Ёптель

это не вероятно, но факт!

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2

 

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Криминал и коррупция
Еще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал бесчестия», «Подсолнух», «Жестокий зимний блюз») с непременными спортивными костюмами, аляповатыми рубашками, пьянками в караоке и блатной романтикой. При этом сцены перестрелок не самая сильная сторона корейского бандитского кино (в стране запрещено владение огнестрельным оружием), и стандартом жанра, скорее, считаются драки стенка на стенку с арматурой или бейсбольными битами.
Как и в классических французских комедиях про жандармов, полицейских тут часто изображают в юмористическом ключе, людьми не самыми трудолюбивыми и сообразительными на рабочем месте они спят, ругаются, сушат носки, смачно едят лапшу и периодически спотыкаются. Обязательной является сцена преследования подозреваемого по узким кривым улочкам, а желательно и по лестницам с непременно чертыхающимся героем.
Но в последние годы в Корее наметилась устойчивая тенденция к изображению коррумпированных чиновников как главных бандитов современности. Выдающаяся кабинетная драма «Инсайдеры» У Мин-хо колоссальная и тяжеловесная (режиссерская версия длится 3 часа) панорама пронизавшей всю государственную систему коррупции, стоящей на взаимном шантаже, кумовстве и взяточничестве. Режиссер не забыл никого ни бандитов низшего звена, ни политиков, ни журналистов, ни владельцев корпораций-чеболей.
Об особенностях трудовых будней корейских прокуроров можно узнать из «Короля», стилистически напоминающего фильмы Скорсезе. А о том, как нелегко засадить за решетку наследника чеболя, из «Ветерана» Рю Сын-вана.
Недоверие корейцев к власти как нельзя лучше демонстрирует триллер Ким Сон-су «Асура: Безумный город». Тут нет ни одного положительного персонажа: мэр коррумпирован, прокурор озверел от безнаказанности, полицейский на побегушках у мэра-отморозка. На втором плане массовка уличных бандитов. Жестокое зрелище, моментами напоминающее «Выборы» Джонни То.
Еще одно недавнее напоминание о То «Сторонник» Ли Хэ-ёна, ремейк «Нарковойны», сделанный по голливудским лекалам, на экспорт.
Хотя продуктом культурного экспорта в гангстерском жанре служат в основном мрачные криминальные драмы («Желтое море», «Безымянный гангстер», «Новый мир»), зрительским успехом в Корее пользуются фильмы комедийно-авантюрной направленности: «Воры», «Молодые копы» или упомянутая выше «Экстремальная работа». Недавно в корейский прокат вышел «Да здравствует король!» Кан Юн-сона история бандита, который идет в политику.
Кстати, вышедший два года назад дебют Кан Юн-сона «Криминальный город» стал народным хитом. Эта совсем не глянцевая, жестокая и душевная одновременно (такой бы могла быть киноверсия «Улиц разбитых фонарей») картина вывела в первый актерский эшелон Ма Дон-сока, харизматичного артиста, прежде прозябавшего на второстепенных ролях, а теперь у него выходит по пять фильмов в год.
История
Чаще всего действие корейских исторических фильмов происходит в период государства Чосон (13921897). Эти пять столетий считаются классическим периодом корейской культуры, во время которого полностью сформировалась национальная идентичность; жизнь практически каждого чосонского монарха нашла отражение в кино.
Вообще, корейцы очень любят снимать фильмы про личную жизнь правителей, часто шокирующую («Король и шут», «Ледяной цветок», «Коварство»), и дворцовые интриги («Маскарад», «Читающий лица», «Фэншуй»). В редком фильме о борьбе за власть отсутствует сцена кровавой расправы над предателями или резни во дворце. Иногда для экранизаций выбирают неоднозначные, даже, можно сказать, позорные, периоды истории. «Подменные войска» история о том, как простые крестьяне помогают юному наследнику престола добраться до основных частей армии, после того как его отец отбыл в Китай за подмогой.
«Крепость Намхансансон» практически процедурал, во время которого монарх и министры сидят в осажденной маньчжурами крепости и обсуждают, что делать сдаваться или ждать подкрепления. «Садо» душераздирающая история о том, как обезумевший король изощренно убил своего сына
