Ёптель

это не вероятно, но факт!

«Бумеранг прилетит обратно»: почему Киев не признаёт юрисдикцию Международного уголовного суда

«Бумеранг прилетит обратно»: почему Киев не признаёт юрисдикцию Международного уголовного суда Группа депутатов Верховной рады во главе с одним из ближайших соратников президента Владимира

Группа депутатов Верховной рады во главе с одним из ближайших соратников президента Владимира Зеленского, членом фракции «Слуга народа» Александром Качурой, 3 октября 2022 года внесла законопроект №8094 о принятии «Постановления об обращении Верховной рады Украины к ООН, парламентам и правительствам её государств-членов, Европейскому союзу, Совету Европы по вопросу создания специального международного трибунала по преступной агрессии против Украины».
7 октября постановление было принято 283 голосами депутатов Верховной рады и подписано её председателем 10 октября.
В пояснительной записке к постановлению отмечается, что «создание специального трибунала необходимо, поскольку пока нет совершенного механизма, который мог бы судить высшее политическое и военное руководство России за совершение преступлений агрессии против Украины». У Киева уже готовы и списки подозреваемых.
Так, в документе указано, что «в магистральном деле по агрессии РФ 626 подозреваемых — представителей военно-политического руководства РФ». Это министры, депутаты, военное командование, чиновники, руководители правоохранительных ведомств, «разжигатели войны и пропагандисты Кремля», перечислили украинские политики.
Уклончивые обоснования
В тексте самого обращения, помимо общих моментов, касающихся обращения Верховной рады ко всем возможным международным инстанциям, имеется несколько противоречащих друг другу положений. Так, в качестве обоснования создания нового «трибунала» в постановлении говорится, что «Международный уголовный суд не имеет юрисдикции по рассмотрению дел об агрессии против Украины».
Однако чуть ниже, в резолютивной части постановления, уже говорится о том, что при создании «трибунала» будут «применять определение преступления агрессии, закреплённое в обычном международном праве, в статье 8-bis Римского статута Международного уголовного суда».
Чтобы понять причину двойственной позиции по использованию на Украине юрисдикции МУС, необходимо обратиться к другому законопроекту, принятому Верховной радой 20 сентября текущего года.
Речь идёт о законопроекте №7728 «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Украины относительно усовершенствования сотрудничества с Международным уголовным судом при проведении процессуальных действий на территории Украины».
Подписанные президентом Зеленским поправки в национальный УПК не содержат в себе обязательство ратифицировать Римский статут, который регламентирует деятельность Международного уголовного суда.
Украина подписала международный договор о создании МУС ещё 20 января 2000 года, но до сих пор так и не ратифицировала.
Нормы статута предусматривают, что без ратификации государство не признаёт юрисдикцию суда в уголовных делах, за исключением условия, когда она сама подаёт об этом надлежащее заявление.
Оправданные опасения
Нежелание руководства Украины присоединяться к МУС обусловлено страхом в отношении расследования участия политического руководства этой страны в военных преступлениях, отметил в беседе с RT председатель Евразийского аналитического клуба Никита Мендкович.
Он напомнил, что в недавнем докладе Совета по правам человека при ООН были признаны факты совершения ВСУ военных преступлений против захваченных в плен российских военнослужащих.
«Военные преступления Украины против мирного населения республик Донбасса длились восемь лет и стали одной из причин проведения специальной военной операции, — говорит эксперт. — Украинское руководство опасается, что бумеранг прилетит обратно и их самих будут привлекать к ответственности. Это касается как действующего президента Зеленского, так и предыдущего — Порошенко. Поэтому они уклоняются от ратификации Римского статута МУС, да и любых потенциально опасных для них международных юрисдикций».
Включение в преамбулу обращения Верховной рады о создании «трибунала» пункта о якобы совершённых российскими военнослужащими эпизодах сексуального насилия в отношении мирного населения обусловлено исключительно пропагандистскими мотивами, считает Мендкович.
В этой связи он напомнил историю с увольнением украинского омбудсмена Людмилы Денисовой, которая «так завралась про фейковые «изнасилования», что её вынуждена была лишить полномочий сама Верховная рада».
«Сейчас эту тему активно используют при фальсификации новейшей истории, как идиотские вбросы западных СМИ про выдачу российским солдатам «наборов насильника» с виагрой. Всё это имеет одну цель — создать демонизированный образ России. И оправдать потом любые преступления и любое насилие против нашей страны», — подчеркнул эксперт.
Ранее заместитель постпреда России при ОБСЕ Максим Буякевич заявил, что на Украине, в подконтрольных Киеву регионах, фиксируются «террористические акты, спланированные, совершённые и готовившиеся к совершению украинскими спецслужбами, а также массовые убийства мирного населения».
При этом руководство ОБСЕ и других международных гуманитарных организаций игнорирует эти преступления.