Рабочий день в швейцарском стационаре (терапия)

 

Сегодня расскажу, как проходит рабочий день в швейцарском стационаре (терапия). Рабочий день начинается в 6:50 утра с переодевания. У каждого есть свой шкафчик в гардеробе, куда

Сегодня расскажу, как проходит рабочий день в швейцарском стационаре (терапия). Рабочий день начинается в 6:50 утра с переодевания. У каждого есть свой шкафчик в гардеробе, куда складываем одежду, полученную из прачечной. Обычно каждую неделю выдают по 5 комплектов одежды: «пижама» плюс халат. Пижама чаще всего белая, но может быть и цветной, например в хирургии или педиатрии. Колпаков не носят, а одноразовые чепчики только в операционной. Один комплект на один день, вечером его кидают в обший контейнер для грязного белья. Каждый комплект промаркирован РФИД-чипом и на нем вышито имя доктора и название отделения (студенты и временные работники носят немаркированную одежду). Это позволяет быстро сортировать одежду. Иногда вместо пижам дают рубашки-поло плюс карго-штаны. Если уделал одежду и использовал все 5 комплектов раньше, чем за неделю — тоже не проблема, можно получить замену в любое время с 8 до 16. Сменная обувь у каждого своя, кроме операционной или секционной, там дают специальные кроксы.

В 7 мы должны быть на рабочем месте. Открываем больничный компьютер и проходим по всем своим больным. Что у кого случилось за ночь. Планируем, кто сегодня на выписку, кому нужны консультации специалистов и т.д. Распечатываем себе список больных, делаем в нём пометки, это нужно для обхода. Идём на сестринский пост. Быстренько перетираем с ночными медсестрами по больным (как спали, что было, у кого температура, давление и т.д.).

В 7:30 утра все врачи собираются на рапорт (утренняя «пятиминутка», а на деле занимает минут 30-40). Список новых поступлений и краткий отчет от ночного дежуранта (жалобы, послеоперационные осложнения, жидкости, лекарства, диета, рекомендации). Показ снимков (КТ, МРТ, рентген). Главврач или зам. Список пациентов на операции, процедуры (биопсии, пункции, перевязки).

8:00 утра. Начинается обход. Участвуют ординатор, ассистент, медсестры, субординаторы. Раз в неделю обход с главврачом. Катят перед собой стойку с лэптопом и файлами, на которой ещё присобачен флакон для дезинфекции рук. Обход идет так: перед каждой палатой ассистент докладывает о пациенте, сестра сообщает витальные параметры (темп., пульс, оксигенация и т.д.), ординатор делает замечания, субчик протоколирует все в лэптопе. После всей толпой закатывают к пациенту, ординатор спрашивает, как дела и говорит что-нибудь умное, жмет лапу и прощается, чистое контактное время — 2 минуты. Больше пациент своего врача сегодня не увидит. В отделении на 50-70 коек по-другому обход не провести никак, иначе он будет продолжаться до вечера. На одного субчика дается сначала 2 пациента, через месяц-два — до 8-10. На одного ассистента — от 10 до… ну тут уж как фантазия подскажет. Если все сделано в темпе, то к 11 обход закончен. Теперь понеслось — надо подготовить выписки, сделать звонки домашним врачам, выписать направления на обследования, операции, скорректировать лечение по результатам обхода. На всё это у вас есть два часа, потому что в 13.00 начинают поступать новые пациенты и на каждый первичный осмотр требуется как минимум 40-60 минут, с учетом занесения всех результатов в компутер. Поэтому из всех врачебных скиллов главнейшим является метод слепой десятипальцевой печати — чем выше твоя скорость, тем лучше качество твоей приватной жизни, потому что в противном случае будешь все дописывать до полуночи. Обед Туалет Кофею Не, не слышали.
Так или иначе, успел ты все сделать или не успел, а с 13.00 идут поступления. Повезло, если у тебя есть субчики, тогда это сделают они, а если их нет или мало, то выкручивайся сам, как можешь. Причем часто приходится ждать, потому что сначала идет сестринский прием поступивших, ну как же, медсестрам же смену сдавать надо, это у врачей рабочий день ненормированный. Плюс ещё вклинится физиотерапевт, эрготерапевт, социальный работник — им всем надо быть дома в 17.00. А ты вклинивайся в промежутках, если сумеешь. Ну ладно, допустим 2-3 поступления ты осилил и даже закинул между делом в рот шоколадку из автомата, потому что голод — не тётка. Но в 15.00 тебя ждут на беседы с родственниками». В 15.30 — онкологический консилиум или общебольничное собрание или курс по технике безопасности или ещё что … каждый день какой-нибудь «митинг», здесь их ну очень любят.
В 16.30 часов наступает время т.н. «кардекс визитов», т.е. обсуждение состояния пациентов и плана назначений с медсестрами. В отличие от Германии, это страна прямой демократии и победившего пролетариата. Медсестры и вообще весь вспомогательный персонал пользуются здесь огромным влиянием, обращаются ко всем врачам, включая зава на «ты», вовсю строят интернов и нередко не гнушаются тем, чтоб нахамить даже ординаторам. Поэтому горе вам, если до кардекс-визита у вас уже не внесены в комп все назначения, включая и те для вновь поступивших пациентов (медикаменты, манипуляции, план обследований). После кардекса — обсуждение со старшим врачом всех поступивших и прооперированных, утверждение плана лечения. Докладываем по больному: краткая суммарная инфа, лечение, питание, план ведения, выписка, реабилитация. После вербального подтверждения плана, вносим в компьютер назначения. Это обсуждение может начаться и в пять вечера и в восемь, все зависит от того, когда освободится шеф(иня). Иногда приходится тупо ждать часами, уйти никуда нельзя, когда он(а) придет, заранее неизвестно. Можно быстро сбегать за кофе, но не более того. В столовой к этому моменту никакой горячей еды уже давно нет, в лучшем случае сэндвичи из того же автомата. Ладно, допустим, шеф пришел не так поздно и за полчаса с 17 до 17.30 вы с ним все обсудили. Теперь бежим на вторую пятиминутку (!). Здесь будут передавать дела ночной смене до 18.00 — описание поступивших и т.д. Раз в неделю будет ещё «журнальный клуб» с 18 до 18.30. И вот теперь наступило твоё святое время! Домой Ха, как бы не так, а все обсуждённое с шефом в компутер кто заносить будет Кто будет дописывать выписки/эпикризы/переводы, которые не успел написать днём Кто будет готовиться к следующему экзамену/аттестации (о них позднее) Если вы новенький, доктор, уйдете домой не раньше десяти — и то если шустро печатать умеете. А новеньким вы будете ещё года два как минимум. Только на третьем году ассистент уже настолько хорошо подготовлен, что резво бежит в колесе приёмов и выписок (среднее время пребывания больного в стационаре — 5-6 дней) и обсуждения с шефом занимают минимум времени.

