Ёптель

это не вероятно, но факт!

Ошибка родиться женщиной: невероятная и трагическая история Эмили дю Шатле — забытого гения эпохи Просвещения

 

Ошибка родиться женщиной: невероятная и трагическая история Эмили дю Шатле — забытого гения эпохи Просвещения Мало, наверное, кто слышал об Эмили дю Шатле. Но без ее вклада французское

Мало, наверное, кто слышал об Эмили дю Шатле. Но без ее вклада французское Просвещение XVIII века выглядело бы совсем иначе. Она была необыкновенным эрудитом, игнорировавшим гендерные нормы своего времени. Увы, ее жизнь закончилась трагически. В нашем материале предлагаем больше узнать об этой невероятной женщине и ее существенном вкладе в развитие науки.
Габриэль Эмили ле Тоннелье де Бретей родилась 17 декабря 1706 года и была единственной девочкой в семье. Это было время, когда женщины обычно не проявляли себя активно в общественной и интеллектуальной жизни. Но стоит отметить, что в отличие от большинства женщин того времени, у нее был ряд преимуществ, которые и позволили ей развиваться и проявить свой интеллект.
Эмили происходила из достаточно богатой и влиятельной семьи. Ее отец, Луи Николя ле Тоннелье де Бретей, был чиновником при дворе Людовика XIV, который отвечал за контакты с послами иностранных государств. Семья де Бретей была частью французского аристократического общества, поэтому в их доме часто бывали и представители ученых кругов — отец устраивал еженедельные встречи.
В молодости дю Шатле выучила латинский, греческий, английский, итальянский языки и получила образование в области математики и естественных наук. Хотя в то время считалось, что женщины не должны были интересоваться такими вещами, ее отец заметил талант Эмили в точных науках и поддержал ее амбиции. Например, он охотно представлял ее своим гостям, которые были связаны с наукой, и тем самым помог ей сблизиться с их кругом.
Эмили шла по нетипичному для юных девушек того времени пути, но совсем уйти от «женских обязанностей» ей не удалось. Так пройдет вся ее жизнь: Эмили будет вынуждена балансировать между своим призванием и необходимостью соответствовать общепринятому образу.
12 июня 1725 года она вышла замуж за маркиза Флоран-Клода дю Шателле-Ломона (написание ее фамилии позднее как Шатле, по некоторым данным, восходит к Вольтеру). Эмили было тогда восемнадцать, а ее мужу — тридцать четыре. Как и многие браки тех лет, он был заключен по договору, а не по любви.
На какое-то время Эмили приходится смириться со своим положением и жить обычной для женщины тех лет жизнью. После «обязательного» рождения троих детей она считает свою часть «договора» выполненной и снова находит время, чтобы углубить свои знания по математике, когда ей исполняется 26 лет. Она выбирает своим учителем математика Пьера Луи Моро де Мопертюи, давнего члена Академии наук. После этого Эмили продолжает искать самых лучших наставников в стране, которые могли бы помочь улучшить ее знания.
Ее желание влиться в научное сообщество так велико, что она даже сшила себе мужскую одежду, чтобы попасть в закрытое для женщин кафе Gradot, где мужчины часто собирались для интеллектуальных дискуссий (одной из острых тем того времени был жестокий спор о форме Земли — сплюснута ли она у полюсов, как полагал Ньютон, или по бокам, как это утверждал Декарт). Первый раз, когда она попыталась присоединиться к одному из своих учителей, ее вежливо попросили удалиться.
Ну а спор, к слову, вскоре будет разрешен практическим путем — тот самый де Мопертюи (кроме того, что он давал Эмили уроки математики, у них был и мимолетный роман) отправится в экспедицию в Лапландию в 1737 году и экспериментально докажет, что Земля сплюснута у полюсов.
Одним из самых известных трудов Эмили дю Шатле является книга «Учебник физики», где она связала работы Лейбница с принципами Ньютона и постаралась синтезировать всю науку и философию XVIII века. Эмили попросила математика Самуэля Кенига отредактировать ее работу перед публикацией, но он выдал себя за автора перед Академией наук. Только после смерти Эмили ее авторство было установлено.
Стоит отметить, что интересы Эмили дю Шатле не ограничивались физикой, метафизикой и философией науки. Она также писала об этике, религии и философии языка.
Эмили дю Шатле жила в соответствии с традициями своего времени, и в этом отношении было бы ошибкой характеризовать ее как поборницу феминизма в современном понимании, но она открыто выражала свое недовольство положением женщин в обществе.
Для мужчин открыты многие пути к счастью, например, в военном искусстве или дипломатии. Женщинам же остается только учиться, — писала она
При жизни завоевать внимание публики ей удалось во многом благодаря переводам. Интеллектуальный обмен между странами Европы играл большую роль, переводчики в эпоху Просвещения обладали огромной властью и влиянием.
Так, она познакомила французскую публику с работами Ньютона, а также перевела книгу «Басня о пчелах» (известна и под названием «Частные пороки — общественные выгоды») английского писателя Бернарда де Мандевиля, которая была посвящена экономике. Перевод, редактирование и аннотирование чужих работ дали ей статус, которой едва ли в то время могли принести собственные труды.
Сама дю Шатле в одном из предисловий выразила сожаление по поводу того, что женщинам не разрешается работать в науке и публиковать свои собственные работы, и считала, что перевод — это способ попасть в эти области через «боковую дверь».
Именно работы Ньютона сблизили ее с Вольтером, одним из величайших мыслителей того времени. О том, как они познакомились, существует несколько версий. Сам Вольтер датирует их встречу 1729 годом, когда он вернулся из ссылки в Лондоне, в других источниках указывается, что познакомились они в 1733 году, когда Эмили снова вернулась в общество.
