Жуткое приключение на ночном кладбище

 

Жуткое приключение на ночном кладбище Вспомнился вот еще один случай из деревенской молодости. Мне было тогда лет 16 и жил я у бабушки в деревне на летних каникулах. В те годы многие отправляли

Вспомнился вот еще один случай из деревенской молодости. Мне было тогда лет 16 и жил я у бабушки в деревне на летних каникулах. В те годы многие отправляли детей на все лето в деревню.
На дворе стояли «святые» 90-е и родителям, скорее всего так было легче, и финансово и не надо было постоянно приглядывать за нами. Криминогенная обстановка в городах той поры была очень непростой, а в деревне все на виду, все друг друга знают, а любой чужак сразу бросается в глаза.
Нам тоже в деревне нравилось, контроля за нами было гораздо меньше и чувствовали мы себя гораздо свободнее. Достаточно было сказать, что мы посидим на выгоне, у клуба или порыбачим на речке и свалить на всю ночь без всяких распросов и допросов.
Деревня наша шла вдоль реки, отделенная от нее заливным лугом, а на холме с другой стороны было кладбище.
А еще был в нашей компании Вася, тоже из города и, говоря современным языком, страшный понторез.
Как-то поспорили мы с Васей, что он просидит на кладбище один с полуночи и до первых петухов. Сказано — сделано. Следующей ночью мы все собрались на кладбище.
Точнее на кладбище отправился Вася, а мы стали под холмом, там был неплохой шалаш (вроде как пастуший), где мы и разбили свой лагерь.
Развели костер, пекли в нем картошку, жарили на прутках грибы, сало с помидорами. Кто-то принес свистнутого из дома самогона. В общем было весело.
Васю же перед этим мы отвели в самый центр кладбища и усадили на какую-то лавку, сказав, что вернемся с петухами.
Вася зачем-то одел дедову плащ-палатку и взял с собой топор. От кого он им отмахиваться собрался мы так и не поняли, но дело хозяйское.
Сидим мы у костра, травим жуткие байки, немного выпиваем, едим печеную картошку с жареным салом и ни о чем таком не думаем.
Времени было начало второго ночи и тут прямо в холма несется на нас бледный Вася, растрепаный, без плащ палатки, глаза выкачены на лоб.
Времени было начало второго ночи и тут прямо в холма несется на нас бледный Вася, растрёпанный, без плащ палатки, глаза выкачены на лоб.
В общем кое-как привели его в чувство, налили самогону, он немного успокоился и рассказал жуткую историю.
Сидел он на лавочке, никого не трогал, время тянулось медленно и вот захотелось справить ему небольшую, но весьма неотложную нужду.
Встает он и понимает, что кто-то держит его за полу плащ-палатки. Он дернул ее на себя — не отпускает. Оглядываться страшно, мало ли чего там может быть.
Про топор наш Вася как-то не вспомнил, кое как выскочил из верхней одежды и припустил не оглядываясь куда подальше.
Это при свете дня подобная байка не особо производит впечатление, но когда на дворе глухая ночь, а прямо выше тебя на холме стоят могильные кресты, то становится как-то не по себе.
Простота и незамысловатость истории наоборот придают ей реализма. Ну скажи он, что топором отмахивался от зомби, ну кто бы ему поверил
В общем свернули мы наш лагерь и разошлись по домам. Собрались уже утром, даже ближе к обеду и решили сходить проверить что же это такое было.
Поднялись мы на кладбище, нашли ту самую лавочку и что мы видим…
Лежит на ней плащ-палатка, одна пола которой прибита к лавке топором. Оказывается Вася воткнул топор рядом с собой в лавку ненароком прибил к ней полу плащ-палатки. А дальше… Ну у страха глаза велики…
Только вот смеяться мы над ним не стали. И место к смеху не располагает, да и случается ведь всякое. Это днем, при свете солнца, все храбрые. А ночью, одному, среди могил
И почему-то вспоминать про этот случай мы не очень любили и больше таких дурацких споров не устраивали.

 

Источник


Добавить комментарий