Мёртвые и забытые. Почему в Европе не знают число советских жертв войны

 

Мёртвые и забытые. Почему в Европе не знают число советских жертв войны Обозреватель «АиФ» опросил по 20 граждан из четырёх стран ЕС, попросив их назвать число погибших граждан СССР в войне

Обозреватель «АиФ» опросил по 20 граждан из четырёх стран ЕС, попросив их назвать число погибших граждан СССР в войне 1941-1945 гг. никто из опрошенных не смог дать правильный ответ.
Не так давно я общался в мэрии Парижа с журналисткой, чей дед был участником Сопротивления. 45-летняя женщина уважительно отзывалась о победе СССР и критиковала Латвию за марши легионеров войск СС, однако ей было непонятно, почему россиян так ранит память войны 70-летней давности. «Прошло много лет, — говорила она. — Зачем вам парады, георгиевские ленточки на машинах и тому подобное Ветеранов следует беречь, но у меня ощущение: вы не хотите ничего забывать». «Не хотим, — согласился я. — Но, вообще-то, не мы одни. Тема холокоста фигурирует везде, открываются новые памятники, снимается масса фильмов, проводятся траурные мероприятия». «Разумеется! — воскликнула журналистка. — Их можно понять — евреев погибло шесть миллионов!» — «Граждан СССР ещё больше». — «Не может быть! Сколько же» — «Двадцать семь миллионов». (Долгая пауза.) — «Такими вещами не шутят вы серьёзно»
«Кажется, 1,5 млн»
«Неужели так много». Немцы не знают, сколько русских убили их предки В том-то и дело, что мы не шутим. 80% граждан современной Германии понятия не имеют о потерях СССР во Второй мировой войне. Но, казалось бы, в странах, пострадавших от гитлеровской оккупации, дела должны обстоять лучше. Увы. Согласно данным социологов, 82% французов не в курсе, что война погубила жизни 18 миллионов мирных граждан СССР. Я опросил на улицах Парижа 20 человек от 19 до 60 лет, и точную цифру наших жертв не назвал никто. «Сколько убито русских — переспрашивает студентка напротив Лувра. — Ну, я слышала, что много кажется, около полутора миллионов». «Немцы вели себя в России жестоко, — вспоминает пожилой мсье на Монмартре. — Они расстреляли массу людей. Миллионов пять или даже больше». Блокада Ленинграда и гибель в этом городе 600 тысяч человек (именно столько французов было убито за всё время войны) парижанам также незнакомы. Другие преступления нацистов — тоже. Да, весь мир знает французскую деревню Орадур, где солдаты СС убили 642 человека, но никому не известен советский посёлок Корюковка близ Чернигова, хотя там эсэсовцы сожгли заживо 7000 жителей.
Ситуация в Польше другая — за счёт её социалистического прошлого. Там из двадцати опрошенных мною три человека назвали цифру в 20 миллионов погибших советских граждан, мнения остальных разделились — миллион, четыре, десять. Это те, кому за пятьдесят. Студенты понятия не имели о сути вопроса и не хотели на него отвечать. За 25 лет в Польше все наизусть выучили цифру — 4421: это количество польских офицеров, расстрелянных НКВД в Катыни. Её повторяют с телеэкранов, со страниц газет, ею часто оперируют в интервью политики. О том, что Советский Союз истёк кровью в войне, в Польше не рассказывают: разгром Германии ассоциируется сугубо с установлением коммунистической тирании. Из зверств нацистов вспоминают Освенцим и чешское село Лидице. Бабий Яр, где СС вкупе с украинской полицией убили 150 тысяч жителей, «душегубки» в Краснодаре, детский концлагерь Саласпилс недалеко от Риги не назвал ни один человек.
«Извините, не знал»
Больше всех в данном аспекте поразили Нидерланды. С 1940 по 1945 г. погибли 200 тысяч граждан королевства (из них 113 тысяч евреев), и для маленькой страны с небольшим населением это национальная трагедия: особенно голод в конце 1944 г. — тогда умерли 18 000 человек. Однако когда я задал вопрос относительно числа умерщвлённых немцами жителей СССР, то голландцы не назвали даже миллион (!). Из 20 опрошенных большинство сошлись на цифре 500 тысяч, а один человек (37 лет, довольно крупный бизнесмен), хорошо подумав, произнёс: «100 тысяч». «Только в одном концлагере Саласпилс за год столько умерло, — сообщил я ему. — Из них 3000 малышей». Бизнесмен впал в шоковое состояние: «Но почему! Это же ужасно!» — «К славянам относились не лучше евреев. Половине из нас Третий рейх предназначил уничтожение, остальным — жизнь в качестве рабочего скота». — «Простите, я этого не знал». Как и ожидалось, тогдашние злодеяния гитлеровцев в СССР для современного голландца — тёмный лес. Хотя у нас (да и по всему миру) довольно известен дневник Анны Франк — 13-летней еврейской девочки, которая в 1942-1944 гг. вела записи, прячась от эсэсовцев. А вот чудовищный дневник 12-летней жительницы блокадного Ленинграда Тани Савичевой, заканчивающийся словами: «Умерли все. Осталась одна Таня», разумеется, не знают не только в Голландии, но и во всей остальной Европе. И никого это не удивляет.
Среди 20 опрошенных британцев получился самый большой разброс мнений. На вопрос, сколько советских людей было убито немцами во Второй мировой войне, мне отвечали — 1 миллион, 2 миллиона, 5,5, 6максимальная цифра оказалась 7 миллионов. Услышав ответ, англичане хватались за голову: «О боже мой слушайте, да не может быть!» За период с 1939 по 1945 г. погибли 380 тысяч граждан Великобритании, из них 40 тысяч во время бомбардировок «люфтваффе» городов Соединённого Королевства с сентября 1940 по май 1941 г. На просьбу рассказать о знаковых преступлениях нацистов против мирных жителей СССР 5 человек заметили: «Да, мы в курсе про Освенцим, там убивали евреев ведь этот лагерь был в СССР, правильно»
Во всех четырёх странах Европы, пострадавших от нацизма, ни один человек не смог назвать точное число жертв СССР во Второй мировой войне. Отдаю себе отчёт — сделай я схожий опрос в России, многие не ответили бы насчёт зверств нацистов в Европе. Не все у нас знают про тот же Освенцим, Бухенвальд, Лидице. Частично мы сами виноваты в сложившейся ситуации. Евреи ни на минуту не прекращают информировать мир о трагедии своего народа. А мы забываем. И каков итог Для Запада мёртвые дети Саласпилса, сотни тысяч жертв блокады Ленинграда, сожжённые женщины Корюковки, 2 млн советских военнопленных, умерщвлённых в лагерях, «душегубки» в Краснодаре — пустой звук. Пора что-то делать. Организовывать выставки, снимать фильмы, приглашать западную прессу. Может быть, тогда в Европе и США наконец поймут, какую боль мы испытываем до сих пор

 

Источник


Добавить комментарий