Ёптель

это не вероятно, но факт!

Седой Каспий в процессе «деления»

 

Седой Каспий в процессе «деления» У моря-озераПосле окончания Второй мировой Каспийская флотилия не была расформирована лишь потому, что Каспийское море целиком России не принадлежало,

У моря-озера
После окончания Второй мировой Каспийская флотилия не была расформирована лишь потому, что Каспийское море целиком России не принадлежало, соответственно, некие морские силы иметь на нём полагалось. При этом Каспий является полностью закрытым бассейном (как известно, с географической точки зрения это солёное озеро), размеры его относительно невелики (по крайней мере, по сравнению с «настоящими» морями), а Ирану принадлежала лишь крайне незначительная часть.
Отношения между Москвой и Тегераном как при шахе, так после исламской революции были крайне непростыми и очень далёкими от союзнических, но серьёзным военным противником Иран в СССР не считали. Поэтому Каспийская флотилия получала корабли и катера по остаточному принципу. К тому же по объективным географическим причинам флотилия не могла быть слишком большой по численности, не имело смысла передавать в её состав крупные надводные корабли и какие-либо подводные лодки.
После распада СССР ситуация существенно изменилась. Прикаспийских стран сразу стало не две, а пять, причём Россия с точки зрения длины побережья уже не была крупнейшей. Началась весьма оживлённая дискуссия о том, как делить акваторию и дно моря за пределами территориальных вод. Эта дискуссия, по сути, не закончена до сих пор.
Россия, Казахстан и Азербайджан, в целом, выступают за раздел моря по серединной линии. Иран выдвинул весьма экзотический вариант раздела Каспия на пять равных частей. Туркмения склонялась к варианту дележа по серединной линии, но с нюансами. Азербайджан предлагал считать линию раздела от выдвинутого далеко на восток от его берега Апшеронского полуострова, Туркмения же предлагала этот полуостров игнорировать и считать линию от «собственно берега».
Других трёх стран данный нюанс не касался, но для Баку и Ашхабада был принципиальным: именно от его решения зависело, кому принадлежат спорные месторождения. Если считать от «собственно берега», они относились к Туркмении, если от полуострова — к Азербайджану. При этом Баку ссылался на то, что в советское время месторождения были отнесены именно к его экономической зоне.
Кроме того, Кавказ превратился для России в многолетнюю горячую точку, что потребовало особого внимания Москвы к дислоцированным здесь группировкам вооружённых сил. К тому же Каспийский регион очень богат нефтью и газом.
В итоге, если все четыре российских флота (особенно ЧФ и ТОФ) в 1990-е и 2000-е годы деградировали, Каспийская военная флотилия жила довольно неплохо. Тем более что упомянутые её специфические особенности в новых условиях пошли ей же на пользу — флотилию можно было комплектовать катерами и малыми кораблями, которые относительно дёшевы и строятся сравнительно быстро. Основная кораблестроительная база тоже располагалась весьма удобно — в Зеленодольске (Татарстан), откуда переход по Волге до Астрахани весьма короткий.
Сегодня в составе Каспийской флотилии имеется 2 сторожевых корабля пр. 11661 («Татарстан» и «Дагестан»), ракетный катер пр. 12411Т («Ступинец»), 3 малых артиллерийских корабля пр. 21630 («Астрахань», «Волгодонск», «Махачкала») и 3 МРК пр. 21631 («Град Свияжск», «Углич», «Великий Устюг»), сторожевой катер пр. 1400М, 4 бронекатера пр. 1204, 2 базовых тральщика пр. 1265 («Магомед Гаджиев» и «Герман Угрюмов»), 2 рейдовых тральщика пр. 10750 и 1 пр. 1258, 8 десантных катеров (по одному пр. 1176 и 21820, 6 пр. 11770).
Устаревшими (советской постройки) являются лишь «Ступинец», «Угрюмов», бронекатера, катер пр. 1400М и тральщик пр. 1258, но и они введены в строй в конце 1980-х (кроме пр. 1204). Все остальные корабли и катера построены в 1994-2014 годах, поэтому из всех российских флотских объединений именно Каспийская флотилия оказалась самой «молодой».
Наиболее современными являются «Буяны», т. е. МАК пр. 21630 и МРК пр. 21631. Более того, два года назад все четыре бронекатера пр. 1204 по Волге и Дону перешли в Азовское море, воссоздав тем самым Азовскую флотилию (формально они продолжают числиться за Каспийской флотилией). Это несколько уменьшило российский потенциал на Каспии, но ещё больше понизило средний возраст боевых единиц Каспийской флотилии (бронекатера строились в 1960-е — 1970-е гг.).
