Ёптель

это не вероятно, но факт!

Как советский хоккей ошеломил Канаду

Как советский хоккей ошеломил Канаду Ровно 50 лет назад, 28 сентября 1972 года, завершилась знаменитая первая Суперсерия матчей между хоккейными сборными СССР и Канады. Эта серия игр перевернула

Ровно 50 лет назад, 28 сентября 1972 года, завершилась знаменитая первая Суперсерия матчей между хоккейными сборными СССР и Канады. Эта серия игр перевернула хоккейный мир. Несмотря на общую победу канадцев, Суперсерия доказала силу советского хоккея – после нее «Красной машины» боялись все.
До 1972 года профессионалы из НХЛ лишь изредка встречались с советскими хоккеистами – и это были единичные случаи. В Суперсерии также смогли принять участие не все звезды Канады – не было, например, знаменитого Бобби Халла. Дело в том, что Халл и несколько других звезд подписали контракты с клубами только что созданной Всемирной хоккейной ассоциации (ВХА). И в сборную НХЛ их не взяли, несмотря даже на просьбу премьер-министра Канады.
В советской команде тоже была одна потеря. Главный тренер Всеволод Бобров разругался с лучшим бомбардиром сборной Анатолием Фирсовым и не взял того в Канаду.
Первая игра началась шквалом атак «кленовых листьев», которых бешено поддерживали болельщики. Уже на 30-й секунде лучший игрок Канады Фил Эспозито добил в ворота шайбу, отбитую Третьяком. Канадцы продолжали атаковать и на 7-й минуте забросили еще. Но советские хоккеисты не дрогнули: играя в свой фирменный красивый комбинационный хоккей, вскоре они сравняли счет усилиями Евгения Зимина, а затем в меньшинстве Борис Михайлов и Владимир Петров убежали в контратаку – и последний сравнял счет. Канадские зрители озадаченно притихли.
Перед началом матчей многие канадские болельщики и даже эксперты были уверены в легкой победе со счетом 8:0. Считалось, что советским хоккеистам не достает мощи, а слабейшее звено – 20-летний вратарь Владислав Третьяк. Но так думали не все – тренеры канадцев опасались скоростных игроков сборной СССР. Первый матч состоялся 2 сентября в Монреале. Жители Северной Америки смотрели матч в прямой трансляции, тогда как в СССР из-за разницы во времени игру показали в записи.
Второй период стал бенефисом Валерия Харламова. Уникальная техника звезды советского хоккея раз за разом ставила в тупик мощных защитников Канады. Харламов забросил две шайбы в ворота голкипера Кена Драйдена – и в итоге был признан лучшим игроком встречи.
Третий период снова начался атаками «родоначальников хоккея», которые отквитали одну шайбу – 3:4. Но дальше голы праздновала только «Красная машина» – Михайлов, Зимин и Александр Якушев установили общий счет 7:3 в пользу СССР.
Это был шок для всей Канады и праздник для Советского Союза. Владелец команды «Торонто Мейпл Лифс» предложил Харламову миллион долларов за переход в его клуб, но естественно получил отказ.
Второй матч в Торонто сборной СССР откровенно не удался. Канадцы жаждали реванша и действовали сверхжестко, а американские арбитры судили слишком лояльно для хозяев. Харламов в одном из эпизодов возмутился решением судьи и получил 10-минутный штраф.
Кроме того, как потом признался Якушев, команду после победы в первой игре захлестнули эмоции: «Настроиться на следующую игру было сложно. Мы многое выплеснули в стартовой встрече». В итоге 4:1 в пользу Канады, и это при отличной игре Третьяка, отразившего 32 броска и признанного лучшим в советской команде.
Третий матч проходил в Виннипеге. Канадцы действовали в своей любимой манере, забрасывая шайбу в углы площадки и навязывая сопернику борьбу на каждом метре. «Кленовые листья» все время вели в счете, но советская команда блестяще использовала контратаки, невзирая даже на численное меньшинство. Так дважды отличились Петров и Харламов. Матч завершился вничью 4:4, а лучшим у СССР вновь стал Третьяк (34 отраженных броска).
Четвертая игра в Ванкувере стала лучшей для нашего голкипера – Владислав отразил 38 бросков.
