МЕКСИКАНСКИЕ ТЮРЕМНЫЕ БАНДЫ США

 

МЕКСИКАНСКИЕ ТЮРЕМНЫЕ БАНДЫ США Преступление порождает наказание. Поэтому то в тюрьмах Соединенных Штатов постоянно отбывают наказание более двух миллионов человек. За двухсотлетнюю историю

Преступление порождает наказание. Поэтому то в тюрьмах Соединенных Штатов постоянно отбывают наказание более двух миллионов человек. За двухсотлетнюю историю исправительные учреждения Америки повидали множество разнообразных уголовников, которые сбивались в шайки, позволявшие им выжить в суровых условиях тюрьмы. Но никто не внушал такого страха, как тюремные банды, состоявшие из мексиканских преступников.
Одной из таких группировок, сформировавшейся в стенах тюрьмы Фолсом (штат Калифорния), стала Наша Семья (La Nuestra Familia). С момента её основания (в 1968 году) она разрослась из небольшой банды зэков в крупный синдикат, под чей контроль попал весь север штата.

Предпосылкой к созданию такой организации, как Нуэстра Фамилия, стал раскол, произошедший в тюремной общине латиноамериканцев в конце 60-х годов прошлого века. В 1967 году клан «Мексиканская мафия», базировавшаяся в крупных южных городах, стал притеснять собратьев с севера, обитавших в провинции. В результате чего они отсоединились, организовав новую группировку, которую решено было окрестить «Нашей Семьей». Границу между «севером» и «югом» было решено провести в небольшом калифорнийском городке Делано.

В те годы для защиты мексиканских заключенных в тюрьмах Штатов была создана крупнейшая группировка La Eme, которая должна была отстаивать интересы всех латиноамериканских преступников. Однако откровенная враждебность боссов La Eme (имевших преимущественно южные корни) по отношению к северянам привела к тому, что заключенные начали потихоньку роптать. Последней каплей стал инцидент с воровством обуви. Один из членов ЛаЭме ночью стащил пару ботинок у члена Нуэстра. Это привело к самой долгой и кровопролитной войне тюремных банд в современной истории исправительных учреждений США.

Доказав свою самостоятельность, «Семья» стала осваивать доставшиеся им северные наделы, контролируя на них незаконный оборот наркотиков и оружия, выполняя заказные убийства и промышляя киднеппингом. При этом, хотя банда является этнической группировкой, в которой предпочтение отдается мексиканцам, порой в «Семью» принимают белых и чернокожих преступников. Однажды вступив в банду, человек получает в ней пожизненное членство. По законам братства, он должен отодвинуть на второй план все свои слабости, отдавая все свое внимание благу организации.

Женщин в группировку не берут, однако активно используют их, как курьеров, поскольку генералы банды считают, что копы обращают на них меньше внимания, нежели на мужчин. Для того, что бы выделиться из толпы, члены банды носят красные платки. Тела их покрыты татуировками, на которых чаще всего изображена цифра 14 (поскольку буква «N» четырнадцатая в латинском алфавите), сомбреро и кинжал. Это, так сказать,фирменный знак банды.

Организация была настолько законспирирована и замкнута в себе, что до конца 90-х годов полицейские не могли внедрить в её ряды своих людей. Операция «Черная Вдова» нанесла сокрушающий удар по структуре «Нуэстра». Благодаря закону Рико, который обходит пятую поправку конституции, гласящую, что «ни один человек не может быть осужден за одно и то же преступление дважды», многие генералы Нашей Семьи были осуждены за вымогательство и убийства. Двое отправятся на электрический стул. Остальные получат от 25 до пожизненного. По данным прокурора, банда причастна к 600 убийствам, совершенным за 30 лет существования организации.

 

После того, как старых генералов перевели в одну из супер-тюрем в Колорадо, «Семью» охватило замешательство. Ведь, по понятиям, для членства в семье требовалось отбывать наказание только в тюрьме Залива Пеликанов. Это привело к витку борьбы за власть внутри организации, которая грозила вылиться в междоусобную резню, поскольку генералы открыто боролись за вакантные места у штурвала группировки.

Для того, чтобы избежать раскола, во главе «Нуэстра» встал Дэвид «DC» Сервантес, который разжаловал всех своих конкурентов до обычных боевиков и стал единоличным хозяином Семьи. Однако семя раздора федеральным властям все же удалось посеять. И в то время, как большинство рядовых членов банды подчиняются Сервантесу, остался ряд бойцов (как на свободе, так и за решеткой), которые хранят верность своим бывшим генералам, сосланным в Колорадо.

Главным соперником Nuestra Familia на территории Штатов был и остается «Техасский Синдикат» (Syndicato Tejano), который организовали в начале 70-х заключенные Фолсема для защита от «Семьи» и «Арийского братства», которые охотились на выходцев из Техаса. Организация не держит в своих рядах никого, кроме стопроцентных мексиканцев.

В начале века в рядах Синдиката насчитывалось более тысячи бойцов по всему югу США. Большая часть членов (800 человек) отбывают наказание в исправительных учреждениях Техаса (тюрьма Коффилд и Алред). Тем не менее штаб-квартира группировки располагается в Калифорнии, где прячется босс Рэнди Салазар. Бандиты контролируют азартные игры, продажу наркотиков и оружия на территории штата, занимаются сутенерством и заказными убийствами. Те, кто освободился из тюрьмы досрочно, отчисляют 10% заработка на содержание тех, кто отбывает срок за решеткой.

Символом банды является татуировка в виде буквы «Т» на предплечье. Главное условие для вступления в банду быть мексиканцем и проживать в Техасе. «Синдикат» похож на военную организацию. Во главе стоит президент и вице-президент, которых избирают всеобщим голосованием. Иерархическая лестница включает в себя председателей отдельных группировок, лейтенантов, сержантов и солдат. Выйти из банды можно одним способом умереть.

На территории Соединенных Штатов насчитывается более 50 крупных тюремных банд. Каждая из них пытается занять свое место под солнцем и добиться успеха. И специалисты с каждым годом выражают все большую обеспокоенность ростом могущества и численности подобных организаций. Возможно, через некоторое время власти могут столкнуться с ситуацией, когда все тюрьмы перейдут под контроль преступных группировок. Что тогда произойдет с исправительной системой США, даже подумать страшно.

Источник


Добавить комментарий