В чеченских кампаниях принимала участие морская пехота флотилии, а в 2015 году «боевое крещение» получили и её корабли: «Дагестан» и все три МРК пр. 21631 из каспийской акватории выпустили (через воздушное пространство Ирана) суммарно около полусотни КРМБ «Калибр» по антиправительственным целям в Сирии. Разумеется, кораблям при этом не угрожало абсолютно ничего, для них эти боевые пуски, по сути, не отличались от учебных.
Но это, вообще-то, проблема тех, к кому «Калибры» прилетели.
Азербайджан
ВМС Азербайджана до сих пор состоят из кораблей и катеров, доставшихся от советской Каспийской военной флотилии, Баку получил примерно четверть её тогдашнего состава. И в каком-то смысле, это стало для Азербайджана «ловушкой»: получив советские корабли и катера, Баку почти не обновлял свои ВМС.
Крупнейшим кораблём азербайджанских ВМС является сегодня крайне устаревший сторожевой корабль («фрегат») пр. 159А. Кроме того, имеется учебный корабль пр. 888R (используется как корабль управления). В последние годы по израильскому проекту OPV-62 в самом Азербайджане построены шесть патрульных кораблей типа «Туфан», оснащённые универсальными ракетами «Спайк-NLOS», которые сейчас являются самыми мощными единицами ВМС страны, хотя и меньше по размерам, чем «фрегат» пр. 159.
Надо заметить, что «Спайк-NLOS» — очень хорошие ракеты для наземной войны, но для морской войны из-за ограниченных дальности полёта и мощности боевой части не слишком подходят.
В составе ВМС Азербайджана находится также 8 сторожевых катеров — один типа «Тюрк» (турецкой постройки), один пр. 368У, 6 малых катеров с пулемётным вооружением (3 пр. УК-3, 1 пр. 1388Р, 2 пр. 722). Кроме того, в Береговой гвардии имеется 4 сторожевых катера пр. 205П и 1 пр. 205У (бывший ракетный катер со снятыми ПКР), 6 израильских катеров типа «Шалдаг», 1 американский катер типа «Пойнт», 1 катер пр. 1400 и 8 вооружённых пулемётами катеров, которые в советское время занимались обслуживанием нефтепромыслов. Все катера вооружены, в лучшем случае, малокалиберными пушками, но большинство — только пулемётами. Поэтому боевая ценность этих единиц, мягко говоря, невелика.
Также у Баку имеется 4 тральщика — 2 пр. 1265, 2 пр. 1258. Десантные силы страны включают 4 средних (один пр. 771А, 3 пр. 770) и 4 малых (2 пр. 106К, 2 пр. 1785) десантных корабля, а морской спецназ использует 2 сверхмалые подводные лодки типа «Тритон». Пожалуй, именно подводные лодки являются главным «козырем» азербайджанского флота, но, конечно, всерьёз повлиять на баланс сил на Каспии они не могут.
Из-за своей крайней архаичности (в постсоветский период построены только «Туфаны» и «Шалдаги», все остальные корабли и катера уже к моменту распада СССР считались устаревшими или даже вообще не были боевыми). ВМС Азербайджана являются сегодня, пожалуй, слабейшими на данном ТВД.
Казахстан
Военно-морские силы и флот Пограничной службы Казахстана имеют в своём составе многочисленные сторожевые катера — 7 типа «Астана» (пр. 0200М «Буркит-М», на основе советского пр. 1400М), 4 типа «Казахстан» (пр. 0250 «Барс-МО»), 5-6 типа «Сардар» (пр. 22180, он же 0300 «Барс»). Имеется также не менее 40 лёгких катеров без вооружения, в том числе 2 типа «Айбар» (пр. 0210, модернизированный российский пр. 12200 «Соболь»), 4 типа FC-19, 4 типа «Сункар» (украинские типа «Калкан»). Из всех перечисленных кораблей и катеров в состав ВМС юридически входят только катера типа «Казахстан», остальные — в составе Погранслужбы.
Находятся в отстое устаревшие катера иностранной постройки — 1 турецкий типа «Тюрк», до 3 немецких пр. 369, 3 типа «Шапшан» (южнокорейские типа «Си Долфин»). В составе ВМС находится также 1 рейдовый тральщик российской постройки «Алатау» (пр. 10750).
На катерах казахстанского флота нет никаких ракет, самое мощное вооружение — малокалиберные пушки. По сравнению с азербайджанским флотом у ВМС Казахстана только одно, но весьма важное преимущество — они физически новее, почти все построены уже в постсоветский период.
Туркмения