В последние годы во всех жанрах наметился явный уклон в сторону семейного кино, которое можно посмотреть с детьми и с бабушкой, и вот в прокат выходит познавательная историческая картина о скрепах «Язык нации» история создания корейской письменности, где самый любимый корейским народом актер Сон Кан-хо играет самого любимого монарха Седжона.
Абсолютный национальный рекорд посещаемости и сборов, продержавшийся пять лет, поставил военный боевик о почитаемом священном герое, адмирале Ли Сунсине «Битва за Мёнрян» Ким Хан-мина.
«Спаситель отечества», как его называют в Корее, один из немногих флотоводцев в мировой истории, не проигравший ни одного сражения. «Битва за Мёнрян» особенно упирает на то, что подвиг великого стратега был бы невозможен без помощи простых людей, и даже имеется душераздирающая сцена, практически идентичная эпизоду из «Белого солнца пустыни»: отважный мужчина на корабле ради общего дела готов пожертвовать собой, а на берегу бессильно мечется его любимая. Образцово-патриотическое кино!
Золотой век корейской государственности закончился после аннексии полуострова Японией в 1910-м. Разумеется, фильмов о героическом сопротивлении оккупантам в стране снято немало как о националистическом подполье вообще («Убийство», «Секретный агент», «Битва при Фэнудун»), так и о конкретных героях («Донджу: Портрет поэта», «Пак Ёль»). Для нас же особый интерес представляет чисто развлекательное кино, в котором оккупация становится экзотическим фоном. Лучшие примеры кимчи-вестерн про поиски сокровищ в Маньчжурии «Хороший, плохой, долбанутый» и эротический триллер «Служанка».
О событиях Второй мировой войны размашисто рассказывал эпос «Мой путь». Выдуманная история с большой долей драматизации и исторических допущений, зато образцовый боевик с лучшей сценой танковой битвы в истории кино, снятой великим оператором Ли Мо-гэ.
Еще один эффектный (и относительно свежий) фильм о 1940-х раскритикованный японскими СМИ «Кунхам: Пограничный остров» Рю Сын-вана, история массового побега с острова-тюрьмы (присутствует сцена с эффектным разрезанием флага Императорской армии Японии).
Если речь заходит о периоде корейской войны, разделившей страну надвое, первым делом вспоминают великую классику недавнего прошлого «38-ю параллель» Кан Джэ-гю (историю двух братьев, попавших на фронт) и «Линию фронта» Чан Хуна (жестокую хронику бесконечного сражения за одну буквально пропитанную кровью высоту, ежедневно переходящую из рук в руки).
1980-е десятилетие политической конфронтации студентов, рабочих и левой интеллигенции с диктаторским режимом. Демонстрации, репрессии, пытки и чистки. О кровавом подавлении волнений в Кванджу рассказывают «18 мая» и корейский выдвиженец на «Оскар-2017» «Таксист».
Обе ленты показывают военных безжалостными исполнителями приказов, а простых людей ставят перед сложным выбором спасать свою жизнь или проявить гражданскую ответственность и примкнуть к протестующим.
О том, что сотрудникам спецслужб ничто человеческое не чуждо, можно узнать из триллера «Национальная безопасность», который скрупулезно и со всеми подробностями воспроизводит хронику допросов политического активиста в тюрьме 1985 года. Об особенностях сотрудничества полицейского детектива с сотрудником нацбезопасности на пороге великих перемен 1987 года, когда после волнений и последовавших за ними президентских выборов страна перешла от диктатуры к демократии, рассказывает драма «Обычный человек».
О событиях, непосредственно приведших к смене режима, говорит многофигурная постановка «1987», летию Шестой республики. Действующие лица большой истории тут показаны без плакатности. Например, прокурор, отказавшийся подписывать поддельное заключение о смерти замученного на допросе студента, сделал это не из-за убеждений, а с похмелья. Действия нелепых функционеров, пронырливых журналистов, отважных подпольщиков и обычной студентки, так и не успевшей влюбиться, приводят к массовым протестам и мощному единению нации.

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

 

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Гид по кино Южной Кореи: Зомби, маньяки, Ким Чен Ын. Часть 2 Криминал и коррупцияЕще в нулевые в Корее были популярны фильмы про нелегкую долю бандитскую, дружбу и честь («Друг», «Карнавал

Источник