Ёптель

это не вероятно, но факт!

Геополитическая обстановка в Карибском бассейне

Геополитическая обстановка в Карибском бассейне Анализ ситуации в «подбрюшье» СШАТрансформация ключевых процессов в мировой политике и активизация действий России в странах Латинской Америки

Анализ ситуации в «подбрюшье» США
Трансформация ключевых процессов в мировой политике и активизация действий России в странах Латинской Америки вынуждает более детально рассмотреть регион в непосредственной близости от США – Карибский бассейн, являющийся перекрестком для интересов многих крупных держав.
Большинство субъектов в данном регионе относится к малым странам, хотя есть и такие гиганты как Мексика и Венесуэла. Некоторые являются клиентами США, ряд стран проводит независимую политику и находится в дружественных отношениях с Россией. Но большинство предпочитает балансировать.
Из-за близости к США в Вашингтоне всегда относились с особым вниманием к этому региону. В 1983 г., когда еще продолжалась Холодная война, США запустили Инициативу по Карибскому бассейну (Caribbean Basin Initiative, CBI), которая стала краеугольным камнем экономического взаимодействия США и Карибского бассейна.
Идея заключалась в предоставлении экономической помощи региону для того, чтобы сделать государства региона надежными сателлитами. Это была своего рода мягкая сила, направленная на противодействие любому влиянию Советского Союза и его союзников, прежде всего Кубы. Официально, как и сейчас, это обосновывалось необходимостью продвижения и укрепления карибских демократий.
CBI состоит из двух торговых программ для стран и территорий Карибского бассейна и Центральной Америки: Закон об экономическом восстановлении Карибского бассейна (CBERA) и Закон о торговом партнерстве между США и Карибским бассейном (CBTPA).
Сегодня в рамках CBI предоставляются льготы для 17 стран в рамках CBERA, восемь из которых также являются бенефициарами CBTPA. У CBERA нет срока давности, а CBTPA был повторно авторизован в Конгрессе США до 2030 года. США предоставляет странам Карибского бассейна выгодный доступ к своему рынку, а также подталкивает в направлении либерализации реформ.
В 2016 г. был принят Закон о стратегическом взаимодействии между Соединенными Штатами и Карибским бассейном, который направлен на расширение взаимодействия с правительствами, частным сектором и гражданским обществом региона. В США предполагают, что еще недостаточно выжали из Карибского бассейна и собираются определить различные координационные центры для взаимодействия, то есть усиления своего влияния.
Соединенные Штаты являются крупнейшим торговым партнером Карибского бассейна, и, в свою очередь, Карибский бассейн является шестым по величине торговым партнером Соединенных Штатов, между которыми ежегодно проходит 35,3 миллиарда долларов. В 2017 году регион был третьим по величине экспортным рынком промышленных товаров США в Латинской Америке после Мексики и Бразилии.
Однако, за пределами Соглашения о свободной торговле между Доминиканской Республикой и Центральной Америкой (CAFTA-DR), страны Карибского бассейна не имеют двусторонних соглашений о свободной торговле с Соединенными Штатами, имея доступ к рынкам США только в рамках CBI.
Военное присутствие США
Соединенные Штаты по-прежнему остаются главным партнером Карибского бассейна в области сотрудничества в области безопасности. В регионе расположены семь ключевых военных баз США, входящих в состав Южного командования Соединенных Штатов (SOUTHCOM), и безопасность была основным элементом стратегии США в Карибском бассейне. Действующие базы США в Латинской Америке известны как “Места проведения передовых операций” (Forward Operation Locations, FOL) или “Места совместной безопасности” (Cooperative Security Locations, CSL).
Как ни парадоксально, одна из баз расположена на Кубе — в провинции Гуантанамо и, фактически, представляет незаконную оккупацию Республики с 1959 г. В Гондурасе есть база Пальмерола/Сото Кано (Palmerola/Soto Cano), где находится около 500 военных США + 600 гражданских контрактников (включая граждан Гондураса).
В Сальвадоре самолеты ВМС США и службы по контролю за наркотиками используют международный аэропрорт Комалапа. Гарнизон, который там находится, входит в структуру Объединенной межвежомстенной группы, базирующейся в Кей Вест, штат Флорида. Острова Курачао и Аруба, которые являются заморскими территориями Нидерландов, предоставили свои территории для американского военного присутствия.