Канадские зрители буквально влюбились в Третьяка – они впервые увидели в его исполнении советскую манеру игры на коленях. В этом матче советская команда больше атаковала и заслуженно победила 5:3. Дублем и результативной передачей отметился Михайлов, по два очка у Харламова и Петрова.
Команда Всеволода Боброва выиграла канадскую часть Суперсерии, и тут уже канадцы не могли оправдаться недооценкой соперника. Они просто сыграли хуже и закономерно проиграли более сильной команде. «После того, что русские сделали с нами в нашей игре здесь, в Канаде, боюсь, в спорте не осталось ничего святого, – заметил канадский нападающий Фрэнк Маховлич. – Если их кто-нибудь познакомит с американским футболом, они через два года разгромят «Далласских ковбоев» и выиграют первый приз».
Болельщики подвергли игроков сборной Канады жесткой критике и даже освистывали их с трибун, чем невероятно злили звезд НХЛ. «Эти русские – великие хоккеисты. Почему бы вам не оценить их по достоинству и не прекратить осыпать нас обвинениями» – спрашивал Фил Эспозито.
Понятно, что перед серией игр в Москве настроение в командах было совсем другим. Канадцы должны были биться за свой престиж и ради этого готовы были на всё. Тем временем советские хоккеисты неожиданно для себя стали кумирами всего СССР. К такой славе многие оказались не готовы.
Пятый матч состоялся во Дворце спорта «Лужники» в присутствии генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Брежнева. Канадцев поддерживали 3000 болельщиков, прибывших из-за океана и легко перекрикивавших скромную советскую публику. Канадцы быстро открыли счет и в середине второго периода вели 3:0, но затем попытались сыграть на удержание счета и за это поплатились. Сборная Боброва одержала третью победу в серии (5:4) и была очень близка к итоговому триумфу.
В следующей игре «кленовые листья» переключили тумблер жесткости на максимальное значение – теперь они действовали местами грязно и грубо. В одном из эпизодов защитник Бобби Кларк нанес тяжелую травму Харламову, ударив того клюшкой в область травмированной ранее лодыжки. Лидер атак сборной СССР выбыл из строя до заключительного матча серии. Без Харламова советские хоккеисты уступили и в этом, и в следующем матче, несмотря на четыре набранных очка Якушева (три гола плюс результативная передача).
В решающей восьмой встрече 28 сентября Харламов все-таки вышел на лед, но был малозаметен. СССР быстро открыл счет – большинство реализовал Якушев. Но вскоре численное преимущество получила Канада, и советская команда не удержала Эспозито – 1:1. Команды отвечали атакой на атаку, и события развивались очень быстро – 2:2 после первого периода. Во втором периоде советские игроки забросали канадцев и закономерно повели 5:3. Казалось бы, вот она – победа.
Что случилось с командой Боброва в третьем периоде, трудно сказать. Она пыталась сыграть на результат, и это обернулось провалом. «Кленовые листья» смяли сборную СССР и забросили одну за другой три шайбы. Шестую и победную за 34 секунды до финальной сирены запихнул в ворота Третьяка Пол Хендерсон.
Так сборная Канады сумела продемонстрировать то, что сейчас известно всем – она не сдается никогда. А советская команда, пусть и уступила в итоге, навсегда покорила болельщиков по всему миру своим стилем и невероятно привлекательной манерой игры.
Значение Суперсерии было огромно. И СССР, и Канада после нее стали играть в другой хоккей. Канадцам пришлось добавлять в комбинационном и скоростном хоккее, а советским игрокам – в силовой борьбе. Осознав, какой это невероятный опыт, клубы НХЛ много раз после этого приглашали к себе советские команды. Ну а с падением железного занавеса в НХЛ хлынул поток российских хоккеистов, которых с каждым годом становится все больше. В Северной Америке мастерство русских хоккеистов после Суперсерии 1972 года никогда не подвергалось сомнению.

Источник