Как советский боевой пловец спас Хрущева

 

как советский боевой пловец спас хрущева в мае 1956 года британское адмиралтейство сделало странное заявление: «некто по собственной инициативе предпринял авантюрную затею — обследовать днище

В мае 1956 года британское Адмиралтейство сделало странное заявление: «Некто по собственной инициативе предпринял авантюрную затею — обследовать днище крейсера «Орджоникидзе». Дилетантизм дорого обошёлся ему. Система подачи кислорода не выдержала чрезмерных нагрузок и разгерметизировалась. Любитель-аквалангист погиб». Что же произошло на самом деле той весной в военной гавани Портсмута

А произошло следующее. 18 апреля 1956 года отряд советских военных кораблей в составе флагмана крейсера «Орджоникидзе» и двух эсминцев — «Смотрящий» и «Совершенный» — прибыл в Туманный Альбион по приглашению британского правительства.

Дружеский визит

Визит был государственным — на его борту находились Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв и Председатель Совета министров СССР Н.А. Булганин. Известно, что Никита Сергеевич был политиком эпатажным, поэтому включил в состав делегации известных учёных — И.В. Курчатова и А.Н. Туполева. Наверное, чтобы похвастаться: вот этот создал «ядерную дубинку», а этот нашёл решение, как с помощью стратегических бомбардировщиков доставить атомную бомбу, например, в Великобританию. А ещё для чего-то прихватил Председателя КГБ СССР И.А. Серова.

Но только высший командный состав знал, что на борту находятся ещё несколько человек, включённых в табель корабля непосредственно перед походом. «Старшие матросы», единственные, кто имел это звание на корабле, ни к одной из боевых частей на самом деле приписаны не были. Это были боевые пловцы специального подразделения «Барракуда», и в их числе находился один из главных героев нашего повествования — Эдуард Кольцов, окончивший Специальную школу особого назначения Главного разведывательного управления МО СССР. Именно на этих «подводных коммандос» службы ПДСС (противодиверсионные силы и средства) была возложена задача предотвратить возможные диверсии в акватории гавани.

Впрочем, ничто не предвещало появления экстренных ситуаций: «хлеб-соль» в виде фуршета на палубе с угощением приглашённых чёрной икрой, балыком под водочку, «Калинка-малинка» в исполнении струнного квартета. Ближе к полуночи довольные гости стали расходиться. Крейсер, казалось бы, погрузился в сон. Но это была видимость — в недрах корабля бодрствовали те, на кого была возложена обязанность обеспечения безопасности. В их числе были и вахтенные, внимательно наблюдающие за пирсом, а также за водной поверхностью, и гидроакустическая группа, контролирующая обстановку в подводной части акватории гавани.

Незваный гость

И вот в два часа ночи гидроакустик доложил: по правому борту зафиксированы посторонние шумы. Реакция была мгновенной: с левого борта был спущен штормтрап, по которому неслышно скользнул в воду «старший матрос» Кольцов. Погрузившись, он осторожно обогнул корму и замер. Несмотря на глубокую ночь, некоторая видимость все же была, поскольку лампы мощных фонарей на причале просвечивали воду на несколько метров. И вот в этой полутьме пловец различил силуэт аквалангиста, копошившегося около борта, аккурат возле места, где располагались погреба с боезапасом. Радиосвязи со своими у Кольцова не было, поэтому пришлось действовать в соответствии с инструкцией. Мгновенно оценив обстановку на предмет нахождения поблизости второго страхующего диверсанта, пловец ушёл на глубину и оттуда начал стремительное всплытие. Расчёт оказался верным: внезапность атаки не давала незваному гостю никаких шансов для сопротивления.

