Ёптель

это не вероятно, но факт!

Его называли русским Джеймсом Бондом, человеком-загадкой. Считали стукачом и секретным агентом КГБ

Его называли русским Джеймсом Бондом, человеком-загадкой. Считали стукачом и секретным агентом КГБ А он жил, как умел. Как считал правильным. А правильным для него было не лгать. Ни другим, ни

А он жил, как умел. Как считал правильным. А правильным для него было не лгать. Ни другим, ни себе.
Дед, прадед и прапрадед Льва Прыгунова по материнской линии были священниками. Дед протоиерей Николай Ржевский (из дворянской ветви) в селе Красногорское на Южном Урале был зверски замучен красноармейцами во время гражданской войны в Сибири.
Отец был страстным орнитологом и спустя три года после возвращения с фронта погиб при загадочных обстоятельствах. Официальная версия сорвался со скалы при попытке рассмотреть гнездо редчайшей в тех местах «синей птицы» лилового дрозда. Льву не было и 10 лет.
Мать Тамара Николаевна в юности была арестована. Благодаря влюблённому в нее парню бежала в Ташкент, потом в Алма-Ату. Преподавала в школе литературу. Но всю жизнь вздрагивала от малейшего шороха за дверью. После смерти мужа долго болела, за сыном присматривали тётки.
В 12 лет, по его признанию, Лев стал «махровым антисоветчиком». Тётя купила радиоприёмник «Балтика». Любознательный мальчик нашёл «Голос Америки» и четыре ночи не мог от него оторваться. Что-то страшное говорили там о Сталине и СССР.
Тогда же по собственной инициативе стал брать уроки у профессиональной художницы из Москвы Веры Ивановны, оставшейся в Алма-Ате после эвакуации. Спустя 20 лет активно занялся живописью.
Наученный отцом разбираться в птицах, отличать их по голосам и траектории полета, делать чучела, поступил на биофак пединститута, но через два года ушёл, ибо стало скучно.
С юности любит джаз и симфоническую музыку. Фильм «Серенада солнечной долины» с участием оркестра Глена Миллера смотрел раз десять.
На третьем курсе пришёл в кино. В дебютной картине «Увольнение на берег» подружился с Высоцким.
После института его приглашали на работу два ленинградских театра, а в деканате сказали: «В Якутию». Чтобы не пропасть на краю земли безвестным, Прыгунов сбежал в Москву и долгое время, по его утверждению, находился на полулегальном положении, при этом снимаясь в кино, открыто проводя время в ресторане «Националь» и заводя романы с иностранками.
Олег Ефремов приглашал его в «Современник». Но, по воспоминаниям Прыгунова, после собрания коллектива к нему подошёл Олег Табаков и посоветовал уйти к Анатолию Эфросу.
Даже став востребованным актёром, долго не имел своего жилья. В коммуналках и подвалах отдыхать полноценно не получалось. И Прыгунов ходил отсыпаться в знаменитый третий зал Библиотеки имени Ленина. Сотрудницы с придыханием рассказывали читателям: «Мы знаем только двух актеров, которые любят читать, это Вячеслав Тихонов (в то время работал над ролью Болконского в «Войне и мире» Бондарчука) и Лев Прыгунов».
Любимая жена Прыгунова Элла погибла в автокатастрофе в Риге. Сыну Роме было 8 лет. Сначала растить его помогала мать актёра, потом мальчика пришлось отдать на три года в интернат. Лев очень хотел иметь дочь. Но за три дня до родов жены увидел во сне, что появится мальчик. Разрыдался от горя. А когда родился Роман, пил неделю. От счастья.
Актёрство считает немужской профессией. Однако в его фильмографии более 100 российских и дюжина голливудских картин. Снимался и в хороших, и в плохих фильмах. Ни за один не стыдно. «Пока зовут, надо соглашаться», хотя «время кино прошло».
Лицо как зеркало. И в зеркале лицо.
Двойное отражение пороков.
Ума и глупости. И вечное кольцо
Таинственных и скользких поворотов.
Как мало путного в потоке мутном! Но
И там отыщет золото старатель.
В метро документальное кино:
Фильм ужасов советский эскалатор!
Но даже там вдруг явится на миг
Как зайчик от зеркального осколка
Необычайно светлый ясный лик,
И страха будто не было нисколько.
Но рожи есть страшнее всяких снов!
Надеть бы маски им баранов и ослов!

Его называли русским Джеймсом Бондом, человеком-загадкой. Считали стукачом и секретным агентом КГБ А он жил, как умел. Как считал правильным. А правильным для него было не лгать. Ни другим, ни

Его называли русским Джеймсом Бондом, человеком-загадкой. Считали стукачом и секретным агентом КГБ А он жил, как умел. Как считал правильным. А правильным для него было не лгать. Ни другим, ни

Его называли русским Джеймсом Бондом, человеком-загадкой. Считали стукачом и секретным агентом КГБ А он жил, как умел. Как считал правильным. А правильным для него было не лгать. Ни другим, ни

Источник