Исчезновение Азарии Чемберлен

 

Исчезновение Азарии Чемберлен На суде обезумевшая от горя Линди Чемберлен кричала, что ее ребенка утащила динго. Но крику и слезам матери не поверили. Ее сочли убийцей, скрывающей преступление.

На суде обезумевшая от горя Линди Чемберлен кричала, что ее ребенка утащила динго. Но крику и слезам матери не поверили. Ее сочли убийцей, скрывающей преступление.
Одиннадцать лет длилась борьба за то, чтобы правосудие восторжествовало. Наконец, прорвав заговор молчания, новость об оправдании супругов Чемберлен обошла мировую прессу. И хотя восстановление справедливости уже ничего не решало, это все же положило конец беспросветному кошмару в жизни молодой австралийки и ее мужа. В результате судебной ошибки Линди Чемберлен просидела в тюрьме три года. За нанесенный ущерб несчастной матери была выплачена компенсация — около 200 тысяч фунтов стерлингов. Остается только гадать, как была определена именно эта сумма.
Одиннадцать лет убитая горем Линди неустанно твердила о своей невиновности. Она писала и рассказывала всем, кто ее слушал, что ее двухмесячную дочь утащила и растерзала в австралийской пустыне дикая собака динго.
В тот жаркий вечер 17 августа 1980 года Линди Чемберлен, ее муж Майкл, проповедник адвентистов седьмого дня, и трое их детей — Эйдан, Регана и малышка Азария поехали на пикник. Семья расположилась у скалы Айерс. Майкл поставил палатку, разжег костер.
Супруги не придали особого значения табличке с надписью «Осторожно, динго!» и предупреждению, чтобы отдыхающие не приманивали собак пищей. Майкл занялся приготовлением барбекю. Линди помогала ему, а затем пошла в палатку проведать малышку Азарию. Девочку оставили там спящей в люльке.
Когда Линди вошла в палатку, она оторопела от ужасного зрелища. Собака динго, вытащив ребенка из люльки, трясла его и терзала окровавленными зубами. Заметив Линди, собака схватила девочку и бросилась вон.
На крики матери сбежались отдыхающие. Всего собралось около трехсот человек. Они тщательно обшарили всю округу. Никаких признаков пропавшего ребенка ни на самой скале Айерс, ни вокруг этого зловещего монолита, священного для аборигенов, не было обнаружено.
Хотя тело ребенка не было найдено, коронер во время следствия зафиксировал «факт смерти после прибытия на место отдыха, когда мистер Чемберлен занимался приготовлением пищи».
Линди была безутешна: она лишилась маленькой Азарии. Но потрясенные горем родители даже не подозревали, какие страшные испытания их еще ожидают.
Уже первое расследование для супругов Чемберлен было очень тяжелым, потому что заставило их снова и снова переживать ужасную трагедию. Но им помогла поддержка друзей-прихожан церкви Майкла.
То, что произошло потом, стало походить на фантасмагорический сон.
Случилось это год спустя, когда боль утраты вроде бы стала понемногу утихать. Полицию Северной территории Австралии почему-то не удовлетворило заключение следствия. Она признала его ошибочным и в течение нескольких месяцев занималась сбором доказательств против Линди Чемберлен. Новые материалы были признаны достаточно важными и представлены к повторному рассмотрению в 1981 году.
Чета Чемберленов вновь оказалась в суде. В этот раз на столе коронера лежал целлофановый пакет. В пакете — костюмчик Азарии, весь изорванный и в крови. Его нашли у логова динго недалеко от места отдыха супругов Чемберлен через несколько дней после исчезновения девочки. Но белая курточка, в которой, по словам Линди, была девочка, исчезла.
Сотрудники отдела судебно-медицинской экспертизы полиции обнаружили на костюмчике кровавый отпечаток размером с женскую ладонь. Они пришли к заключению, что одежду трогали руками.
Это легко можно было объяснить: видимо, Линди, вне себя от случившегося, испачкав руки кровью, которой было много в палатке, схватила ребенка за костюмчик, но не удержала — зверь оказался сильнее.
Но этот отпечаток был объявлен уликой. Против Линди были сфабрикованы и другие улики. Полицейские заявили, что обнаружили пятна крови на ручке дверцы машины Чемберленов, на коврике и под приборной доской.
Полиция посчитала, что этих доказательств достаточно для обвинения в убийстве. По ее версии, тридцатитрехлетняя Линди Чемберлен придумала историю о похищении ребенка собакой динго, чтобы скрыть хладнокровное убийство собственной дочери.
Расследование вышло за пределы Австралии. Из Лондона пригласили судебномедицинского эксперта профессора Джеймса Камерона, чтобы он высказал непредвзятое мнение. Было «установлено», что Линди перерезала горло собственному ребенку ножницами, сидя в их машине, так как на окровавленной одежде девочки был обнаружен след ее руки.
