Ёптель

это не вероятно, но факт!

Крымские татары во Время Великой Отечественной войны и почему Сталин решил их депортировать.

 

Крымские татары во Время Великой Отечественной войны и почему Сталин решил их депортировать. Призванные в Красную армию крымские татары массово дезертировали. «20 тысяч крымских татар

Призванные в Красную армию крымские татары массово дезертировали. «20 тысяч крымских татар (практически весь призыв с начала войны.) дезертировали в 1941 году из 51 армии при отступлении её из Крыма», отмечалось в докладной записке замнаркома внутренних дел СССР Серова на имя наркома внутренних дел, члена Государственного комитета обороны (ГКО) Лаврентия Павловича Берии.
Фельдмаршал Эрих фон Манштейн: «большинство татарского населения Крыма было настроено весьма дружественно по отношению к нам Татары сразу же встали на нашу сторону Ко мне прибыла татарская депутация, принёсшая фрукты и красивые ткани ручной работы для освободителя татар «Адольфа Эфенди».
По сведениям Главного командования германских сухопутных войск от 20 марта 1942 года, для службы в Вермахте завербовали около 10 тыс. добровольцев. К тому же: «По данным татарского комитета старосты деревень организовали ещё 4000 чел. для борьбы с партизанами. Кроме того, наготове около 5000 добровольцев для пополнения сформированных воинских частей можно считать, все боеспособные татары учтены».
По другой информации с октября 1941 года было начато создание добровольческих формирований из представителей крымских татар рот самообороны, главной задачей которых была борьба с партизанами. До января 1942 года этот процесс шёл стихийно, но после того, как вербовка добровольцев из числа крымских татар была официально санкционирована Гитлером, решение этой проблемы перешло к руководству айнзатсгруппы «D». В течение января 1942 года было завербовано более 8600 добровольцев, из числа которых было отобрано 1632 человека для службы в ротах самообороны (было сформировано 14 рот). В марте 1942 года в ротах самообороны служило уже 4 тыс. человек, а ещё 5 тыс. человек находились в составе резерва.
Но на этом приток татарских добровольцев не иссяк. В ноябре 1942 года немцы начали дополнительный набор добровольцев в ряды германской армии. К весне был сформирован охранный батальон «Шума» (Schutzmannschaft Bataillon) и еще несколько батальонов находилось в состоянии формирования. Таким образом, все, кто дезертировал из Красной армии, оказался в рядах Вермахта и активных пособников фашистов. Более 20 тысяч военнослужащих из числа 200 тыс. населения считается нормой всеобщей мобилизации.
Не было татарской семьи, чей бы мужчина призывного возраста не служил делу Адольфа-эфенди. Причем служил с благословения своих старших родственников. И по-другому не могло быть в патриархальных семьях татар. В татарской газете «Азат Крым» («Свободный Крым»), издававшейся в годы оккупации, хвастливо утверждалось, что не 10%, а 15% крымских татар являются активными помощниками новых властей.
Есть удивительные, ярко комментирующие те события данные. Так, в чисто крымско-татарской деревне Коуш в Красную Армию было призвано 130 человек, из них 122 после прихода немцев вернулись домой. В деревне Бешуй из 98 призванных вернулись 92 человека.
Вот еще выдержки из одного документа для полноты картины — поздравления членов Симферопольского мусульманского комитета Гитлеру с днем рождения 20 апреля 1942 года:
«Освободителю угнетенных народов, верному сыну германского народа Адольфу Гитлеру.
Мы, мусульмане, с приходом доблестных сынов Великой Германии с первых же дней, с Вашего благословения и в память нашей долголетней дружбы, стали плечом к плечу с германским народом, взяли в руки оружие и клялись, готовые до последней капли крови сражаться за выдвинутые Вами общечеловеческие идеи — уничтожение красной еврейско-большевистской чумы без остатка и до конца…
…В день Вашего славного юбилея шлем Вам наш сердечный привет и пожелания, желаем Вам много лет плодотворной жизни на радость Вашего народа, нам, крымским мусульманам и мусульманам Востока».
