Ёптель

это не вероятно, но факт!

Мир стоит накануне масштабирования украинского конфликта

Мир стоит накануне масштабирования украинского конфликта В 2023 году можно ожидать выхода сегодняшнего конфликта непосредственно за территорию Украины События уходящей недели говорят о том, что

В 2023 году можно ожидать выхода сегодняшнего конфликта непосредственно за территорию Украины
События уходящей недели говорят о том, что период концептуальной неопределённости в специальной военной операции России на территории Украины закончился, пишет политолог Юрий Баранчик в комментарии для Telegram-канала «Друид».
В ноябре – первой половине декабря большинство экспертов, не говоря о широкой общественности, были, мягко говоря, в недоумении относительно происходящего на фронтах СВО. После оставления Херсона, массового пиара зерновой и аммиачной сделки. Особенно отсутствия ударов по центрам принятия решений в Киеве и свободного посещения Владимиром Зеленским прифронтовых городов. Как правильно отметили коллеги: «Если СВО ведется понарошку, зачем такие жертвы».
Казалось, что в таком недоуменном состоянии страна встретит Новый год. Однако целый ряд событий последней недели говорит о том, что период концептуальной неопределённости закончился. Что можно отметить.
Во-первых, договорённости Москвы и Минска по итогам визита российской делегации во главе с президентом страны Владимиром Путиным в Белоруссию в начале текущей недели. Хотя объявлено, что официальный Минск ещё изучает эти предложения, нет сомнений в том, что если достигнуты договорённости по цене на газ на три года (кстати, цена эта до сих пор так и не озвучена), по единой оборонной политике, то всё это идёт в некоем комплексе взаимоувязанных вопросов.
Одна из причин данного сближения – фактор Польши и её готовность открыто выступить в конфликте на стороне Украины. Об этом говорит не только качественный и количественный рост поставок американского и натовского оружия Польше с февраля 2022 года, но и готовящаяся мобилизация. Варшава вполне может открыть второй фронт, который может затронуть как территорию Западной Украины, так и Белоруссию. А это наш единственный союзник. Поэтому у Александра Лукашенко нет вариантов защитить страну, чем пойти на очень глубокую интеграцию с Россией, поскольку только российские войска смогут опрокинуть наступление войска польского, если оно вдруг решит перейти белорусско-польскую границу.
Во-вторых, диаметрально противоположные визиты в один день – Дмитрия Медведева в Пекин и Владимира Зеленского в Вашингтон. «Табель о рангах» в визите Медведева в Пекин была соблюдена полностью – его встреча с товарищем Си Цзиньпинем была встречей глав двух правящих партий. Тем не менее, несмотря на официальный политес, понятно, что такого рода встречи в один день с визитом главы украинских проамериканских прокси-сил в Вашингтон не случайны. Это знак. И это совместный знак Москвы и Пекина.
В-третьих, необходимо отметить значительное изменение за последнюю неделю медийного фона освещения СВО и деятельности высших должностных лиц России. Произошла серьёзная корректировка и усиление в подаче информации, концентрация внимания на деятельности оборонно-промышленного комплекса страны, Министерства обороны. Прошёл целый ряд знаковых мероприятий с участием президента страны Владимира Путина. Сделан целый ряд заявлений, из которых следует, что больше «остановок-перегруппировок» не будет.
В-четвёртых, президентом страны создана Рабочая группа органов власти и организаций по обеспечению взаимодействия органов публичной власти и организаций по вопросам мобилизационной подготовки и мобилизации и соцподдержки участников спецоперации, которую возглавил Андрей Турчак – первый заместитель председателя Совета Федерации Федерального собрания Российской Федерации, секретарь Генерального совета партии «Единая Россия». По сути, данная рабочая группа – это такой миништаб, основной задачей которого должна стать не только отработка целого ряда важных организационных, кадровых, социально-экономических и даже военно-промышленных задач, но главное – организация работы по формированию Смыслов, того самого Образа будущего, ради которого мы и начали СВО и масштабное противостояние с Западом.
Всё это и многое другое говорит о том, что страна постепенно переводится на военные рельсы. Такое может происходить только в одном случае – если переговоры с Западом окончательно признаны бесперспективными и теперь ставка делается исключительно на военное решение проблемы, которая гораздо шире, чем украинские бандеровские прокси-силы США.
Дело в том, что США и другие страны НАТО имеют сейчас огромное преимущество перед Россией – война идёт на нашей территории. Почему на нашей – потому что территория Украины это и есть наша территория. Там проживает один с нами народ. И мы, по сути, ведём гражданскую войну, где третьи силы оказывают поддержку инсургентам.
Такую войну США и страны НАТО могут вести бесконечно долго. Такой формат боевых действий, когда они поставляют вооружение и технику одной из сторон гражданского конфликта, при этом ещё и зарабатывают, их полностью устраивает. Именно этим обусловлено такое легко-беззаботное отношение США к этому конфликту. Они не несут потерь – ни гражданского населения, ни военных.
Но такой формат не устраивает нас. Поэтому он будет изменён. Именно об этом говорят последние действия российского руководства. Поэтому в 2023 году стоит ожидать масштабирования сегодняшнего конфликта и выхода его за территорию Украины. Только так мы заставим Запад изменить своё отношение к этому конфликту. Против США и стран НАТО необходимо открыть и второй, и третий фронт.
Надо перенести боевые действия на территорию противника, чтобы он а) начал нести прямые потери гражданского населения и военных; б) получил (привет организаторам терактов против СП-2) удары по своей энергетической, коммунальной, транспортной, промышленной и иной инфраструктуре. И не надо восклицать, что мы начнём войну с блоком НАТО, мол, как так, – она уже идет. Только идёт на нашей территории.
Надо поставить Запад в равные с нами условия и посмотрим, надолго ли у него хватит духа поддерживать нынешний уровень эскалации. А чтобы конфликт не перешёл за грань ядерного, удары надо наносить гиперзвуковым оружием и оружием на новых физических принципах. Тогда никто не обвинит нас в том, что мы спровоцировали выход конфликта на ядерный уровень.
Но перенос конфликта на территорию противника нужен не только для нашей победы на территории Украины. А в целом – для изменения нынешнего миропорядка. Дело в том, что прежний ялтинско-потсдамский мир умер. Он уходил долго, где-то с 2000 года. И казалось, что будет уходить ещё долго. Но сегодня, спустя 10 месяцев после начала СВО, можно сказать точно, что он уже точно ушёл. И сейчас на территории Украины пишутся правила нового мира. И писаться они будут на полях сражений, а не за столом переговоров, где они будут только подписаны.
Тот мир, который будет установлен, будет установлен надолго. Поэтому так велики ставки. И поэтому понятно, что дело здесь не столько в Украине, а в том, в каком мире нам достаточно долго предстоит жить. Будем мы в нём победителями или побеждёнными. Будем платить дань и каяться, или же будем её собирать и устанавливать стандарты, нормы и правила.
Поэтому переход страны на военные рельсы – неизбежен. Наше будущее – куётся сейчас на фронтах нашими бойцами. Но этот фронт надо масштабировать, надо сделать так, чтобы он перестал ограничиваться территорией одной Украины и перешёл на территорию стран НАТО, чтобы США и другие страны НАТО начали нести ощутимые и чувствительные потери. И вот тогда мы посмотрим, кто кого.