Ёптель

это не вероятно, но факт!

Жизнь как «Вольфенштайн», или Война Лео Мэйджора

 

Жизнь как «Вольфенштайн», или Война Лео Мэйджора 23 января 1921 года родился Лео Мэйжер (Leo Major), которого по сей день считают одним из величайших солдат канадской армии Над городком стелился

23 января 1921 года родился Лео Мэйжер (Leo Major), которого по сей день считают одним из величайших солдат канадской армии
Над городком стелился дым пожаров. С окраин доносился треск перестрелки. Эсэсовцы спешно грузились на автомашины и уезжали. Нацистский гарнизон продержался одну ночь. Невеликое достижение, особенно если учесть, что из городка их выбил один человек.
***
В 1921 году в семье бедного франко-канадского железнодорожника по фамилии Мэйджор родился очередной сын. Его назвали Лео. С детства он занимался тяжёлой и опасной физической работой, и к 18 годам уже показывал те качества, которые пригодятся на войне: храбрость, выносливость и инициативу.
Когда началась Вторая мировая и Канада объявила Германии войну, Лео Мэйджор сразу записался в армию добровольцем — он хотел, чтобы отец мог им гордиться. Однако парня не стали сразу же отправлять на фронт, а три года подряд усиленно тренировали по программе обучения полевых разведчиков. Времени и средств у союзников хватало, так что из Мэйджора и его товарищей за эти годы сделали великолепных бойцов.
Первые бои
В 1944 году союзники наконец-то высадились в Нормандии и Лео получил возможность показать всё, на что он способен.
Во время высадки Мейджор и его сослуживцы пытались зацепиться на участке «Джуно».
Хотя этот десант менее известен, чем выброска на пляже «Омаха», там канадцы столкнулись с теми же проблемами. Пляж был заминирован и обстреливался из пулемётов и миномётов.
Поддержку оказывал только бронированный бульдозер. Мэйджор сначала подорвал миной один из бункеров, а затем немецкое укрытие окончательно снесли тем самым бульдозером. Канадцы вшестером вломились в развалины укрепления и захватили дюжину фрицев. Так сын канадского железнодорожника получил боевое крещение.
Всего несколько дней спустя Лео с напарником отправились в разведку. И тут они показали качества, отличавшие их от простых пехотинцев. Мэйджор и его приятель обнаружили бронетранспортёр со смонтированной на нём пушкой и тут же решили его захватить.
Пока немецкий экипаж расслабленно покуривал, к заветной «коробочке» с двух сторон подбирались разведчики.
Мэйджор ранил водителя и ещё одного немца, пытавшегося схватиться за оружие. Остальных скрутили и заставили везти канадцев на позиции союзников. На подходе к передовой их, разумеется, обстреляли — тогда Мэйджор вылез наверх и начал размахивать руками.
Въехав на свои позиции, Лео вслух заметил, что англо-канадцы не умеют стрелять, но он не в обиде.
Вообще, Мэйджор никогда не забывал подчеркнуть свои французские корни. Подошедшему английскому офицеру он заявил, что это трофей не вообще канадской или британской армии, а конкретно Квебека.
Рано списывать со счетов
Всего через два дня удача отвернулась от Мэйджора. В дозоре около города Кан он наткнулся на немецкий патруль из пяти эсэсовцев. Эсэсовцев он перестрелял, но один из них успел кинуть гранату. Лео получил ожог лица и потерял левый глаз.
Врачи собирались комиссовать канадца, но тот взбрыкнул: «Я целюсь правым глазом, а с ним всё отлично!»
Доктора развели руками, подлатали Мэйджора и послали назад на передовую. Вскоре разведчик получил ещё одно тяжелейшее ранение. Его выкинуло из броневика взрывом. Лео сломал несколько рёбер, ноги и повредил позвоночник — но ухитрился оклематься и успел к своим главным битвам.
Собрать все ачивки
Осенью 44-го союзники вели бои в Нидерландах.
В промозглую октябрьскую ночь Мэйджор получил задание найти пятьдесят зомби. Так на жаргоне называли новобранцев. Их отряд заблудился в темноте и тумане. Канадец пошёл разыскивать пропавших, никого не нашёл, но до костей промок и замёрз.
Тогда он решил, раз уж всё так скверно получилось, напасть на ближайшую занятую противником деревню.
В деревне немецкий часовой лениво потянулся, готовясь сдать пост товарищу, и пропустил удар по голове. Мэйджор скрутил стража и заставил отвести его к офицеру. Ротный командир оказался чрезвычайно дисциплинированным. Как только на него наставили автомат, он немедленно разбудил своих подчинённых и сообщил, что они теперь в плену. После этого канадец во всю глотку заорал «Хэнде хох!» — и погнал ошарашенных со сна немцев к союзным позициям. Те сначала были уверены, что попали в плен крупному отряду, поэтому не сопротивлялись.
Вскоре глазам союзных командиров предстала безумная процессия — Мэйджор, конвоирующий сразу 90 эсэсовцев. Единственная поддержка, которой воспользовался Лео во время этого марша — прикрывший его в конце пути союзный танк. Но главный успех ждал его впереди.
Весной 1945 года Лео Мэйджор и его друг Вилли Арсено отправились на разведку в голландский город Зволле. Во время освобождения городка им должны были помочь местные отряды сопротивления, но, как часто бывает, они скорее были готовы давать укрытие и служить проводниками. Мэйджор с маниакальной тщательностью изучил карту города и мог ориентироваться там даже с закрытыми глазами.
Двое солдат проникли в Зволле, увешанные огромным количеством боеприпасов. Несколько часов они вели разведку, но вскоре часовой обнаружил Арсено и застрелил. Мэйджора охватила ярость, и он внёс в план коррективы.
В его распоряжении были два мешка патронов и гранат, так что возможностей устроить личную войну в Зволле хватало.
Разведчик поймал офицера, отобрал у него оружие и велел сообщить всем: город скоро атакуют огромные силы, так что немцам лучше уйти самостоятельно. От пленного Мэйджор узнал, где находится местное отделение гестапо и позиции войск. Для начала он ворвался в штаб эсэсовской части и убил четырёх человек одной очередью, а затем подпалил здание. Далее побежал в другой конец города, по пути устраивая засады на патрули.
В три ночи Лео вошёл в здание гестапо с трофейным немецким автоматом наперевес, как обычно, убил всех, а само здание поджёг.
Примерно 10 раз за ночь он захватил группы из 8-10 немецких солдат, вывел их из города и передал французско-канадским войскам, ожидающим в окрестностях. После перевода заключённых он вернулся в Зволле, чтобы продолжить штурм.
Немцы решили, что на город обрушилась масштабная атака коммандос, и начали неорганизованно покидать Зволле.
Под утро Мэйджор нашёл нескольких местных подпольщиков, сообщил им, что город взят, попросил предупредить об этом союзников, а сам поехал в расположение своей части на машине, объявил о победе и лёг спать.
Разбудили его только для торжественной церемонии с участием мэра. Вместо массированного артобстрела и штурма город освободил один человек. Пострадали только пара подожжённых им зданий и гордость эсэсовцев.
После Второй мировой Мэйджор ещё поучаствовал в Корейской войне, где тоже показал себя с наилучшей стороны.
Его дальнейшая жизнь была простой и счастливой. Но кампанию последнего года мировой войны в Европе он прошёл не хуже, чем персонаж «Вольфенштайна», собирая оружие и ачивки по дороге.

 

Источник