Американским военным оказывает содействия береговая охрана Нидерландов. Военная база США в Антигуа существует с времен Второй мировой войны. Сейчас ВВС США арендуют участок у правительства Антигуа. На Багамах на острове Андрос расположен центр по испытанию новых видов оружия. Он связан с ВМС США, но на его территории регулярно находятся другие члены НАТО — Канада, Дания, Германия, Греция, Италия, Норвегия, Британия. Наконец, американские военные используют на регулярной основе основной порт в Панаме Баско Нуньес де Бальбоа для заправки судов и разгрузки/погрузки.
У берегов Панамы американские военные с 2003 г. постоянно проводят военные учения PANAMAX под предлогом обеспечения безопасности функционирования канала. Интересно, что никаких угроз для канала никогда не возникало.
Стратегия USSOUTCOM на 2017-2027 годы гласит, что потенциальные проблемы в будущем включают трансрегиональные и транснациональные сети угроз, которые включают традиционные преступные организации, а также расширяющийся потенциал экстремистских организаций, таких как ИГИЛ и Хезболла, действующих в регионе, используя слабые институты Карибского бассейна и Латинской Америки. USSOUTHCOM также отмечает, что регион «чрезвычайно уязвим к стихийным бедствиям и вспышкам инфекционных заболеваний» из-за проблем с управлением и неравенством.
Наконец, в докладе признается растущее присутствие Китая, Ирана и России в регионе и то, что намерения этих стран бросают «вызов каждой нации, которая ценит ненападение, верховенство закона и уважение прав человека». Эти проблемы были использованы как предлог для укрепления отношений между Соединенными Штатами и правительствами ряда стран региона.
В этих рамках Инициатива по обеспечению безопасности в Карибском бассейне ( Caribbean Basin Security Initiative, CBSI) представляет собой совместное партнерство в области безопасности, которое поддерживает сотрудничество в области борьбы с торговлей людьми, предупреждения преступности и инициатив в области безопасности граждан.
В период с 2010 по 2018 год в рамках программы было потрачено более 556 миллионов долларов. Программа уделяет особое внимание сотрудничеству на море и в воздухе, наращиванию потенциала правоохранительных органов, обеспечению безопасности границ и портов, судебной реформе и предупреждению преступности среди молодежи, подверженной риску. В ней участвует Бюро по международным делам по наркотикам и правоохранительным органам, Министерство обороны и Агентство США по международному развитию.
Роль Китая, интересы России и других стран
Важно отметить, что в период с 2002 по 2019 год товарооборот региона с Китаем вырос в восемь раз — с 1 миллиарда долларов до 8 миллиардов долларов. Несмотря на существование Китайско-Карибского Форума экономического и торгового сотрудничества, торговые отношения в основном осуществляются на основе двусторонних соглашений, которые позволяют Китаю экспортировать в основном промышленные товары с высокой стоимостью.
Торговля через китайские рынки, однако, остается в значительной степени односторонней; КАРИКОМ не имеет соглашения о преференциальном доступе с Китаем, который по-прежнему имеет огромное положительное сальдо торгового баланса в регионе. Благодаря своему растущему присутствию в Карибском бассейне Китай в последние годы все чаще привлекает давних торговых партнеров Тайваня, даже несмотря на то, что Тайвань продолжает предлагать двусторонние соглашения о свободной торговле в борьбе за влияние.
Четыре из 15 стран, признающих Тайвань, находятся в Карибском бассейне. Тем не менее, эти страны по-прежнему имеют значительно больший объем торговли со своими конкурентами из материкового Китая, поскольку Тайвань привлекает своих союзников в регионе в основном за счет инвестиций и иностранной помощи.
Торговля между Мексикой и странами КАРИКОМ также относительно незначительна. Что касается Мексики, то торговля со странами Карибского бассейна составляет менее 0,1 процента ее портфеля международной торговли. В совокупности другие латиноамериканские страны также имеют минимальную торговлю со странами КАРИКОМ: страны КАРИКОМ экспортировали 2,2 миллиарда долларов в Латинскую Америку и импортировали 3 миллиарда долларов из региона в 2019 году.
Объем торговли между странами КАРИКОМ и Канадой также невелик. Эти экономические отношения регулируются Карибско-Канадским торговым соглашением (CARIBCAN), которое предоставляет странам Карибского бассейна беспошлинный доступ в Канаду в одностороннем порядке в рамках инициативы, аналогичной инициативе CBI. Однако, несмотря на многочисленные переговоры, карибским государствам еще предстоит заключить официальное соглашение о свободной торговле с Канадой, как и с Европейским союзом.
В 2008 году Карибский форум подписал Соглашение об экономическом партнерстве CARIFORUM-ЕС, предоставляющее каждому региону преференциальный доступ к другому. Европейский союз является вторым по величине торговым партнером CARIFORUM после Соединенных Штатов, в основном импортируя карибское топливо и продукцию горнодобывающей промышленности.
