Почему «Оскар» превратился в свадебный банкет

 

Почему «Оскар» превратился в свадебный банкет Феликс Зилич размышляет о главной кинопремии мира и приходит к печальным выводам, посмотрев на Китай.Церемонию вручения премии «Оскар» показывают по

Феликс Зилич размышляет о главной кинопремии мира и приходит к печальным выводам, посмотрев на Китай.

Церемонию вручения премии «Оскар» показывают по ABC с 1976 года. В 2003 году представители канала впервые (и почти в шутку) провели социологический опрос среди людей, которые посмотрели церемонию, и немного опешили от результатов. Группам из случайно выбранных 20 человек задавали вопрос кто из вас посмотрел все пять фильмов из шортлиста Ответ: никто. А кто посмотрел четыре из пяти Ответ: никто. В каждой группе через несколько минут выяснилось, что большинство опрашиваемых не видели даже одной картины. «Есть шанс, что все эти люди посмотрят все эти картины позднее, например, по кабельному, признавался журналисту New Yor Times исполнительный директор киноакадемии Брюс Дэвис. Но вообще это немного пугает; оказывается, зрителям не нужны фильмы, они просто хотят поглазеть на звёзд».

Выбор даты церемонии это всегда почти хогвартская нумерология, где в расчёт идут сотни факторов, от расписания десятков спортивных игр до прогнозов синоптиков о количестве осадков в южной Калифорнии. Каждое колебание рейтинга вызывает беспокойство у всей индустрии и отчаянный поиск новых популистских мер, чтобы вернуть зрителя к телевизору. Когда на рубеже веков количество зрителей стремительно падало три года подряд, Академия решилась на отчаянный ход она перенесла церемонию с понедельника на воскресенье.

Когда церемония в 2018 году снова вошла в пике, академики были готовы выложить последний козырь ввести номинацию за «самый популярный фильм». Поднялся шум, идею пришлось отложить в долгий ящик.

И здесь мы подходим к главной проблеме: у каждого участника церемонии (будь то продюсер, академик или простой зритель) свои интересы, своя жизненная «правда», ради которой он готов с лёгкостью пожертвовать интересами своего временного союзника. Почему церемония проходила во вторник или понедельник, если зрителям, каналам, академикам и даже простым автолюбителям (о пробках во время церемонии в Лос-Анджелесе ходят настоящие легенды) удобнее в воскресенье Потому что киностудии тряслись над сборами за каждый уик-энд и не хотели, чтобы зрители хоть раз предпочли походу в кино вечер у телевизора.

У каждого участника церемонии своя правда. Первая правда академическая. Академики (а это обычные кинематографисты) искренне радеют за кино и его светлое будущее, им практически плевать на деньги (особенно чужие), но они не лишены амбиций и готовы вестись на любую лесть в свой адрес. Телеканалу нужны, прежде всего, рейтинги. Мейджорам своевременная реклама для своих коммерческих джаггернаутов и респект. Независимым студиям место у кормушки, которая всегда оккупирована мейджорами. Попытки изменить правила вредят всем. Когда академики пролоббировали перенос церемонии с марта на февраль, чтобы не выглядеть слоупоками перед «глобусами» и BAFTA, независимые взвыли. Ведь теперь у самих же академиков будет меньше времени на отсмотр номинантов, а всем известно, что при выборе между фильмом студии-мейджора и фильмом инди-студии люди из Академии всегда выбирают первых.

Балансу этих факторов посвящены десятки исследований, использующие все передовые достижения экономики, психологии и бихевиористики. Даже «модель вероятности сознательной обработки информации» (ELM), созданную в 1980 году Ричардом Петти. Но есть фактор, о котором регулярно забывает большинство специалистов.

Мир за последние пять-десять лет радикально изменился. А вслед за ним и киноиндустрия.

Очень сильно мутировали студии-мейджоры, легендарная «большая шестёрка» из золотого века классического Голливуда — Universal, Paramount, Fox, Warner, Columbia и Disney. Последний поглотил студию Fox и телесеть ABC, по которой, собственно, и показывают оскаровскую церемонию. Самый старый голливудский мейджор Universal стал частью монструозного конгломерата NBCUniversal. Погрязли в войнах и поисках нового пути Paramount и Warner. На фоне этих тектонических сдвигов ушло (иногда совсем) целое поколение колоритных студийных функционеров и ярких продюсеров.

