История одного шедевра. Триптих «Воз сена», Иероним Босх

 

История одного шедевра. Триптих «Воз сена», Иероним Босх 15001502 г.г. Дерево, масло. Размер: 190 × 135 см. Прадо/Эскориал, МадридВозможно, картина иллюстрирует старинную нидерландскую

15001502 г.г. Дерево, масло. Размер: 190 × 135 см. Прадо/Эскориал, Мадрид

Возможно, картина иллюстрирует старинную нидерландскую пословицу: «Мир это стог сена: каждый хватает сколько сможет».

Картина состоит из трех полотен. Левая, «Грехопадение», детально показывает, как произошло изгнание человека из Рая. Центральная часть, наиболее крупная по размеру, «Воз сена», наглядно изображает мир человеческих пороков и ненужной суеты. Правая сторона «Ад» живописует то, к чему приведет человека жизнь во грехе.

Каждая картина свой мир, где нет ни одной лишней детали. Пейзажи, атрибутика несут глубокий смысл. Сначала был Бог, он дал жизнь всем и изгнал из ада бунтующих ангелов, превратив их в подземных демонов. На картине мы видим чудаковатые образы с крыльями, хвостами и различными отростками, которые покидают заоблачную высь. Но и человек не стал послушным, поддавшись змею искусителю с человеческим лицом. То, к чему привело это мир красочно показано в центральной части.

Дидактический, морализаторский характер триптиха несомненен. В нидерландской народной песне (около 1470 г.) рассказывается, как Бог сложил подобно копне сена всё, что есть на свете хорошего, в одну кучу, предназначив её на общее благо.

Однако каждый человек стремился забрать себе всё. Есть в этом и ещё один нюанс; поскольку сено товар дешёвый, оно символизирует никчёмность и ничтожность земных благ. Именно таков был аллегорический смысл изображений возов с сеном, появлявшихся после 1550 г. на фламандских гравюрах. Повозка с сеном участвовала в религиозных шествиях например, остались описания современников о том, как в 1563 г. дьявол «Лживый», в иерархии демонов «отвечающий» за ложь и обман, вёз по улицам Антверпена гружёную сеном телегу, за которой шли люди «разного звания», разбрасывая сено по мостовой в знак того, что все мирские блага ничто (каламбурно обыгрывая двойное значение фламандского слова «hooi» «сено» и «ничто»). «В конечном счёте, всё обернётся hooi» так звучал припев песни того времени.

Воз сена имеет ещё одно метафорическое назначение. В XVI в. «сено» несло в себе такие понятия, как «ложь» и «обман», а выражение «отвезти сена кому-либо» означало высмеять или обмануть его. На верху воза, изображённого на доске, которая находится в Прадо, музицирует синий (традиционный цвет обмана) демон. Босховская игра со словом «сено» полна смысловых подтекстов.

 

Стог сена символ земного богатства, которым хотя овладеть все, не гнушаясь воровством, убийством или хитростью. Все пороки прорисованы автором у подножия стога. Люди не думают, что за ними наблюдает Христос, каждый занят подлостями: монашки напиваются, простой люд набивает желудок и придается плотским утехам, только умудренный опытом старик показывает внуку картину мира, надеясь, что можно избежать искушений.

Внешние створки триптиха по мастерству исполнения уступают изображению на внутренних створках и были закончены, вероятно, подмастерьями и учениками Босха, хотя ему принадлежит общий композиционный замысел.

Занимая весь передний план, возникает фигура изнурённого, обтрёпанного немолодого человека с плетёным коробом за спиной; зловеще-мрачный пейзаж, окружающий его, неприветлив и вселяет тревогу. Слева внизу лежат череп и груда костей; по пятам за этим странником бежит, норовя укусить его, уродливая собачонка; мостки, на которые он собирается ступить, треснули и вот-вот подломятся. В отдалении видны разбойники, ограбившие другого путника и привязывающие его к дереву. Под другим деревом под звуки волынки пляшут крестьяне. На холме (на заднем плане) вокруг виселицы собралась толпа, а рядом виден высокий шест с укреплённым на конце колесом на нём было принято выставлять тела казнённых преступников.

Путь босховского пилигрима пролегает через враждебный и коварный мир, а все опасности, которые он таит, представлены в деталях пейзажа. Одни угрожают жизни, воплощаясь в образах разбойников или злобной собаки (впрочем, она может символизировать также и клеветников, чьё злоязычие часто сравнивали с собачьим лаем). Пляшущие крестьяне образ иной, моральной опасности; подобно любовникам на верху воза с сеном, они прельстились «музыкой плоти» и покорились ей. Босховский персонаж приводит на память «Обывателя» (в голландской литературе Elcerlij, в немецкой Jedermann), чьё духовное паломничество служило темой для многочисленных нравоучительных пьес того времени.

Триптих сохранился до нашего времени в двух версиях из Прадо и Эскориала. Обе версии неплохо сохранились, обе подверглись масштабной реставрации, а потому мнения учёных относительно того, какая из них оригинал, расходятся. Возможно, оба триптиха являются оригиналами. Но в любом случае изображения на внешних створках явно выполнены кистью кого-то из подмастерьев или учеников Босха.

О других шедеврах по тегу

Источник


Добавить комментарий