Подобные славословия фашистским извергам повторяются в изобилии и в тогдашних национальных СМИ. Скажем, «Азат Крым» («Свободный Крым»), издававшийся с 11 января 1942 года до самого окончания оккупации, писал 20 марта 1943 года:
«Великому Гитлеру — освободителю всех народов и религий — мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду! Да благодарит тебя Господь, наш великий господин Гитлер!»
Еще цитата:
«Весь татарский народ ежеминутно молится и просит Аллаха о даровании немцам победы над всем миром. О, великий вождь, мы говорим Вам от всей души, от всего нашего существа, верьте нам! Мы, татары, даем слово бороться со стадом евреев и большевиков вместе с германскими воинами в одном ряду!»
Газета «Азат Крым» («Освобожденный Крым») от 10 марта 1942 года.
После разгрома 6-й немецкой армии Паулюса под Сталинградом Феодосийский мусульманский комитет собрал среди татар в помощь германской армии один миллион рублей.
Можно приводить тысячи примеров зверств крымских татар. Причем иногда даже немцы и итальянцы, захватившие Крым, были вынуждены тормозить их непомерную, даже для гитлеровцев, жестокость. Крымцы захватывали и сжигали заживо советских парашютистов, партизан. Есть документы, подтверждающие эти факты. Так, в Судакском районе в 1942 году группой самообороны татар был ликвидирован разведывательный десант Красной Армии, при этом самооборонцами были пойманы и сожжены живьем 12 советских парашютистов.
4 февраля 1943 года крымско-татарские добровольцы из селений Бешуй и Коуш захватили четырех партизан из отряда Муковнина. Партизаны были исколоты штыками, уложены на костры и сожжены. Особенно обезображенным оказался труп казанского татарина Киямова, которого каратели, видимо, приняли за своего земляка. То есть изменника в их борьбе с Красной Армией.
Вот цитата из докладной записки заместителя начальника особого отдела Центрального штаба партизанского движения Попова от 25 июля 1942 г.:
«Участники партизанского движения в Крыму были живыми свидетелями расправ татар-добровольцев и их хозяев над захваченными больными и ранеными партизанами (убийства, сжигание больных и раненых). В ряде случаев татары были беспощаднее и профессиональнее палачей-фашистов».
Практиковалась тактика разминирования дорог, когда под крымско-татарским надзором толпу заключенных заставляли прочесывать минные заграждения.
2 июля 1942 года в ходе боёв за Севастополь советский катер получил пробоины и был вынужден пристать к берегу возле Алушты. Солдаты и моряки с катера в ходе боя с крымско-татарскими коллаборационистами (скорее всего, это была татарская «самооборона») были пленены. Пленных начали расстреливать, и только подоспевшие итальянские моряки спасли пленных.
Некий В. Мищенко был пленён в ходе боёв за Севастополь, и летом 1942 года прошёл в колонне пленных до лагеря военнопленных «Картофельный городок», который располагался в пределах Симферополя. Он выжил, и по его словам, из трёх тысяч человек в этой колонне до лагеря дошла только половина. Остальные были расстреляны по пути конвоем, состоящим из немцев и их пособников — татар.
Пленный краснофлотец-радист, Н. А. Янченко, из учебного отряда Черноморского флота рассказывал:
«4 июля попал в плен По дороге нас конвоировали предатели из татар. Они били дубинками медперсонал. После тюрьмы в Севастополе нас конвоировали через Бельбекскую долину, которая была заминирована. Там очень много погибло наших красноармейцев и краснофлотцев. В Бахчисарайском лагере набили нас, яблоку негде упасть. Через три дня погнали в Симферополь. Сопровождали нас не только немцы, но и предатели из крымских татар. Видел один раз, как татарин отрубил голову краснофлотцу».
Лейтенант И. П. Михайлик, командир истребительного батальона из 20-й авиабазы ВВС ЧФ вспоминал:
«нам объявили, что раненым, которые могут идти, разрешается идти в общей колонне, но если кто отстанет, то будет расстрелян. Так оно и было на всём пути до Бальбека На Бальбеке немец-переводчик объявил, чтобы комиссары и политруки вышли в указанное место. Затем вызвали командиров. А в это время предатели из крымских татар ходили между пленными и выискивали названных людей. Если кого находили, то сразу уводили и ещё человек 15-20, рядом лежавших».