 

Ну и немного дополнительной информации:
— Минимальное рабочее время, предусмотренное рабочим контрактом — 50 часов. Максимума нет. В стандартном контракте так и написано: рабочее время определяется, исходя из нужд работодателя (!). Врачи специальным вердиктом выведены из-под действия трудового кодекса, поэтому обычные меры защиты работников на них не распространяются. Отпуск — 20 (реже 25) рабочих дней в год. Начальная зарплата ассистента: 5500 франков (примерно 350 тыс. руб) в течение 5 лет постепенно растет до 8800. Налоги примерно 35%, аренда квартиры — от 2000, еда — от 600 (у меня было 1000). Но самое хреновое в работе терапевта в стационаре — это жестокие ротации смен: два дня в раннюю смену с 7, затем два дня с 13 до 24, затем две ночных с 17.30 до 8.00, затем два дня выходных, потом цикл начинается по новой. Люди превращаются в зомби за считанные месяцы, а уж как прекрасен коллегиальный климат в обстановке постоянного стресса, недосыпа и недоедания — можете догадаться.

На сегодня всё, всем не болеть.

————————

Пятого мая этого года в РДКБ Кабардино-Балкарии поступила новорожденная девочка одним днём от роду со сложной врождённой патологией, при которой пищевод не сообщается с желудочно-кишечным трактом.
При таких показаниях операцию необходимо проводить в первые несколько суток, иначе ребёнок погибнет.
После разъяснений этого родителям, они были согласны на операцию только в том случае, если не будет проводится процедура переливания крови.
«Честно скажу: после того, как они в письменной форме выразили свое желание, весь коллектив больницы впал в ступор, ведь с подобной позицией мы столкнулись впервые, — вспоминает главврач Людмила Гусалова. — Причем ни отец, ни мать, ни бабушка девочки не объясняли, почему они против стандартной процедуры. Просто говорили, что не хотят. И только спустя несколько дней во время одной из бесед в присутствии прокурора глава семьи проговорился, что переливать кровь им запрещают религиозные убеждения. Тогда мы поняли, что, скорее всего, родители являются последователями «Свидетелей Иеговы»* (организация запрещена на территории РФ – прим. ред.).
Эти люди верят в то, что в крови заключена душа человека, поэтому её переливание равносильно убийству.
На все уговоры врачей родители были непреклонны, собранный из профессоров консилиум тоже не убедил супругов, после повторной беседы с гематологом, родители написали повторный отказ.
В итоге врачи больницы пошли на риск — новорожденную прооперировали без переливания крови. Но через несколько дней начал резко падать гемоглобин. Гемотрансфузия стала для девочки единственным шансом выжить.
«Все силы врачей реанимационного и хирургического отделения уходили на то, чтобы уговорить семью отказаться от рокового решения. В ответ мне от имени родителей звонили какие-то люди и предлагали фантастические альтернативные методы лечения: например, воспользоваться препаратом, который действует очень долго, в течение года», — сетует главврач.
В итоге, больница обратилась в суд, где разрешили переливание крови без согласия опекунов. Из-за упущения драгоценного времени начался сепсис и через неделю девочка скончалась.
«Мать, когда узнала об этом, ревела навзрыд. От досады даже наши реаниматологи не могли найти себе места. Ведь малышку можно было спасти. Понятно, что при такой врожденной патологии выживают не все дети. Но если бы не затмившее реальность упорство родителей, шансы у ребенка были бы», — говорит Гусалова.

Источник


Добавить комментарий