История Сано Фусако: девять лет плена

 

История Сано Фусако: девять лет плена Все началось 13 ноября 1990 года, когда в провинциальном городе Сандзё префектуры Ниигата в районе пяти вечера, по пути домой из школы, пропала девятилетняя

Все началось 13 ноября 1990 года, когда в провинциальном городе Сандзё префектуры Ниигата в районе пяти вечера, по пути домой из школы, пропала девятилетняя Сано Фусако. Когда дочь не вернулась домой в предполагаемое время, мать встревожилась и вечером того же дня обратилась в полицию. Уже на следующий день окрестности прочесывало 100 человек, еще через день 200, однако никаких зацепок отыскать не удалось. Местной полицией был организован специальный штаб по расследованию дела. Ареал поиска расширили до пригорода и окрестностей, проверялись грузовики и автомобили на междугородних трассах, осуществлялся ночной патруль улиц, тысячами распространялись листовки Безрезультатно. Полиция высказывала предположение, что девочка могла стать жертвой похищений японцев агентами КНДР (ряд подобных инцидентов действительно имел место быть в 70х-80х годах), однако никаких доказательств этой версии не нашлось. Дело так и оставалось нераскрытым на протяжении последующих девяти лет.
Пока в 2000 году врачи и санитары в городе Касивадзаки, прибывшие по просьбе пожилой женщины для осмотра ее сына (он начал проявлять агрессию по отношению к ней), не обнаружили в его комнате закутанную в одеяла истощенную, дезориентированную девушку с неровно подстриженными волосами. Всего несколько вопросов и стало понятно спустя девять лет и два месяца Фусако найдена. В частном доме в соседнем городе, в 55 километрах от места похищения! Что же с ней произошло Начнем с начала.
Похитителем оказался безработный хиккикомори (человек, ведущий затворнический образ жизни) Нобуюки Сато, живущий с пожилой матерью в двухэтажном частном доме. После окончания старшей школы он устроился на работу, но вскоре бросил ее из-за проблем с коммуникацией, и с тех пор он практически не выходил из своей комнаты на втором этаже, куда не пускал никого, в том числе и мать. Имел проблемы с психикой (ему были прописаны психотропные препараты) компульсивно-обсессивный синдром, проявление агрессии, мизогиния. На момент совершения преступления Нобуюки было 28 лет, и за полтора года до похищения Фусако, в 1989 году, он уже привлекался к суду за попытку совершения насильственных действий по отношению к другой девочке. В 1990 он все еще находился на испытательном сроке по этому делу, когда по пути домой заметил идущую по обочине дороги школьницу это и была девятилетняя Фусако Сано. Нобуюки после заявил, что девочка была очень милой, и ему захотелось, чтобы она жила с ним, а вокруг совсем никого не было. Похищение было быстрым и спонтанным.
Остановив машину, он подошел к девочке и, угрожая ей ножом, запихал в багажник. Подъехав к дому, где проживал с матерью, он связал девочку, завязал ей глаза, и через черный ход перенес в свою комнату на второй этаж так начались годы заключения Фусако. Первые несколько месяцев Нобуюки практически все время держал ее связанную на кровати, избивал за попытки закричать или слезы, угрожал убийством в случае попытки побега, после начал использовать для ее «воспитания» шокер (о том, было ли по отношению к Фусако совершено сексуальное насилие, в СМИ нигде не упоминалось вероятно, нет). Кормил Нобуюки девочку едой, которую готовила для него мать и готовыми блюдами из круглосуточных магазинчиков, довольно скудно, один-два раза в день. Постоянная неподвижность и плохо питание привели к тому, что Фусако вскоре обессилела и едва могла передвигаться самостоятельно что уж говорить о попытках побега.
Тем не менее, Нобуюки давал Фусако смотреть телевизор и слушать радио, читать, и часто разговаривал с ней на разные темы, так что после освобождения по умственному развитию Фусако практически не отставала от сверстников. Похититель, по его словам, считал девочку «другом»: на суде он заявил, что она была для него бесценным собеседником, он любил ее и не думал, что та не отвечает ему взаимностью (хотя неизвестно, были ли это искренние слова или же это говорилось в надежде на смягчение наказания).
Матери Нобуюки строго запрещал подниматься к себе на второй этаж, поэтому та оставалась в неведении (это подтвердилось в ходе расследование в комнате Нобуюки не нашли ни одного отпечатка пальцев его матери, да и пленница понятия не имела, что в доме еще кто-то живет), однако именно она стала случайной спасительницей Фусако. В 2000 году психическое состояние Нобуюки ухудшилось, и он начал проявлять по отношению к матери агрессию с физическим насилием (вплоть до использования шокера), так что она обратилась в медицинский центр, где врачи, посовещавшись, приняли решение о необходимости принудительной госпитализации мужчины (сам он наотрез отказывался от осмотра). Сотрудники общественного центра здоровья и психиатрии Касивадзаки префектуры Ниигата вломились в комнату на втором этаже Нобуюки оказал сопротивление, поэтому его пришлось скрутить и накачать успокоительным. Тут, в его комнате, на кровати в ворохе одеял, они и обнаружили худую, бледную, перепуганную девушку, непонятно, откуда там взявшуюся.
Для установления личности ее отвезли в больницу, где, немного придя в себя, она назвала свое имя и адрес и полицейский вспомнил это имя, которое еще несколько лет назад мелькало на листовках! Сано была истощена, страдала от проблем с позвоночником, ее ноги ослабли так, что она едва могла ходить но она была жива и в остальном невредима. Нобуюки после прохождения лечения в психиатрической клинике попал под суд (его приговорили к 14 годам лишения свободы), а Фусако вернули семье, где она начала заново учиться жить. В прессе высказывали предположения о том, что у Сано мог развиться так называемый «стокгольмский синдром» по отношению к похитителю, однако она решительно отрицала это, заявив, что не испытывает привязанности к Нобуюки, и не сбежала только из страха расправы и из-за истощения и слабости.
Это громкое дело имело большой общественный резонанс. Во первых, оно заставило еще раз обратить внимание на проблему хикикомори, среди которых могут быть люди с психическими проблемами, которые выпадают из поля зрения надзирательных органов. А во вторых, преступление послужило причиной целого шквала критики по отношению к полиции ведь девочку держали в соседнем городе, к тому же, похититель уже ранее привлекался за нападение на ребенка, тем не менее, нашли ее только спустя 9 лет и 2 месяца, и то фактически случайно.

