Ёптель

это не вероятно, но факт!

О Януше Кусочиньском — спортсмене и патриоте

 

О Януше Кусочиньском — спортсмене и патриоте Будущая легенда мирового спорта был выходцем из небогатой семьи железнодорожника. Учился, честно скажем, неважно. Науки его совершенно не привлекали,

Будущая легенда мирового спорта был выходцем из небогатой семьи железнодорожника. Учился, честно скажем, неважно. Науки его совершенно не привлекали, что жутко огорчало родителей. Единственной страстью Януша с детства был футбол. Он мечтал стать нападающим. И к 18-ти годам добился определённых успехов: стал самой яркой звездой команды рабочего спортивного клуба «Сармата». Одна беда: побеждала команда редко. Обычно проигрывала.

Жизнь круто изменилась в один прекрасный день 1925 года, когда Януш вместе с друзьями пришел на легкоатлетические соревнования — поболеть за своих одноклубников. Неожиданно выяснилось, что один из участников сарматской эстафеты 3х800 метров на стадион не явился.

И Кусочиньскому, который всегда отличался на поле скоростью, предложили выйти на старт. Он согласился, и команда выиграла.

Вот с этого всё и началось. Бегать Янушу понравилось, побеждать — тоже. Он стал тренироваться. И быстро стало понятно: Кусочиньский — настоящий талант, которого к тому же отличают огромная работоспособность и невероятная сила воли.

Он никогда не щадил себя.

Вообще-то начинать занятия лёгкой атлетикой в 18 лет поздновато, тем более что вскоре пришлось идти в армию, где условий для серьезных занятий не было. Отслужил. Вернулся к тренировкам. В 1927-м выиграл несколько турниров в Польше, съездил на первые в своей жизни международные соревнования в Чехословакии. И поставил себе цель — выступить на Олимпиаде-1928 в Амстердаме.

Вы только представьте: парень занимается бегом, по большому счету, всего пару лет — и мечтает об Олимпиаде! Возможно ли такое

Вряд ли. Януш принял участие в польских отборочных стартах и не выполнил квалификационных нормативов. Мечту об Олимпиаде пришлось отложить на четыре года.

В 1929-м он впервые стал чемпионом Польши в беге на 5000 метров. Затем выигрывал национальные первенства — как на средних, так и на длинных дистанциях — всего 10 раз. Его имя стало известно в Европе. «Прокатить» мимо Олимпиады-1932 в Лос-Анджелесе Януш уже никак не мог. Но и одного участия в Играх ему теперь было мало. Кусочиньский хотел выиграть.

Вот это уж точно казалось неосуществимой мечтой. Потому что в беге на длинные дистанции властвовали финны. Их преимущество над всеми остальными было подавляющим. Сначала на аренах царил Ханнес Колехмайнен, ставший пятикратным олимпийским чемпионом. Потом пришёл черёд Пааво Нурми, девятикратного олимпионика. Все остальные и близко рядом с ними не стояли. Статисты!

Казалось, что шансов у Кусочиньского на победу в Лос-Анджелесе просто нет. Хотя на международных турнирах перед Играми он кое-кого из финнов опережал и даже установил два мировых рекорда.

Важнейшая деталь: вместе со своим тренером, эстонцем Александром Клумбергом, Януш разработал свою собственную, революционную систему интервальных тренировок. В отличие от финнов, он много бегал спринтерские дистанции, приучая себя к скоростным рывкам, и нередко доводил себя до полного изнеможения.

Наконец, наступило время Олимпиады.

Первой дистанцией, на которую заявился Кусочиньский, была «десятка». Там ему должны были противостоять три знаменитых финских бегуна — Нурми, Волмари Исо-Холло и Лаури Виртанен.

Но за два дня до старта Нурми отстранили от участия в Олимпиаде — МОК счёл его профессионалом, поскольку было доказано, что за некоторые свои выступления он получал деньги. Финнов осталось двое, но это мало что меняло.

Исо-Холло и Виртанен быстро оторвались от остальных — за исключением Кусочиньского. Так втроем и бежали круг за кругом. Поляк постоянно дёргал своих конкурентов: вот когда пригодились его спринтерские тренировки.

После восьмого километра Виртанен не выдержал и отстал. Было видно, что Исо-Холле приходится все сложнее. Кусочиньский выглядел по-прежнему свежим.

