Ёптель

это не вероятно, но факт!

Однажды муж заболел, и его положили в больницу. Через несколько дней она узнала, что у её Петеньки рак.

 

У моей первой жены была бабушка. Еще не старая – лет шестидесяти. Мы частенько ездили к ней в гости. Конечная остановка автобуса, на котором мы добирались к ней, находилась в

У моей первой жены была бабушка. Еще не старая – лет шестидесяти. Мы частенько ездили к ней в гости. Конечная остановка автобуса, на котором мы добирались к ней, находилась в пятидесяти метрах от её подъезда. Вышел из автобуса и ты в гостях. По молодости я любил выпить, да я и сейчас люблю, чего греха таить, поэтому без бутылки водки никогда в гости не ходил. Отличный повод напиться. Жена постоянно пилила меня за это, хотя не было случая, чтобы она отказалась выпить рюмку–другую. Бабушка жила одна, и всегда была рада гостям. Пенсию ей государство назначило небольшую, тридцать шесть рублей, так как она всю жизнь проработала в колхозе. Государство и тогда не баловало пенсионеров, особенно колхозников. Но, несмотря ни на что, люди жили и радовались жизни. Лишь бы не было войны. Мы старались подкармливать её, и всегда привозили продукты: колбасу, сыр, солонину. На закуску она всегда выставляла то борщ, то щи, но вы же сами понимаете, что суп, это не закуска. Тогда мы еще дружили с Болгарией, и полки ломились от маринованных помидор с огурцами, в пятилитровых банках под названием “ Глобус “.

Пустые банки бабушка использовала под “пиво”, так она называла брагу. Начинали пить, конечно с водки, но она быстро заканчивалась, и тогда Анна Семёновна открывала обшарпанный шифоньер и доставала очередную банку браги. Она знала много всяких интересных историй и всегда рассказывала что–нибудь новенькое. Вот одна из них:

 

Жили они с мужем в Таштаголе. Небольшой городок на юге Кемеровской области. Улица, на которой они жили, протянулась вдоль реки Кондома, на правой её стороне. Небольшой домишко, баня, сарай, огород, конечно. Тогда люди жили скромно, трехэтажных домов не было. Работали в колхозе, растили четверых детей. Всё было хорошо, но однажды муж заболел, и его положили в больницу. Через несколько дней она узнала, что у её Петеньки рак. Операцию делать было уже поздно, и его отпустили домой. Через три месяца она похоронила мужа. Сгорел, как свечка, говорила она. В те времена, на похороны не нужно было тратить сто тысяч, как сейчас. Бутылка – гроб, бутылка – могила, кладбище за околицей. Через три дня снится ей сон, будто Петр говорит ей:
– Что же ты, Аннушка, меня без ремня в брюках похоронила. Хожу теперь руками поддерживаю, очень неудобно. Утром пройди вверх по улице, зайдешь в третий дом с краю, оставь ремень там, мне передадут.
Наутро она взяла его ремень и пошла по указанному адресу. У входа в дом стояла крышка гроба, а в доме в гробу лежал покойник. У изголовья сидела ещё не старая, но совершенно седая женщина. Она рассказала ей про сон, та без лишних разговоров взяла ремень и положила его в гроб. Ночью ей снова приснился Пётр.

– Спасибо тебе Аннушка, теперь совсем другое дело.

Источник