Опьянённые властью пронемецки настроенные руководители Бахчисарайского и Алуштинского мусульманских комитетов (создание таких органов — очередная немецкая поблажка) в порядке личной инициативы предложили немцам попросту уничтожить всех русских в Крыму. Напомню, что к началу Великой Отечественной войны татарское население Крыма составляло 218,18 тысячи человек менее 20% от всего населения Крыма (русских около 50%, украинцев 13,7%). Такие этнические чистки были проведены в двух деревнях Бахчисарайского района силами татарской «самообороны». Однако немцы не поддержали инициативу — война ещё не окончилась, да и русских было слишком много.
Любопытны данные по национальному составу крымских партизан. На 1 июня 1943 года (в наиболее тяжелый период оккупации) в партизанских соединениях на полуострове насчитывалось 262 человека, из которых 145 русских, 67 украинцев и внимание! 6 татар. Да и те не простые селяне, а начальствующий состав Крымской АССР.
Когда Красная армия в начале апреля 1944 ворвалась в Крым, настроения среди татарской общественности несколько переменились. Желающих встать в ряды советских партизан заметно прибавилось в народные мстители записался 391 человек (славян в партизанах было уже более 2,5 тысячи). Однако то был мизер. Основная масса мужчин призывного возраста ушла вместе с отступающими немецкими войсками. По немецким сведениям, в январе 1945 года в вооруженных силах Германии, в основном в СС, еще усердно воевали более 10 тысяч крымских татар, т.е. фактически, даже на тот победоносный для нас период, в наших отцов и дедов стрелял каждый пятый взрослый крымский татарин.
За время немецкой оккупации татарские полицейские части собрали для угона в Германию более 50 тысяч русских жителей Крыма! Плюс нечеловеческие злодеяния, которые они творили по отношению к своим соседям. Что с ними за это сделали бы в 1945-м вернувшиеся из Берлина крымчане-фронтовики отцы, братья и сыновья растерзанных ими, отданных в рабство советских граждан! От крымских татар ничего бы не осталось.
Поэтому депортация была вынужденной мерой, направленной в том числе на сохранение этого народа.
Практики депортации в других странах.
Во время той же Второй мировой, только раньше — в 1941 году, через пару месяцев после Перл-Харбора, американцы совершенно спокойно депортировали во внутренние районы страны и посадили в концлагеря около 200 тысяч своих граждан японского, немецкого и итальянского происхождения. Японцам вменялось, знаете что То, что они высаживают в Калифорнии цветочные клумбы специально рядом с военными объектами, чтобы их рассекретить, а на Гавайях вырубают сахарный тростник специальным образом, в виде гигантских стрелок, направленных в сторону авиабаз США, для сигналов японским летчикам! Пару месяцев назад были слушания в конгрессе США, где выступали дети репрессированных американских граждан немецкого и итальянского происхождения. Так там одна женщина рассказывала, мол, ее отец сел на много лет только за то, что сказал: при Гитлере в Германии построили хорошие дороги! Кстати, в те же годы была вообще безумная практика захвата японцев американцами. Массово, семьями по всей Латинской Америке. Их помещали в концлагеря и содержали для будущего возможного обмена на американских военнопленных.
Был такой случай. Ожидая нападения японцев на Алеутские острова, в 1941 году американцы сочли неблагонадежными эскимосов и немедленно вывезли всех — 400 с небольшим человек — ни в чем не повинных аборигенов в пустыню Канзаса.
Слова представителей крымских татар в наше время.
«Напомним, что 10 декабря 2012 года на митинге в Симферополе, посвященном Дню защиты прав человека, Заир Смедляев заявил, что не видит ничего плохого в том, что под флагом фашистской Германии воевали крымские татары».
Выводы:
1. Крымские татары массово сотрудничали с германскими фашистами в разных формах, от словесной поддержки или участия в расстрелах до предложения «уничтожить всех русских в Крыму».
2. Депортация крымских татар была ответной вынужденной мерой Советского правительства для обеспечения порядка в Крыму во время войны и сохранения татарского народа.

 

Источник