Голодные старухи

 

Голодные старухиЭто случилось давно, когда моей внучке было шесть лет. Жили мы с мужем в Барышском районе Ульяновской области. Дети к тому времени выучились и разъехались: и у сына

Голодные старухи

Это случилось давно, когда моей внучке было шесть лет. Жили мы с мужем в Барышском районе Ульяновской области. Дети к тому времени выучились и разъехались: и у сына семья, и у дочки тоже. И вот как-то приснился мне сон: иду по своему селу, а по небу с той стороны, где живет сын, движется ко мне икона Божией Матери. Повисела она надо мной и назад уплыла, превратилась в светлое пятно и пропала. Я проснулась и говорю мужу:
— Случится что-то нехорошее!
Он же меня успокоил:
— Это только сон.

А вечером звонит сын и говорит:
— Мама, приезжай! У нас с дочкой неладное творится. Она как будто не в себе. Мечется, каких-то старух гоняет. Мы с Олей (жена сына) в больнице.
Я сразу поняла, что это не простая болезнь и обычная медицина тут бессильна. Явно походило на какую-то порчу.

У нас в Барыше жила баба Даша. Вот действительно дар Божий у человека! Сколько людей она вылечила. К примеру, как-то у соседа моего, дальнобойщика, спину прихватило — согнувшись ходил. Сестра его, врач, не могла помочь. И тогда она ему посоветовала к бабе Даше съездить. И что вы думаете Три раза он к ней съездил и забыл про свою боль. Вот к бабе Даше я прямиком и поехала, рассказала ей про внучку. А дело было на Пасху. Баба Даша долго читала молитву на святую воду, а потом повелела мне в течение трех дней напоить внучку этой водой, после чего окропить комнату, в которой находится больная.

Я в тот же вечер поехала к сыну. Они живут в Волгоградской области. Приехала я к ним и сразу же в больницу к внучке отправилась. Сидит моя внученька на койке, ее мама Оля — рядом. Я принесла с собой яблоки. Протягиваю одно внучке, а та как закричит:
— Вон старухи из-под койки лезут, яблоко отнимают!
У меня волосы дыбом! Сноха же слезами заливается. Я поняла, что права баба Даша оказалась — не обошлось тут без черной магии.

Тогда я все сделала так, как она велела: и внучку святой водой напоила, и палату окропила. Затем я пошла в магазин и накупила сладостей, а вернувшись в больницу, пошла по палатам и с молитвой раздала их больным. Ведь, как я уже говорила, дело было на Пасху.
— Ну, внученька, накормила я твоих бабушек, больше они не придут, — объявила я внучке.
Засмеялась моя внученька и с той поры на поправку пошла. Через три дня ее из больницы выписали. Сейчас внучке 25 лет, она замужем. Про свой странный недуг она позабыла.

Нина Вельмизева

Медвежья морда

Недавно я вспомнила историю, которую мне рассказала моя мама. Это произошло в середине 1960-х годов в селе Архангельское Шабалинского района Кировской области.

Моя мама работала воспитателем в интернате при сельской школе. Ночной няней в нем была женщина, которую на селе звали Олей-пастушкой. Она-то и рассказала эту историю. У Ольги был взрослый сын Николай, который работал в колхозе имени Калинина механизатором. Ему было двадцать пять лет, а он все не женился, что очень беспокоило мать. В то время все парни обзаводились семьями сразу после службы в армии, а у Николая даже девушки не было.

И вот однажды Ольга пошла в соседнюю деревню Большое Липово к бабушке-знахарке узнать причину, почему Николай никак не может жениться. Бабушка поворожила и сказала, что девушки избегают ее сына, потому что видят в нем «медвежью морду». Бедная мать хоть и не поняла смысла, испугалась и спросила, как от этого избавиться.
— Принеси мне соль и мыло, — последовал ответ.
Женщина это исполнила.
Знахарка пошептала на них и сказала:
— Пусть твой сын умывается этим мылом и ест эту соль. Сама их не трогай и ему ничего о них не говори. А через неделю увидишь, что будет.