В 2010 году Россия и КАРИКОМ подписали Меморандум о взаимопонимании и создали механизм политического диалога и сотрудничества. И эта правовая база взаимодействия расширяется. В 2013 году Россия списала Гайане долг в размере $277 тыс., а в 2015 году было подписано соглашение о реструктуризации долга Гренады.
Во время рассмотрения Крымского вопроса в ООН в 2014 г., где давалась оценка возвращению Крыма в лоно России, большая часть стран Карибского бассейна заняла нейтральную сторону. Этими государствами были Антигуа и Барбуда, Ямайка, Гайана, Суринам, Доминика, Сент-Китс и Невис, Сент-Люсия и Сент-Винсент и Гренадин. Лишь немногие страны проголосовали против России, среди них, традиционно про-американские, такие как Барбадос, Багамские острова, Гаити и Тринидад и Тобаго.
С 2018 г. все страны Карибского бассейна стали безвизовыми для граждан России.
27 июля 2019 года глава МИД России Сергей Лавров в ходе визита в Суринам отметил заинтересованность стран Карибского сообщества в наращивании сотрудничества и политического диалога с Москвой: «У нас есть обоюдная заинтересованность в наращивании сотрудничества, включая политический диалог, между членами Карибского сообщества и Россией».
Согласно заявлению посла РФ в Гайане Николай Смирнов, по совместительству представляющим нашу страну в Барбадосе, Гренаде, Тринидаде и Тобаго, Сент-Винсенте и Гренадинах, «страны Карибского региона поддерживают концепцию многополярности при координирующей роли ООН, верховенство международного права и принцип невмешательства во внутренние дела других государств.
И их голоса имеют определенный вес на международных площадках, тем более что по важнейшим вопросам международной повестки дня они зачастую занимают консолидированную позицию — будь то реализация положений Парижского соглашения по климату, отмена торгово-экономического эмбарго в отношении Кубы или необходимость урегулирования кризиса в Венесуэле без внешнего давления и вмешательства».
В регионе условно военное присутствие России есть только в Венесуэле и Никарагуа, где находятся советники и инструктора. В Никарагуа Россия также помогает бороться с организованной преступностью, в частности, с попытками использовать эту страну в качестве транзита наркотиков.
Близость региона к Соединенным Штатам делает его основным маршрутом незаконной деятельности, особенно для колумбийских и мексиканских преступных организаций, которые сотрудничают с местными группами для незаконного оборота наркотиков по всему Карибскому бассейну. Но в последнее время грузы с наркотиками отправлялись и напрямую в Европу через порты Колумбии и Бразилии.
Определенный интерес может представлять и развитие энергетики. Только три страны Карибского бассейна — Гайана, Суринам и Тринидад и Тобаго — являются чистыми экспортерами энергоресурсов, в то время как остальные сильно зависят от импорта нефтепродуктов. Тринидад и Тобаго является крупным поставщиком энергоресурсов в регион, но сталкивается со снижением доходов от продажи нефти из-за падения мировых цен.
Как свидетельствуют недавние данные международных нефтяных компаний, Гайана и Суринам также готовы стать серьезными игроками в разведке углеводородов в регионе. Запасы Гайаны, которая начала добычу в 2019 году, оцениваются в 10 миллиардов баррелей, что делает ее хозяином для одного из 50 крупнейших нефтяных бассейнов в мире.
Гайана входит в Британское содружество и является единственной англоязычной страной на континенте. Помимо этого Британия имеет в регионе свои территории — Ангилья, Британские Виргинсике острова, Острова Кайман, Монтсеррат — все это часть Малых Антильских островов, когда то открытых Христофором Колумбом и отвоеванных у Испании.
Тринидад и Тобаго долгое время был крупнейшим производителем сжиженного природного газа (СПГ) в Карибском бассейне и является шестым по величине производителем СПГ в мире, что делает его единственным островным государством региона, которое не является чистым импортером энергии.
Также считается, что Карибский бассейн обладает огромным потенциалом для перехода к зеленой энергетике, учитывая его изобилие солнечной, ветровой, вулканической геотермальной энергии и (в ограниченных условиях) возможностей для выработки электроэнергии на приливах/отливах и гидроэнергетики.
Видится, что более активная позиция России в регионе, а также участие в различных экономических и инфраструктурных проектах, могли бы способствовать повышению статуса и роли Москвы, благоприятствовать в дальнейшем расширении политического и даже военно-политического присутствия.

Источник