История одного шедевра. «Магический круг», Джон Уильям Уотерхаус

 

История одного шедевра. «Магический круг», Джон Уильям Уотерхаус 1886г. Холст, масло. Размер: 183 × 127 см. Галерея Тейт, ЛондонКартина, написанная в прерафаэлитском стиле, приходится на самый

1886г. Холст, масло. Размер: 183 × 127 см. Галерея Тейт, Лондон
Картина, написанная в прерафаэлитском стиле, приходится на самый центр творческого пути Уотерхауса и является концентрацией всей художественной идеи автора. Была весьма положительно принята критиками и общественностью.
«Магический круг» после «Совета с оракулом» и «Святой Евлалии» стала третьей картиной Уотерхауса на тему сверхъестественного, которая сохранялась в его творчестве на протяжении многих лет. Картина была представлена в Королевской академии в 1886 году. В том же году полотно было куплено галереей Тейт за 650 фунтов.
Тема магии, волшебства и потустороннего мира одна из доминирующих в живописи Джона Уильяма Уотерхауса наравне с его знаменитыми женскими образами. Женщина и магия для него практически идентичны, обе они обладают необъяснимой силой, обе властны решать судьбы. «Магический круг» замыкает в себе эти два столпа, образуя собирательный, но при этом индивидуальный облик волшебницы. И в этом еще одна особенность картины это не литературный персонаж и не иллюстрация к поэме, пьесе или роману.
Картина пронизана ориентальными мотивами это одно из ранних увлечений Уотерхауса. В центре композиции во весь рост изображена женщина возле кипящего котла с зельем. Очевидно она волшебница, пророчица или жрица. Женщина очерчивает на песке тонкой тростью магический круг вокруг себя, при этом делает это легко, будто трость движется сама собой, продолжая линию руки. В левой руке волшебница держит серп, который также как и магический круг, и блестящий золотом котел, образует окружность и придает особый ритм композиции. В Древнем Востоке серп был неотъемлемым символом царской власти, а в античности обозначал разделение мира живых и мертвых. Это характеризует волшебницу как властительницу не только реального мира, но и сверхъестественного. Округлые линии противопоставлены резко вертикальному, практически недвижимому дыму, исходящему из котла.
Лицо женщины зритель может разглядеть с трудом: оно обращено в сторону поднимающегося столбом пара. Приталенное платье придает роковому образу мягкость и грациозность. Черные волосы убраны в беспорядочную прическу, которая отдаленно напоминает образы римских матрон. Впечатление дополняет характерный профиль, который можно встретить на античных вазах. Выпущенные вперед угольные пряди наводят ассоциации на манеру женщин укладывать волосы еще во времена дохристианской Англии. Платье искусно украшено ромбовидным узором на манжетах и вышивкой с изображением воинов вдоль подола. Шею колдуньи обвивает тяжелое ожерелье в виде змеи символа мудрости и хитрости. Талия женщины стянута широким тканевым кушаком, за которым можно с удивлением обнаружить цветы. Белые цветы также лежат возле огня.
Магический круг это концентрация волшебства и защита от враждебных сил. Внутри него замкнута вся энергия женщины: она сама, ее волшебное зелье, то есть сила и власть над людьми и будущим, а также цветы, обозначающие чистоту, молодость и красоту.
То, что происходит за пределами круга, заслуживает отдельного внимания, потому что также полно символического смысла. На данный момент, то, что находится за чертой враждебно и лишнее. И именно за ней находятся все самые общеизвестные символы зла, магии и смерти: череп, черные вороны, и лягушка, застывшая на грани окружности, но не смеющая перепрыгнуть ее.
Продумав композицию картины именно таким образом, Уотерхаус делает круг центром женской сущности, сосредоточием силы и молодости, оставляя все худшее за его пределами, хотя бы на момент колдовства.
Монохромная пустыня и отвесные скалы выполнены размытыми мазками, нечеткими, порой резкими линиями. И казалось бы, окружающий волшебницу пейзаж не должен привлекать никакого внимания. Весь центр и идейный и композиционный это она. Но это не совсем так. В пейзаже есть то, что не бросается в глаза, но вызывает интерес, потому что героиня картины на ней совсем не одна. Вдалеке можно разглядеть пещеру, в которой ютятся люди, а у входа в нее женскую фигуру со светильником в руке. Разглядеть ее практически невозможно из-за импрессионистичной манеры письма. Ее голову покрывает островерхий капюшон, но становится совершенно очевидно, что она пристально смотрит на волшебницу. Люди ждут результата магических действий, они верят этой женщине, и возможно их жизнь зависит от ее слов.
Женщина-чародейка в «Магическом круге» — это не единственное подобное изображение в живописи Уотерхауса. В разные годы художник в том или ином виде возвращался к теме власти и волшебства роковой женщины не только над мужчиной, но и над миром, придавая каждой своей героине индивидуальные черты: «Колдунья. Цирцея», «Колдунья у пруда», «Цирцея предлагает кубок Улиссу».
О других шедеврах по тегу

 

Источник


Добавить комментарий