к палубе сургучом с казённой печатью. Едва протрезвевшего батюшку он уверил в том, что печать ломать нельзя, и бороду пришлось отрезать.

Дальше – хуже. Он научил ручного орангутанга заливать листы бумаги чернилами и оставил обезьяну наедине с личными записями и дневниками Крузенштерна в его каюте. Этого капитан уже не стерпел и высадил бузотера вместе с орангутангом на Камчатке. Дальше начался тот период жизни Толстого, о котором известно только то, что он сам рассказывал, триумфально вернувшись в родные места. Демонстрируя многочисленные татуировки по всему телу, герой поведал, что он самостоятельно добрался до Алеутских островов и жил там среди аборигенов Аляски. После этого он до конца жизни получил прозвище Американец.

Буквально за год до войны Фёдор Толстой умудрился настолько донять командование полка и сослуживцев своими постоянными ссорами и дуэлями (многие со смертельными исходами), что был разжалован в рядовые, уволен из армии и сослан в родовое имение в Калугу. Однако в самом начале войны он отправляется добровольцем на оборону Москвы, за мужество в Бородинском сражении получает Орден св. Георгия, реабилитацию и чин полковника.

Уволившись окончательно из армии после войны, Толстой-Американец остепенился настолько, насколько это было для него возможно, осел в Москве и начал жизнь аристократическую, полную развлечений и азартных игр. Карты стали для него настоящей страстью. Играл он не всегда честно, это был общеизвестный факт. Также все знали, насколько опасен этот человек, так как о его многочисленных дуэлях ходили легенды.

Позднее он даже женился, и эта история достойна стать сюжетом очередного романа, теперь уже любовного. Много лет Федор Толстой имел постоянную любовницу-цыганку. Авдотья Максимовна Тугаева вряд ли могла рассчитывать на то, что её ветреный, но родовитый возлюбленный когда-нибудь узаконит их отношения, но именно так и случилось. Об этом сохранился подробный рассказ Марьи Каменской – родственницы Толстого:

 

«Раз, проиграв большую сумму в Английском клубе, он должен был быть выставлен на чёрную доску за неплатёж проигрыша в срок. Он не хотел пережить этого позора и решил застрелиться. Его цыганка, видя его возбуждённое состояние, стала его выспрашивать.
— Что ты лезешь ко мне, — говорил Ф. И., — чем ты мне можешь помочь Выставят меня на чёрную доску, и я этого не переживу. Убирайся.
Авдотья Максимовна не отстала от него, узнала, сколько ему нужно было денег, и на другое утро привезла ему потребную сумму.
— Откуда у тебя деньги — удивился Фёдор Иванович.
— От тебя же. Мало ты мне дарил. Я все прятала. Теперь возьми их, они — твои.
Ф. И. расчувствовался и обвенчался на своей цыганке!»

Их семейная жизнь сложилась удивительно счастливо. Жена родила Фёдору Толстому 12 детей, из которых, правда, выжила только одна дочь. Она в дальнейшем стала супругой губернатора Москвы. В конце своей бурной жизни Фёдор Иванович переосмыслил прожитые годы и даже пытался искупить грехи юности.

Во время своей жизни в Москве Фёдор Толстой был очень известен в светских кругах. Он был знаком со многими поэтами и писателями. С Пушкиным, кстати, его взаимоотношения складывались сложно: начались со ссоры и несостоявшейся дуэли, но закончились крепкой дружбой. В романе «Евгений Онегин» есть персонаж, который был списан с Фёдора Толстого. Это дуэлянт Зарецкий, секундант Ленского в его дуэли с Онегиным.

У Грибоедова в «Горе от ума» Американцу посвящён фрагмент из монолога Репетилова:

Но голова у нас, какой в России нету,
Не надо называть, узнаешь по портрету:
Ночной разбойник, дуэлист,
В Камчатку сослан был, вернулся алеутом,
И крепко на руку не чист;
Да умный человек не может быть не плутом.

Толстой очень переживал, что строку «на руку не чист» люди поймут превратно (Грибоедов здесь имел в виду карточную игру), поэтому на одном из первых представлений пьесы он после этого монолога встал и на весь зал пояснил: «Взяток, ей-богу, не брал, потому что не служил!». Публика оглушительно аплодировала.

Лев Толстой использовал личность дяди и некоторые его черты в своих произведениях: при создании образа графа Турбина из повести «Два гусара» и частично Долохова в романе «Война и мир». Тургенев также списывал характер и внешность Толстого-Американца для образов Лучкова («Бретер») и Василия Лучинова («Три портрета»).

Кстати, он и сосватал Пушкина, авантюра к авантюре, мамаша Гончарова благоволела.

Источник