Обычно обвинение в убийстве выносится только при наличии трупа. В данном же случае не было ни трупа, ни мотива, ни орудия убийства. Однако 2 февраля 1982 года уже другой коронер вынес решение, которое потрясло чету Чемберленов. Он объявил, что Линди должна предстать перед судом по обвинению в убийстве. Майкла обвинили в соучастии.
Еще до слушания дела общественное мнение по отношению к Линди изменилось. В глазах людей она уже больше не была несчастной матерью, потерявшей ребенка при трагических и загадочных обстоятельствах и потому заслуживающей поддержки и сочувствия. Теперь она стала хладнокровной и расчетливой убийцей своей собственной дочери.
К 19 апреля 1982 года, когда Линди и Майкл предстали перед судом, вся страна разделилась на два противоположных лагеря. Повсюду шли горячие споры о процессе.
Настоящей сенсацией стало известие, что одно из священных мест аборигенов, расположенных в районе скалы Айерс, называется «Пещерой перерезанной глотки», а Азария в переводе с языка аборигенов означает «принесенная в жертву». Супругов — адвентистов седьмого дня — обвинили в ритуальном жертвоприношении…
Было очевидно, что у Линди и Майкла Чемберленов, отпущенных до суда под залог в 13 тысяч фунтов за каждого, из-за предвзятости общественного мнения в своем городе не было шансов на справедливый суд. И власти решили, что во имя беспристрастности правосудия процесс следует провести в суде Дарвина.
Процесс длился семь недель. Среди присяжных было девять мужчин и три женщины. Они внимательно слушали, как сначала Чемберленов обвиняли на основе доказательств, вытекавших из заключения судмедэкспертизы, а потом оправдывали как любящих родителей, ставших жертвой трагических обстоятельств.
Обвинитель Иэн Маркер утверждал, что Линди убила свою дочь и закопала в пустыне. Затем они с мужем откопали тело, сорвали с него одежду и подбросили к логову динго. Он назвал утверждение Линди о похищении ребенка собакой «изобретательной ложью».
Профессор Джеймс Камерон не отказался от своего заключения. Он придерживался первоначального вывода о том, что, судя по одежде Азарии, смерть наступила от раны, нанесенной в области шеи. Другими словами, ребенку было перерезано горло.
Свидетелями обвинения выступали отдыхающие, участвовавшие в поисках девочки, ученые-судмедэксперты, полицейские и юристы. Защитник привлек двадцать восемь свидетелей, из которых десять показали, что Линди очень любила Азарию. Еще двое дали показания, что за день до того, как исчезла девочка, дети видели динго, которую, очевидно, кормили люди, так как она не боялась их. Одного из мальчиков она хватала за штанишки.
Процесс протекал вполне благоприятно для Чемберленов, особенно после свидетельства молодого человека по имени Кит Ленехан, который под присягой подробно рассказал, как в июне 1979 года попал в аварию, а Чемберлены любезно отвезли его на своей машине в госпиталь. Это объяснило следы крови в их машине.
Еще позже обнаружилось, что «кровь» под приборной доской машины на самом деле оказалась звукоизолирующим веществом на битумной основе для снижения уровня шумов от двигателя в салоне. Это еще больше поставило под сомнение версию судмедэкспертов. К тому же разрывы на одежде девочки уж очень походили на дырки от зубов динго.
Заключительное выступление судьи Джеймса Мьюирхеда продолжалось шесть часов. Затем еще несколько часов совещались присяжные.
Линди и Майкл, когда их признали виновными, не выказали никаких эмоций.
Майкла признали виновным в соучастии в убийстве и приговорили к полутора годам лишения свободы условно. С него также взяли 300 фунтов в залог законопослушного поведения в течение трех лет.
Суровый приговор, вынесенный Линди, шокировал даже тех, кто поверил в ее виновность. И не потому, что она была молодой женщиной и матерью двоих малолетних детей, а потому, что во время объявления этого приговора ей оставался всего лишь месяц до рождения еще одного ребенка.
Линди родила дочь Калию в тюрьме. Через сорок пять минут после родов новорожденную у нее забрали. Затем Линди освободили под залог до рассмотрения апелляции. Апелляцию отклонили 30 апреля 1983 года.
Линди вновь посадили в тюрьму в Дарвине «для безотлагательного отбывания назначенного срока заключения».
Затем произошел драматический поворот. В феврале 1986 года спасатели, искавшие тело сорвавшегося со скалы Айерс английского туриста Дэвида Бретта, наткнулись на окровавленную детскую курточку. Это была курточка Азарии Чемберлен.