Одним ударом ножа Кольцов перерезал и дыхательный шланг, и горло противника, успев разглядеть, что тот был маленького роста, а на его лице вместо маски почему-то были очки ныряльщика, причём с диоптрическими линзами вместо стёкол. После того, определив направление течения по увлекаемой им крови, сильным толчком отправил труп в свободное плавание. Теперь предстояло разобраться с «подарком», который диверсант прикрепил к днищу корабля. Да, с первого взгляда было ясно, что это магнитная мина, скорее всего, с часовым механизмом. Но поскольку не было известно, на какое время был поставлен взрыватель, то Кольцов лезвием ножа открепил её от борта и оттранспортировал в дальнюю часть бухты, запрятав её в гору скопившегося придонного мусора. Сработала ли она, и если да, то когда, осталось тайной. Естественно, что о происшествии доложили Хрущёву, и он на следующий день во время торжественного приёма в честь советской делегации со свойственной ему прямотой спросил первого лорда британского Адмиралтейства: «А что это за пловец нырял ночью вокруг нашего крейсера». Лицо адмирала пошло багровыми пятнами, и он пробурчал что-то нечленораздельное. Англичане поняли, что их затея провалилась, и на следующий день в газетах появился маловразумительный комментарий, с которого я начал рассказ. В результате в условиях «холодной войны» вместо потепления отношения между двумя странами понизились ещё на один градус. Отважный моряк дал подписку о неразглашении сроком на пятьдесят лет, а секретным указом был награждён орденом Красной Звезды.

 

Крэбб или ие Крэбб

А что же англичане Они, сразу же засекретив все материалы, касающиеся этого дела, на сто лет, стали лихорадочно размышлять о судьбе пропавшего боевого пловца. Выдвигалась даже версия, что его захватили в плен и на борту крейсера тайно отправили в СССР.

Но уже спустя месяц рыбаки выловили в Портсмутской бухте тело человека, облачённого в костюм аквалангиста. Точнее, то, что от него осталось, поскольку голова отсутствовала, а над плотью серьёзно поработали рыбы, поэтому даже бывшая жена его не опознала.

Тем не менее, появился некролог, в котором сообщалось о трагической гибели во время испытания новейшего подводного снаряжения коммандера (капитана 3-го ранга) 48-летнего Лайонеля Крэбба. В истории тайных операций он был личностью известной. Тщедушный, со слабыми лёгкими и зрением, в годы Второй мировой войны он всё-таки добился перевода с должности флотского писаря на бойца секретного подразделения подводных диверсантов.

И, надо сказать, что британское Адмиралтейство не пожалело о сделанном выборе. На счету диверсанта за время боевых действий в районе Гибралтара оказалось несколько крупных побед. Действуя в составе группы, он оказался причастным к потоплению в 1943 году итальянского лёгкого крейсера «Ульпио Трайяно» и крупнотоннажного грузового судна в порту Триполи. А спустя год добычей британских боевых пловцов в порту Специя стал и тяжёлый крейсер «Больцано».

После окончания войны, по просьбе Крэбба, ему передали под покровительство уцелевших итальянских подводных диверсантов из группы князя Боргезе. Более того, есть мнение, что коммандер вместе с ними провёл диверсию на севастопольском рейде, в результате чего был потоплен линкор «Новороссийск».
А теперь перед асом была поставлена новая задача — вплотную заняться новейшими советскими крейсерами проекта 68-бис.

Дело в том, что за год до описываемых событий с дружеским визитом в Портленд прибыл отряд кораблей во главе с крейсером того же проекта «Свердлов», что вызвало лёгкую панику в Адмиралтействе. Дело в том, что по причине плохих погодных условий флагман в тумане отклонился от истинного курса при выходе из пролива Бельт и благополучно прошёл через песчаную банку, расположенную на глубине всего четырёх метров! В результате британцы приняли ошибку за «русский секрет» и приказали Крэббу обследовать подводную часть крейсера, что тот, по-видимому, осуществил.

Скорее всего, при заходе в гавань «Орджоникидзе» эксперты решили уточнить полученные ранее технические сведения. Стоит заметить, что, готовясь к последнему в своей жизни погружению, Крэбб уволился с военной службы и уже в качестве частного лица появился в Портсмуте в компании с неким мистером Смитом.
Впоследствии дотошные британские журналисты идентифицируют его как кадрового сотрудника ЦРУ. Так что, вполне возможно, именно американцы руками своих коллег намеревались если не обезглавить политическую верхушку СССР, то хотя бы внести определённую сумятицу на мировой политической арене, а во взрыве обвинить «блуждающую мину» времён войны, сорвавшуюся во время шторма с якоря.

Источник


Добавить комментарий