Знакомьтесь. Наш новый доктор. Доктор опытный. На скорой семь лет. Теперь будет работать на нашей станции

 

Знакомьтесь. Наш новый доктор. Доктор опытный. На скорой семь лет. Теперь будет работать на нашей станции, — заведующая чуть не силком поставила перед аудиторией нового

— Знакомьтесь. Наш новый доктор. Доктор опытный. На скорой семь лет. Теперь будет работать на нашей станции, — заведующая чуть не силком поставила перед аудиторией нового врача.

Мужская половина аудитории сдержанно, но дружелюбно поприветствовала новичка, а женская половина смены восторженно заохала, увидев симпатичного статного мужчину лет тридцати пяти, смутившегося и покрасневшего, как юнец.

— Тихо. Все попытки обольстить доктора будут пресекаться. Замир Каранович человек семейный и ничего лишнего себе не позволяет. Жена красавица, дети умницы. К тому же Замир Каранович до скорой работал гинекологом. Так что и с этой стороны ничего нового вы ему не откроете. Пятиминутка окончена.

***

— А на скорую как занесло

Фельдшер уже месяц чувствовал себя на седьмом небе от счастья, что закончились его одиночные дежурства и теперь есть кому писать эти ненавистные карты вызовов. Новичок и впрямь оказался врачом умным и решительным. Умел грамотно поставить диагноз, построить родственников больного, а то и самого больного, если на то были веские причины. И тоже не любил непрофильные вызовы и тех, кого на скорой называют «яжемать» и «пОциент».

— Почти случайно. Уволился из больницы, подумал, перешёл дорогу и устроился на скорую. У нас городок маленький. Всё под боком. Отработал семь лет. Потом родители жены уехали к её брату жить, в Хорватию. А нам квартиру здесь оставили. Вот так сюда и перебрались.

— Из тёплого, кабинетного, почти гинекологического кресла в этот ад По собственной воле

— Ну… — врач помялся. — Почти. Но мне нравится. Правда нравится, — он рассмеялся. — Сам не ожидал.

— Чувствую, ты такой же залётчик, как и я, — фельдшер сунул в рот сигарету, но, вспомнив, что врач не курит, зажигать её не стал. — Рассказывай. Я весь сплошное внимание.

***

— Брат, — небритый детина, не постучавшись, приоткрыл дверь ординаторской и просунул голову в проём. — Ты дежуришь

Молодой врач оторвался от компьютера и посмотрел на говорившего.

— Я дежурю. Только не «ты», а «вы», пожалуйста.

— Это хорошо, — детина открыл дверь полностью и вошёл, ведя за собой женщину лет тридцати. — Её посмотреть надо.

— Ночь на дворе. Что-то срочное

— Да нет. Надо.

— Если нет, то утром в поликлинику или женскую консультацию.

— Туда не надо. Надо, чтоб здесь. Там знакомых много, — пояснил детина, видя недоумевающее лицо врача.

— Хорошо, — врач вздохнул и поднялся со стула. — Ириша!

В ординаторскую влетело юное создание в звании медсестры.

— Ириша. Открой, пожалуйста, смотровую. Девушку пока на кушетку посади. Я сейчас подойду.

***

— Брат, — детина придержал входящего в смотровую врача за карман халата. — Её ты сам будешь смотреть

— Для начала опрошу, а потом уже решим: смотреть или не смотреть.

— Сам не надо. Пусть женщина смотрит.

— Сегодня я дежурю, женщин врачей нет. Или завтра приходите. И, ещё раз прошу: не «ты», а «вы», пожалуйста.

— Завтра некогда. Пусть сестра смотрит и тебе… вам говорит. Нельзя, когда мужчина чужую женщину смотрит. Вера не позволяет. Ты верующий Я тоже верующий. Пусть женщина смотрит.

— Давайте так. Я сначала опрошу, а потом решим, что делать. Может, и осмотр не нужен будет.

 

Детина согласился и присел рядом с женщиной на кушетку.

— А вам всё-таки надо выйти. Здесь женская смотровая. Вы ей кто

— Я. Это. Муж. Мы не расписаны, но муж.

— Тем более. Выйдите, — детина вышел. — Он вам муж

— Да. Мы не расписаны, — женщина впервые подала голос.

— Что вас беспокоит

— Беременная она, — детина, слушавший разговор через едва приоткрытую дверь, снова напомнил о себе.

— Беременная Срок какой Беспокоит что — врач поплотнее закрыл дверь смотровой.

— Ничего не беспокоит.

— Тогда зачем вы пришли

— Аборт надо, — детина опять приоткрыл дверь.

— Аборт — секунду подумав, врач распахнул дверь смотровой настежь, от чего детина получил хороший удар дверью по лбу и отскочил в сторону. — И всё Значит, осматривать женщину врачу вера запрещает А аборт, значит, вера разрешает Сядь на лавку и сиди. Ещё раз в смотровую сунешься — даже охрану звать не буду, сам мозги вышибу.

Детина, недовольно бурча что-то себе под нос, уселся на лавку.

Врач закрыл дверь и обратился к пациентке.

— Вы сами-то что хотите

Женщина испугано молчала.

— Беременность первая

Женщина кивнула и тихо разрыдалась.

— Я думала, обрадуется, — слёзы лились рекой, — женится. А он… Позор теперь.

— Ясно. Насчёт позора, конечно, это ещё вопрос, кто больше опозорился. А вот насчёт беременности… Видите ли. Прервать, конечно, можно. Только вам от этого легче не будет. Или думаете, ваш…э-э-э… муж опять станет для вас белым и пушистым Не станет. Но мужа можно другого найти, если что, а вот здоровье, если потеряешь, уже не вернуть. Будем аборт делать

— Нет, — слёзы высохли и женщина поднялась с кушетки.

— Тогда так. Оставите беременность — буду вас лично наблюдать. Решите аборт сделать — ко мне не обращайтесь. Понятно

Женщина кивнула.

***

— И что дальше — рассказ врача немного разочаровал фельдшера, ожидавшего кровавого мордобития с целью уничтожения соперника и присвоения чужой женщины.

— Да ничего, собственно. Аборт она всё-таки сделала, мужик её всё-таки бросил. А ты мордобоя в конце повести ждал — врач рассмеялся. — Нет. Всё банально. Потом пошли разговоры, что я отказываю пациенткам в их желании прервать беременность. И дело даже не в вере. Главврачу это в конце концов надоело, попросил «по собственному». Я и ушёл, — врач достал из кармана звенящий мобильник. — Ириша Как ты там Пусть пацаны в магазин сходят. Не маленькие, донесут. Себя береги, — врач выключил телефон. — Четвёртого ждём. Очень девочку хочу. Очень.

Автор:

Дмитрий Беляков
Фельдшер скорой помощи

Источник


Добавить комментарий