 

Ольга дома высыпала соль в солонку на обеденном столе, мыло положила к умывальнику. Всю неделю она специально недосаливала пищу и ждала, что же будет. Сын умывался мылом, ел наговоренную соль, но ничего не происходило. И вот в субботу Николай, как обычно, вернулся с поля, умылся, сел за стол покушать.

И вдруг Ольга услышала какой-то грохот в ограде (в Шабалинском районе деревенские дома строятся с так называемой оградой: надворные постройки расположены под общей крышей, там настелены полы. А двери, точнее, ворота в них, запираются изнутри деревянными брусками в руку толщиной). По словам Ольги, в ограде что-то ворочалось, гремело, словно там кидались дровами.
— Коля, что это у нас в ограде стучит — спросила она испуганно.
Но сын ответил, что ничего не слышит, и продолжал спокойно есть щи. Грохот между тем усиливался. Наконец, бедная женщина не выдержала и, набравшись смелости, вышла из избы.

Она остолбенела от увиденного. Брус, запирающий ворота, был выворочен из пазов, ворота распахнуты, а к лесу убегал… медведь! Женщина постояла, провожая его взглядом, потом прикрыла ворота и тихо вернулась в дом. Сыну она ничего говорить не стала. А он оделся и пошел в клуб, где по случаю выходного был киносеанс и танцы под радиолу. В тот же вечер Николай на танцах познакомился с девушкой агрономом, которая приехала в колхоз на практику. Они встречались несколько недель, а после окончания практики он уехал вместе с ней в город, где они и поженились.

Ольга Пучкова

Помощь от сглаза

Я родилась в поселке Озерновский, там же окончила среднюю школу. А окончив ее, поступила в педагогическое училище в Петропавловске Камчатском. И вот, когда мне уже было 20 лет, приехала домой на каникулы. Маме все говорили: «Как ваша Галя похорошела! Не узнать!»

Вскоре я вернулась в Петропавловск и сразу же почувствовала себя плохо. Появилась боль возле уха, потом — покраснение. Через несколько дней оно захватило уже половину щеки. Пошла в поликлинику. Мне назначили электрофорез. Каждый день я ездила на процедуру, закрыв лицо косынкой. Диагноз поставили: рожистое воспаление. В народе это заболевание называют «рожей». Легче мне не становилось. Наоборот, покраснение уже дошло до глаза, высыпали гнойники.

Жила я тогда на квартире в частном деревянном доме у хозяйки тети Маши. Я уходила рано, возвращалась поздно, жили мы на разных половинах и практически не виделись. И вот, встретив меня как-то, она спрашивает:
— Галя! Ты чего лицо закрываешь Случилось что
— Да ничего, тетя Маша, не случилось, — говорю.
— А ну-ка покажи!
Посмотрела, покачала головой и говорит:
— Загляни-ка сегодня вечерком ко мне.

Про тетю Машу все говорили, что она — колдунья. Поэтому я гордо заявила:
— Вы что, тетя Маша, собираетесь надо мной колдовать А ведь я комсомолка!
— Ничего, ничего, все равно приходи.
Но я, конечно, не пошла и уже собиралась спать, когда она навестила меня сама. В руках тетя Маша держала два стакана с водой. Она велела мне взять из поддувала печки два уголька — все равно каких! — и кинуть их в стаканы. Удивительное дело! Угольки уже давно прогорели, но один из них просто утонул в стакане, а второй — вспыхнул прямо в воде и только потом потух.
— Сглазили тебя, девонька, — заявила тетя Маша.
Она велела мне побрызгать руки и ноги водой из стаканов (при этом что-то шептала) и сразу же лечь спать.

Утром, поглядев в зеркало, я увидела, что гнойники исчезли. Через два дня полностью ушло и покраснение. Глупая я, глупая, не смогла даже как следует отблагодарить тетю Машу и приняла все как должное. Лишь сейчас, когда мне 63 года, я понимаю, от какой ужасной беды спасла меня эта замечательная женщина. А ведь я не знаю даже ее фамилии и отчества. Просто тетя Маша. Спасибо ей!

Галина Зеленина

Источник


Добавить комментарий