Ёптель

это не вероятно, но факт!

«Расстрелян как предатель»: Украина сделала фатальный шаг, у России выхода не осталось

Расстрелян как предатель: Украина сделала фатальный шаг, у России выхода не осталось Сегодня уже нет никаких сомнений: если войска России уйдут с Украины – русских патриотов там начнут убивать

Сегодня уже нет никаких сомнений: если войска России уйдут с Украины – русских патриотов там начнут убивать повсеместно. И это не просто предположение: буквально на днях на контролируемой ВСУ территории ЛНР за призыв сотрудничать с русскими войсками убит мэр города Кременная Владимир Струк.
Современному человеку к жутким кровавым кадрам не привыкать. Но никакие кинотриллеры и боевики не могут передать кромешного ужаса, который на протяжении последних восьми лет происходил в русском Донбассе. Того, что сегодня на Украине с огромным трудом останавливают русские воины.
Один из самых страшных примеров происходящего – фотография изуродованного тела 57-летнего Владимира Струка. Мэр города Кременная, отец двоих детей и дед двоих внуков был похищен и зверски убит укронацистами. Сложно представить, какие пытки он перенёс перед смертью, но от опубликованного в соцсетях снимка убитого стынет кровь. И возникает одно желание: сделать так, чтобы совершившие это ответили за содеянное и никто не решился бы повторить нечто подобное.
Кровавая агония необандеровцев
Активисты «Русской весны» в Донбассе и других регионах Новороссии неоднократно рассказывали, насколько опасно представителю местных властей противодействовать неонацистам. В стране, где власти сажают, а нацики могут и убить только за ношение георгиевской ленточки или распространение неугодной им прессы и литературы.
Владимир Струк с 2012 по 2014 год был народным депутатом Верховной рады Украины от Партии регионов, возглавлял поселковый совет Юбилейное (2006-2014), дважды избирался мэром Кременной. В 2014-м, после майданного путча, был горячим сторонником ЛНР, одним из организаторов луганского Антимайдана. По некоторым данным, финансировал создание первого блокпоста ополченцев на въезде в Кременную. Поддерживал народного губернатора Валерия Болотова и бывшего депутата Верховной рады Олега Царёва, которые объявили референдум о независимости ЛНР.
Его ненавидели, пытались преследовать через суд, но оснований для посадки не нашли даже украинские судьи. Между тем Струк продолжал начатое: агитировал местных жителей не бояться и не убегать, а готовиться налаживать мирную жизнь после прихода в город формирований ЛНР и русской армии. И когда нашим войскам до Кременной оставалось каких-то 15 километров, просто решено было убить русского патриота. И убили – нагло, цинично, зная, что за это им ничего не будет.
Самое же мерзкое началось потом: украинские сайты и официальные лица, забыв про совесть и законность (всё-таки убит пусть оппозиционный, но законный мэр на контролируемой ВСУ территории) не только не осудили преступления, а подняли по этому поводу радостный визг. Особенно усердствовал печально известный советник главы МВД Украины Антон Геращенко, радостно сообщивший:
Одним предателем стало меньше… Судя по всему, расстрелян неизвестными патриотами, как предатель по законам военного времени.
Западные же СМИ, которые подняли бы всеевропейский хай, расстреляй русские «по законам военного времени» какого-нибудь лояльного бандеровцам мэра освобождённого города, разумеется, постарались ничего «не заметить».
Они всегда так поступали
И тут важно отметить, что у бандерофашистов всегда была своя мораль и свои взгляды на «можно – нельзя». А похищение и убийство не являются для бандеровской Украины чем-то из ряда вон выходящим. Противостоявший бандеровцам на майдане, в Крыму и Донбассе глава «Народного собора Украины» Игорь Друзь в комментарии «Первому русскому» свидетельствует:
Этот режим сейчас на Западе пытаются подать как «белый и пушистый», на который напала злая Россия. Но то, что случилось с Владимиром Струком, для этого режима – обычная практика. Сразу после майдана начались политические убийства противников режима. Убит Олесь Бузина, с которым я был хорошо знаком. Застрелили после включения в список сайта «Миротворец» депутата Рады Олега Калашникова. Другой депутат – Михаил Чечетов «выпал из окна» многоэтажки. Списали на самоубийство, конечно же, но всем ясно: инсценировка. Моего друга – журналиста Сергея Рулёва, который, по счастью, остался жив, четыре часа пытали прямо на майдане, вырывая щипцами ногти. Про менее известных людей и говорить нечего. Так что откровения этого фашиста Геращенко – не что иное, как признание в совершении военного преступления. Когда его будут судить на новом Нюрнберге, это будет лишним доказательством.
Власти ЛНР уже возбудили уголовное дело по этому поводу. А назвавший похищение и убийство Владимира Струка «военным преступлением, совершённым при попустительстве властей Украины» представитель ЛНР на переговорах по урегулированию конфликта в Донбассе Родион Мирошник заявил:
Владимир Струк был личностью спорной и неоднозначной, но его убийство – это нацистский показательный беспредел в назидание остальным, кто захочет не подчиниться нацистам и не быть живым щитом убийцам и нацистам.
Убийство мэра Кременной красноречиво свидетельствует ещё об одной важной вещи, которую доселе не понимают многие не только на Украине, но и частично в России. Русские солдаты пришли не Украину ликвидировать, а фашизм на Украине. Чтобы никто больше не мог безнаказанно заживо сжигать людей, как в Одессе. Или закапывать их в землю заживо, как нацики в ныне освобождённом луганском городе Счастье. Или долбить реактивной артиллерией по гражданским, множа список погибших детишек на «Аллее ангелов» в Донецке. Ну, или вывезти человека и просто убить, как Владимира Струка, – только за то, что он с ними не согласен.
Что касается погибшего, то в памяти нашей он останется человеком, в решающий момент проявившим гражданское мужество и вставшим на защиту от войны вверенного ему гражданского населения. И убитым, по сути, в спину. Точно так же, как после освобождения Украины в 1944 году идеологические предшественники нынешних укрофашистов – бандеровцы убивали не только военных, но также массу гражданских и в первую очередь тех, кто налаживал на освобождённых территориях мирную жизнь. Помимо председателей колхозов, агрономов и инженеров убито тогда было около двух тысяч (!) учителей и врачей. За то, что лечили и учили. Владимира Струка вполне можно включить в этот скорбный список жертв укрофашистов, которые с тех пор по сути своей не изменились.
Что с того
И в заключение – принципиальный момент. Убивать «некомбатантов» за политические взгляды – это, вообще-то, согласно всем международным нормам, терроризм. Террористов же принято отлавливать и уничтожать везде, где только можно. В том числе и на чужой территории, что те же израильтяне, да и американцы проделывали не раз.
Так что, если вдруг завтра кого-то из высокопоставленных киевских фюреров найдут где-нибудь (не обязательно на Украине, а в Варшаве или Берлине например) с дыркой в голове, то пусть не удивляются – террористов мы имеем право отстреливать везде, где найдём. Как там Путин говорил «Найдём в сортире – и там замочим» Очень надеемся, что найдут. И замочат. За Струка ответите!

Источник