Судмедэкспертов из полиции, приложивших столько усилий, чтобы доказать вину Линди, теперь вызвали для осмотра того, что нашли рядом с курточкой и деликатно назвали «органическим материалом». Это были человеческие останки.
Линди выпустили из тюрьмы. Первым делом она попросила своих юридических консультантов добиться еще одного расследования.
Королевская следственная комиссия начала работать 6 мая 1986 года. Следствие длилось почти год. Его возглавлял судья Морлинг, который нашел в действиях обвинения множество ошибок. Чемберленов оправдали.
Но после всего пережитого Линди этого было мало. Она заявила: «Не может принести удовлетворения помилование за то, чего ты никогда не совершал… Я требую отмены всех обвинений и приговора, а также признания властей в моем ошибочном осуждении».
Семья Чемберленов воссоединилась. Правоохранительные органы готовили новый процесс. Линди так рассказывала о своем пребывании в тюрьме: «Я все время думала, что меня вот-вот отпустят, что все это — чудовищная ошибка. Главное, что помогло мне выстоять, — это моя вера в Бога».
Весь процесс 15 сентября 1988 года длился всего десять минут, после чего суд признал Линди и Майкла абсолютно невиновными по всем обвинениям.
Во время объявления вердикта Линди отрешенно смотрела перед собой невидящим взглядом. Но когда все присутствующие встали, у нее подкосились ноги, и она едва не рухнула на стул.
За стенами дарвинского суда Линди и Майкла приветствовала ликующая толпа, но они поспешили уединиться для молитвы.
Адвокат Линди Чемберлен объявил о возбуждении дела о компенсации за все, что супругам пришлось пережить в связи с ложным обвинением в убийстве собственного ребенка. Он также указал, что истинное значение имени Азария «благословенная Богом».
Линди и ее муж продолжали борьбу за справедливость и добились ее. Но все-таки еще долго была для них невозможна тихая уединенная жизнь.
В удаленном на тысячи миль от места событий Лондоне внимательно следила за перипетиями дела Чемберленов кинопродюсер Вериги Ламберт. Она прочитала книгу мельбурнского адвоката Джона Брайсона «Злые ангелы». Это была лишь одна из девяти публикаций о ребенке, унесенном динго. «Я чувствовала, что произошла чудовищная ошибка правосудия, и вознамерилась восстановить истинный ход событий», — рассказывала Верити Ламберт.
Приняв всю эту историю близко к сердцу, Верити поехала в Австралию для знакомства с Чемберленами. В результате она поставила фильм, который назывался «Крик во тьме».
Фильм удостоился многих международных наград. Актриса Мерил Стрип, сыгравшая главную роль, получила приз за лучшую женскую роль на Каннском кинофестивале в 1989 году.
Работая над ролью, Мерил встречалась с Линди Чемберлен и впоследствии рассказывала; «Еще читая сценарий, я уже решила сняться в этом фильме, когда я встретилась с ней, у меня не было и тени сомнения в ее невиновности, и я была очень рада знакомству».
Линди тоже изложила свою версию событий в книге «Своими глазами».
В 1991 году стали поступать первые сведения о выплатах компенсации Линди и Майклу за нанесенный моральный ущерб.
Правительство Северной территории согласилось выплатить им 195 тысяч фунтов, хотя они требовали 690 тысяч.
В газетах появились сообщения о том, что Линди и Майкл нажили на своей злосчастной истории целое состояние. Старательно подсчитывались их гонорары от продажи книги, кино, интервью. Увы, доходы семьи явно преувеличивались. Линди жаловалась: «Люди издеваются над нами, утверждая, что у нас денег куры не клюют, но нам часто не на что купить детям одежду».
Чемберлены много задолжали церкви адвентистов седьмого дня. Чтобы как-то прожить, Майкл нанялся рубить дрова — 15 фунтов за вязанку.
У них еще оставалась машина — та самая колымага 1970 года выпуска, в которой, согласно первому обвинению, Линда якобы убила свою дочь. Полиция все же вернула ее, но без двигателя и коробки передач.
Сейчас семья по-прежнему живет в своем бунгало в Куранбонге. Линди утверждает, что ее рассказ о трагедии, которая произошла в 1980 году, был поставлен властями под сомнение с одной-единственной целью: поддержать зарождающуюся индустрию туризма и планы строительства отелей и кемпингов в районе скалы Айерс, не отпугнуть будущих туристов рассказами о собаках-людоедах.
Судьба четы Чемберленов была сознательно принесена в жертву новому бизнесу.
Линди не хочет ворошить прошлое, стремится поскорее забыть его и обрести покой.
Она говорит: «Вы знаете, в материалах суда ни разу даже не упоминается об имевших место еще до гибели Азарии нападениях собак на детей. Кемпинг, где мы тогда останавливались, сейчас находится в резервации для аборигенов. Но я слышала, что иногда динго проникают в палатки».