Когда из-за его полемических текстов на политические темы Вольтер снова попал в опалу и срочно искал убежище на несколько месяцев, Эмили предложила ему укрыться в одном из замков ее мужа в Сире, на северо-востоке Франции. Маркиз не возражал, потому что теперь замок можно было отремонтировать благодаря средствам Вольтера (сами супруги не были очень богаты, а дю Шатле тратила свои средства на образование).
Эмили последовала за ним, ведь сначала их связывали романтические отношения (сама Эмили чувствовала себя свободной женщиной после того, как родила мужу детей), но вскоре главной объединяющей силой для них стала взаимная одержимость наукой. Судя по их комментариям к творчеству друг друга и письмам Вольтера друзьям, они жили вместе в большой взаимной симпатии и уважении.
Для обоих этот период жизни (а в Сире они провели почти 15 лет) стал необыкновенно плодотворным. При реконструкции замка было построено новое крыло. Там Эмили и Вольтер открыли библиотеку, а также лабораторию, где они исследовали оптические явления и феномен вакуума.
Научные познания Вольтера были гораздо скромнее, поэтому Эмили оказала ему существенную поддержку при переводе «Элементов философии Ньютона» в 1738 году — ее вклад в этот труд он признавал безоговорочно. В предисловии он отметил, что эта работа, написанная для широкой публики, была бы невозможна без участия Эмили дю Шатле.
При этом часто они полемизировали друг с другом и даже оба решили бороться за приз, который Французская академия наук присуждала за объяснение природы огня в 1738 году: дю Шатле не согласилась с эссе Вольтера. Хотя ни один из них не победил, оба эссе были отмечены почетным знаком и опубликованы. Таким образом, Эмили стала первой женщиной, опубликовавшей научную статью при финансовой поддержке Академии наук.
В 1745 году дю Шатле приступила к работе над своим главным трудом — переводом фундаментального исследования «Математические начала натуральной философии» Ньютона с латыни на французский язык.
Она не ограничивается простым переводом третьего издания сочинения 1726 года, но дополняет отрывки, в которых, по ее мнению, Ньютон был слишком краток. Особым вкладом Эмили также считается ее гипотеза сохранения полной энергии. Она стала первым человеком в истории, который разъяснил концепцию энергии как таковой и количественно оценил ее связь с массой и скоростью на основе собственных эмпирических исследований.
Во время работы над переводом Эмили узнает, что снова забеременела после романа с поэтом Жан-Франсуа де Сен-Ламбером. Ей уже 42 года, и она понимает, что эта беременность смертельно опасна для нее. Ее супруг догадывается, что не он является отцом ребенка, но Вольтер приходит на помощь своей единомышленнице, и ему удается переубедить маркиза.
Дю Шатле же с особым жаром принимается за работу и спешит закончить перевод и комментарии к трудам Ньютона. Увы, ее опасения оказались не напрасны. Она умирает через шесть дней после рождения дочери в Люневиле (Лотарингия). Малышка проживет всего 18 месяцев.
Я потерял половину себя! Родственную душу, для которой была создана моя душа,— так после ее смерти написал Вольтер одному своему другу.
Перевод дю Шатле был опубликован через десять лет после ее смерти французским математиком и ее другом Алексисом Клодом Клеро. Предисловие к книге написал Вольтер, в нем он выразил свое глубокое восхищение этой уникальной женщиной.
Она была великим человеком. Ее единственная ошибка заключалась в том, что она родилась женщиной. Женщиной, которая переводила и истолковывала Ньютона… Одним словом, действительно великий человек, — так отзывался Вольтер о ней.
Вдохновляла Эмили и своих современниц. Такие строчки ей посвятила немецкая поэтесса и писательница Луиза Готтштедт: 
Вы, кто сейчас приносит славу Отечеству! Эта женщина ему полезна гораздо больше, чем тысяча мужчин! Возвышенная Шатле, о, продолжай дальше преследовать истину!
История была несправедлива по отношению к Эмили. В XIX веке ее рассматривали только как женщину, оказавшую определенное влияние на Вольтера, и его любовницу. Но — редкий случай — при жизни ей удалось добиться определенного признания. Так, незадолго до смерти она стала членом Болонской академии наук (в Парижскую академию женщин категорически не принимали).
Я убеждена, что многие женщины либо игнорируют свои таланты из-за недостатка в воспитании, либо хоронят их из-за предрассудков, из-за недостатка интеллектуальной смелости. Мой собственный опыт подтверждает это. Судьба свела меня с учеными, которые протянули мне руку дружбы. Потом я начала верить, что я существо с разумом, — писала о себе Эмили, что позволяет заключить: она чувствовала себя равноправным партнером в научном сообществе тех лет.
Я признаюсь, что, если бы я была королем, я бы отменила эти правила, которые отбрасывают назад половину человечества! Я бы позволила женщинам работать во всех сферах, особенно интеллектуальных. Женщины станут более ценными существами, мужчины, таким образом, получат новую модель для подражания, а наш социальный обмен, который в прошлом слишком часто ослаблял и сужал умы женщин, теперь будет служить только для расширения их знаний,— писала она, мечтая, что в будущем образование будет доступно всем женщинам.
Память о дю Шатле возрождается в наше время, когда ее уже описывают как ученого, оказавшего существенное влияние на развитие научной мысли в XVIII веке. В 2010 году в Лионском оперном театре состоялась премьера оперы «Эмили» финского композитора Кайи Саариахо.
С 2016 года Французское физическое общество присуждает премию Эмили дю Шатле за выдающиеся достижения в области физики. Примечательно, что перевод труда Ньютона, выполненный дю Шатле, до сих пор является единственным на французском языке.

 

Источник