Ещё более глобальные изменения произошли в мире независимых студий. Инди-короли «оскаровских дорожек» недавнего прошлого братья Вайнштейн так и не смогли адаптироваться в новом десятилетии. За последние годы у них было всего три серьезных хита: «Кэрол» (шесть номинаций), «Омерзительная восьмёрка» (три номинации, одна победа), «Лев» (шесть номинаций). Сначала в 2016 году студия Disney избавилась по дешёвке от всей библиотеки Miramax, еще через год-полтора посыпалось с молотка и наследие Weinstein Co.

В то же время, примерно в 2012 году, в топы начало пробиваться несколько новых и сильных игроков. Например, производственная компания Меган Эллисон Annapurna Pictures. К 2018 году Annapurna даже отказалась от дистрибьюционных контрактов с мейджорами и начала прокатывать свои фильмы сама. Вот их персональный greatest hits: «Мастер» (три номинации, прокатывает Weinstein), «Цель номер один» (пять номинаций, прокатывает Columbia), «Она» (пять номинаций, одна победа, прокатывает Warner), «Афёра по-американски» (десять номинаций, прокатывает Columbia), «Джой» (одна номинация, прокатывает Fox), «Призрачная нить» (пять номинаций, одна победа, прокатывает Universal), «Власть» (шесть номинаций, прокатывают сами).

Накопилось за несколько лет 25 номинаций и 6 побед даже у главных неформатчиков нашего времени компании A24, которая ассоциируется у всех исключительно со странными работами типа «Ведьма», «Реинкарнация», «Под Силвер-Лейк». Тем не менее, им принадлежат: «Комната» (четыре номинации, одна победа) «Леди Бёрд» (пять номинаций, одна победа), «Горец-творец» (одна номинация), «Лунный свет» (восемь номинаций, две победы).

Надо понимать, что новому игроку очень сложно запрыгнуть на ежегодный «оскаровский» товарняк. Победы Annapurna, A24 или Plan B воистину титаническая работа со стороны маркетологов и лоббистов, ведь есть много топовых команд, которым по сей день редко удаётся выгрызть даже техническую номинацию из третьего ряда. Например, Bold Films («Драйв», «Неоновый демон», «Стрингер», «Одержимость»).

 

А ведь есть еще и новая бабайка Netflix, про которую либо хорошо, либо ничего.

Все эти бойцы невидимого фронта, готовые удавиться за пару миллионов с пропущенного из-за церемонии уик-энда, прекрасно помнят, что месяц между оглашением номинаций и награждением победителей самая жаркая пора в году. «Исторически сложилось, что номинации оказывают куда более серьёзное влияние на прокатную судьбу фильма, чем сама победа», признал однажды президент Focus Features Джеймс Шеймус. Ещё лет тридцать назад эта жаркая пора продолжалась не месяц, а почти три, но академики начали постепенно уставать от бесконечного хайпа; уставать и закручивать вентиль. Когда вода совсем остановилась, вдруг выяснилось, что, помимо внутрицеховых изменений, в мире за последние десять лет сменилась ещё и прокатная парадигма.

Зарубежный прокат штука, о которой студии-мейджоры были приучены вспоминать в последнюю очередь. Ситуация начала серьёзно меняться лет пять-семь назад, когда рынок DVD и VHS внезапно обрушился, и Голливуд оказался в новом дивном мире, где волшебная формула «есть шанс, что посмотрят потом» оказалась под вопросом. «Посмотрят потом» предполагала, что через месяц-другой после церемонии все победители выйдут на носителях с победными золотыми блямбами на коробочке. Зачем включать Португалию или Бахрейн в расписание «оскаровской гонки», если можно ограничиться неспешным релизом на DVD. Но DVD как формат умер.