Исчезновение Азарии Чемберлен На суде обезумевшая от горя Линди Чемберлен кричала, что ее ребенка утащила динго. Но крику и слезам матери не поверили. Ее сочли убийцей, скрывающей преступление.

 

Исчезновение Азарии Чемберлен На суде обезумевшая от горя Линди Чемберлен кричала, что ее ребенка утащила динго. Но крику и слезам матери не поверили. Ее сочли убийцей, скрывающей преступление.

Исчезновение Азарии Чемберлен На суде обезумевшая от горя Линди Чемберлен кричала, что ее ребенка утащила динго. Но крику и слезам матери не поверили. Ее сочли убийцей, скрывающей преступление.

Исчезновение Азарии Чемберлен На суде обезумевшая от горя Линди Чемберлен кричала, что ее ребенка утащила динго. Но крику и слезам матери не поверили. Ее сочли убийцей, скрывающей преступление.

Источник


Нет комментариев

  1. Безпечность родителей привела к катастрофе. Нежелание властей закрыть тур зону и наживится подвергла туристов опасности. Невежество людей привело к суду. Глупый эффект стада и вера в заведомо зло, упрятала семью за решётку. И из всех обстоятельств больше всего пострадал ребёнок, которого сьели заживо

  2. Актанаева Анна

    Кошмарное правосудие!

  3. Олеговна Надежда

    когда в игру вступает политика и нажива, то только чудо и спасает.
    а сколько реально людей всю жизнь и отсидело и было казненым?

Добавить комментарий