История Сано Фусако: девять лет плена Все началось 13 ноября 1990 года, когда в провинциальном городе Сандзё префектуры Ниигата в районе пяти вечера, по пути домой из школы, пропала девятилетняя

История Сано Фусако: девять лет плена Все началось 13 ноября 1990 года, когда в провинциальном городе Сандзё префектуры Ниигата в районе пяти вечера, по пути домой из школы, пропала девятилетняя

 

История Сано Фусако: девять лет плена Все началось 13 ноября 1990 года, когда в провинциальном городе Сандзё префектуры Ниигата в районе пяти вечера, по пути домой из школы, пропала девятилетняя

История Сано Фусако: девять лет плена Все началось 13 ноября 1990 года, когда в провинциальном городе Сандзё префектуры Ниигата в районе пяти вечера, по пути домой из школы, пропала девятилетняя

История Сано Фусако: девять лет плена Все началось 13 ноября 1990 года, когда в провинциальном городе Сандзё префектуры Ниигата в районе пяти вечера, по пути домой из школы, пропала девятилетняя

История Сано Фусако: девять лет плена Все началось 13 ноября 1990 года, когда в провинциальном городе Сандзё префектуры Ниигата в районе пяти вечера, по пути домой из школы, пропала девятилетняя

Источник


Нет комментариев

  1. Колчина Ксюша

    Какой кошмар? бедный ребенок?

  2. Ужас и кошмар, ещё хуже, что родитель своего ребёнка, разрешил губить других. Мужчина уже привлекался, требовал лечения. И по факту на 9 лет мать закрыла глаза на происходящее в доме. И она виновата не менее в происходящем и только её жизнь стала под вопросом — она зашевелилась. И на ней таже отвественность. Не ругайте родители детей, но лучше монстра удушить подушкой, самолично. У нас сосед, с повреждённой головой и психикой. Агрессивен. Живёт через один дом, на даче. Должен сидеть на транквилизаторах, но запивает их пивом. В сильные срывы — перелазил на соседние участки: кому разбил окно, фонари, соседу в самое сложное обострение зашёл во двор и при детях (по 5 лет) снял трусы, а когда сосед (дедушка) попытался его выгнать с участка тот разбил ему челюсть. 2 метра роста! Лось просто. Вызывали милицию, собирали подписи — отец его почти согласился сдать в спец учреждение, а мать не дала. В итоге также сидит на улице. В этом году только на заборах висел и орал на всех матами. Пока без осложнений. Я более 6 лет не езжу на дачу по причине работы и другой скажем жизни, далёкой от отдыха, но помню, как жила там одна, и спала исключительно с ножом под подушкой. И считаю, даже не сколько проблема в нем, он больной человек, а вина в родителях, мамаше, которая свободно выпускает его прогуливаться на пляж и по улице, возможно и боится его, и несмотря на то, что может произойти, считает его важнее других.

Добавить комментарий