Попытка вести торг с цифровыми дистрибьютерами локальными телеканалами или интернет-платформами открыла еще одну проблему новой реальности. Платформы и телеканалы стали укрупняться. Если ты уже продал свой фильм Netflix, то есть шанс, что его больше никто не купит. А если никто не купит, то надо пытаться его продать, пока железо ещё горячо. Надо активнее работать с национальными прокатчиками. Здесь возникает следующая проблема: как повлиять на национального прокатчика Убедить его выпустить твой фильм в самый hot season те самые несколько недель между объявлением номинаций и оглашением победителей. И самый главный вопрос (почти экзистенциальный): сможет ли премьера в тесный hot season принести картине реальные дивиденды Призёрские дивиденды.

Посмотрим на выпуклом примере Китая. В Поднебесной все ещё любят премию «Оскар» и предшествующий церемонии марафон. Местный прокат открылся Западу совсем недавно, массовый зритель этой церемонией еще не пресытился (прямо как российский на рубеже веков), поэтому относится к каждому фильму со всей искренней симпатией. Но в чём проблема. Далеко не все фильмы из оскаровского шортлиста попадают в китайский прокат. Картины на скользкие темы (например, «Лунный свет») цензура гасит, привычно ссылаясь на национальные квоты.

Приведу в качестве иллюстрации совсем немного статистики за последние пару лет. Сколько тот или иной оскаровский номинант заработал в Китае, когда заработал и какая оценка у этого фильма в китайской социальной сети Douban. Последний фактор крайне необходим, чтобы убедиться в том, что отсутствие национального проката для отдельно взятого фильма, а также великий китайский файервол, не мешают китайским зрителям смотреть те или иные фильмы.

2017

«По соображениям совести»: 62 млн долларов. Выход до номинаций. Оценка Douban 8,7
«Прибытие»: 16 млн долларов. Выход до номинаций. Оценка Douban 7,7
«Ла-Ла Лэнд»: 36 млн долларов. Выход перед победой. Оценка Douban 8,3
«Лев»: 2,5 млн долларов. Выход гораздо позднее победы. Оценка Douban 7,4
2018

«Дюнкерк»: 50 млн долларов. Выход до номинаций. Оценка Douban 8,4
«Темные времена»: 5,8 млн долларов. Выход до номинаций. Оценка Douban 8,5
«Бегущий по лезвию 2049»: 11,2 млн долларов. Выход до номинаций. Оценка Douban 8,3
«Форма воды»: 16,6 млн долларов. Выход после победы. Оценка Douban 7,2
«Три билборда»: 10,2 млн долларов. Выход после победы. Оценка Douban 8,7
«Лунный свет» (Douban 7,3), «Призрачная нить» (Douban 7,5), «Назови меня своим именем» (Douban 8,7), «Леди Бёрд» (Douban 7,9), «Тоня против всех (Douban 8) в китайском прокате представлены не были.

Можно в сотый раз пошутить про фобии китайских цензоров и про партийные нравы, а можно принять позицию, что китайская прокатная машина это хорошая лакмусовая бумага, на примере которой прекрасно видно, что не так с Оскаром-2019. «Богемская рапсодия», «Фаворитка», «Рома», «Звезда родилась», «Власть», «Чёрный клановец» прокатываться в Китае не будут. Прокатывалась «Чёрная Пантера», в марте выйдет «Зелёная книга» (китайцы всё же были инвесторами) и больше ничего. Почему Потому что неинтересно.

«Оскар» всегда был праздником, во время которого кинозрители со всего мира ощущали себя сопричастными к чему-то большому, важному и всех объединяющему. В эту ночь и ещё несколько дней спустя миллионы людей за пределами Штатов чувствовали себя немножечко американцами. «Оскар-2019» года еще не случился, но уже вызывает ассоциации в коллективном бессознательном с неловким свадебным банкетом из дурных фильмов про дисфунциональные семьи. Будем надеяться, что в ночь с воскресенья на понедельник этот фантом развеется, и над Театром Долби снова взойдет солнце. (В этом месте автор тяжело вздыхает) Солнце Альфонсо Куарона

Источник: inoafisha.info

Почему «Оскар» превратился в свадебный банкет Феликс Зилич размышляет о главной кинопремии мира и приходит к печальным выводам, посмотрев на Китай.Церемонию вручения премии «Оскар» показывают по

Почему «Оскар» превратился в свадебный банкет Феликс Зилич размышляет о главной кинопремии мира и приходит к печальным выводам, посмотрев на Китай.Церемонию вручения премии «Оскар» показывают по

Источник


Добавить комментарий