Но знали бы зрители на трибунах знаменитого «Колизеума», чего ему стоила эта свежесть! Вот что он вечером того же дня записал в своем дневнике:

 

«…Исо-Холло вновь пытается оторваться. Я интуитивно ощущаю каждое его намерение, одновременно сознавая, что начинается какая-то трагедия. Ступни ног болят невообразимо. Туфли, просторные на траве, здесь, на твёрдом грунте, сдавливают ноги клещами. От жары кажется, что под ногами огонь. Чтобы никто не заметил катастрофы, превозмогая боль, вырываюсь вперёд…»

Он сделал решающее ускорение на последнем повороте и финишировал с новым олимпийским рекордом (30.11,4). Упал на траву, снял шиповки. Картина была жуткая — сплошное кровавое месиво. Загадка — как Кусочиньский вообще мог бежать. И победить.

И ведь после этого он всерьёз собирался выйти на старт бега на 5000 метров. Врачи запретили. И правильно сделали. Януш и ходить-то не мог.

После Олимпиады-1932 Кусочиньского начали мучить травмы. Особенно много проблем доставляло колено, болело всё сильнее. В 1934-м он стал серебряным призером чемпионата Европы, но о былой форме оставалось только мечтать. В том же году в одном из забегов после пятого круга упал на дорожку и не мог подняться: колено не слушалось.

Для Януша это было крахом всех надежд. Потом он два года лечился, перенёс несколько операций, но все было бесполезно. На Игры-1936, проходившие в Берлине, Кусочиньский приехал как почетный гость. За забегом на 10 000 метров следил с трибуны. Карьера закончена Нужно было знать Януша. Ему было уже за 30, он успел завершить обучение в Центральном институте
физкультуры, начал преподавать, писал для газет репортажи с соревнований и… по-прежнему мечтал об Олимпиаде, беговой дорожке и борьбе с соперниками. И он вернулся!

Стал чемпионом Польши в закрытых помещениях, установил несколько рекордов страны. Стал готовиться к Играм-1940 и показывал высокие результаты.

Но тут началась Вторая мировая война.

Из-за хронической травмы колена капрал запаса Кусочиньский был комиссован. Но он был патриотом и пошёл на фронт добровольцем. Защищал Варшаву, командовал взводом пулемётчиков, в одном из боёв был дважды ранен, награжден Крестом доблести.

А с первых дней оккупации стал активистом подпольной организации «Волки». Это была самая первая организация из всех, что потом боролись с захватчиками.

Кусочинький устроился официантом в ресторане гостиницы «Под петухом»: так удобнее было встречаться с нужными людьми, вербовать новых «волков», передавать материалы, листовки.

Его арестовали 26 марта 1940-го: Януша «сдал» предатель. Его доставили в гестапо, пытали, заковали в кандалы — и руки, и ноги. Требовали, чтобы он раскрыл имена своих друзей-подпольщиков.

Кусочиньский молчал. Хотя пытки продолжались каждый день на протяжении нескольких месяцев.

21 июня того же 1940 года олимпийский чемпион Кусочиньский был расстрелян в лесу под Варшавой — вместе с группой известных в Польше людей. Вместе с Кусочиньским были расстреляны, например, популярный политик Мацей Ратай, шахматист Давид Пшепюрка, велогонщик Томаш Станкевич.

Он был невысок, даже субтилен: рост — всего 165 сантиметров. Но это был человек необычайной силы духа. Истинный победитель.

Олимпийский чемпион Пётр Болотников: «Задумываясь о судьбе Януша Кусочиньского, невольно размышляешь и о другом — о моральной ответственности спортсмена перед обществом. Золотая медаль чемпиона — это не только цель, это и огромная ответственность. Завоёвывая ее, ты становишься человеком, поступки которого превращаются в пример для подражания, в субъект воздействия на молодое поколение. Я глубоко убеждён: чемпион, оставаясь в спорте или уйдя из него, обязан совершать поступки только благородные, только такие, которые пробуждают лучшие порывы».

О Януше Кусочиньском — спортсмене и патриоте Будущая легенда мирового спорта был выходцем из небогатой семьи железнодорожника. Учился, честно скажем, неважно. Науки его совершенно не привлекали,

О Януше Кусочиньском — спортсмене и патриоте Будущая легенда мирового спорта был выходцем из небогатой семьи железнодорожника. Учился, честно скажем, неважно. Науки его совершенно не привлекали,

О Януше Кусочиньском — спортсмене и патриоте Будущая легенда мирового спорта был выходцем из небогатой семьи железнодорожника. Учился, честно скажем, неважно. Науки его совершенно не привлекали,

Источник