ВМС и Пограничная охрана Туркмении имеют в своём составе корвет «Дениз-хан» (построен по турецкому проекту, несёт итальянские ПКР «Отомат» и французский ЗРК VL МICA), 2 российских ракетных катера пр. 12418 (с ПКР «Уран») и 6 турецких малых ракетных катеров типа «Дирсан» (с итальянскими ПКР «Марте»), до 28 сторожевых катеров (порядка 10 советских пр. 1400 и аналогичных украинских «Гриф-Т», 2 российских пр. 12200, 1 американский типа «Пойнт», до 5 украинских типа «Калкан», 10 типа «Аркадаг» (турецкие типа NTPB)) и, возможно, 1 тральщик пр. 1252, 2 турецких десантных катера типа LСМ-1.
Кроме катеров пр. 1400, остальные катера построены не просто в постсоветский период, но уже в ХХI веке, при этом, в отличие от ВМС Казахстана, 8 туркменских катеров и корвет несут ПКР (даже в нашей Каспийской флотилии носителями ПКР являются 5 кораблей и 1 катер, то есть всего 6 единиц).
Таким образом, сегодня туркменский флот по своему потенциалу, пожалуй, можно поставить на второе место на ТВД после российской флотилии. Впрочем, есть данные, что итальянские ПКР «Отомат» установлены и на катерах типа NТРВ, тогда туркменский флот формально становится сильнейшим на Каспии.
Иран
Иран является наряду с Россией «старой» каспийской страной. При этом, как и для России, каспийский ТВД считается для него второстепенным. Основные силы ВМС Ирана размещены в Персидском заливе и Аравийском море. Впрочем, Россия может (по крайней мере, теоретически) усиливать Каспийскую флотилию за счёт всех трёх европейских флотов путём переброски малых кораблей и катеров по внутренним водным путям (в реальности из-за обмеления Волги в её среднем течении флотилия может усиливаться только за счёт ЧФ). По этим же маршрутам, как уже было сказано, приходят на Каспий корабли и катера новой постройки.
У Ирана внутренних водных путей нет, поэтому ему необходимо иметь на Каспийском море отдельную кораблестроительную базу. По суше сюда могут перебрасываться лишь совсем небольшие катера. Либо надо перегонять корабли через Суэцкий канал, турецкие проливы и затем по Волго-Дону, но на это необходимо разрешение Египта и России.
Крупнейший корабль нынешнего иранского Северного (то есть Каспийского) флота был построен в Голландии в 1936 году как яхта для шаха, именно в этом качестве в том же году он прошёл от Ленинграда через Волго-Балт и Волгу до каспийского побережья Ирана. Затем яхта была переделана в боевой корабль, и сейчас это корвет «Хамзех». И есть надежда, что он доживёт до своего столетнего юбилея.
Непосредственно в Энзели (главная военно-морская и кораблестроительная база Ирана на Каспии) в ХХI веке были построены четыре ракетных катера типа «Сина», которые представляют собой иранские копии французских катеров типа «Комбатант-2», полученных Ираном ещё при шахе. Они вооружены ПКР «Нур» (иранская копия китайской ПКР С-802). Кроме того, в состав Северного флота входят до 40 малых сторожевых катеров и старый тральщик «Шахрох» американской постройки.
Флагманом этого флота был фрегат «Дамаванд», скопированный с фрегатов типа «Алванд» английской постройки (также были получены Ираном ещё при шахе). Корабль вошёл в строй в 2013 году, но в январе 2018-го затонул во время шторма прямо в гавани Энзели. Считается, что сейчас фрегат находится в процессе ремонта и восстановления, но нет особых сомнений, что, на самом деле, в Энзели просто строится новый фрегат.
В целом иранский флот на Каспии сопоставим с туркменским, но несколько более архаичен (не столько физически, сколько морально).
«Технология» конфликтов
Все три возможных военных конфликта между прикаспийскими странами связаны с Азербайджаном. Эта страна остаётся непримиримым противником Армении, входящей в ОДКБ. То есть теоретически нельзя исключать конфликт между Азербайджаном и Россией. Однако, как показала вторая война за Карабах осенью 2020 года, вероятность такого конфликта, мягко говоря, невелика.
Чтобы такой конфликт случился, азербайджанские войска должны развернуть широкомасштабное наступление вглубь Армении и/или нанести удар по российским миротворцам в Нагорном Карабахе. Но пока президентом Азербайджана остаётся Ильхам Алиев, развитие событий по этому сценарию маловероятно.
Не секрет, что с Туркменией у Азербайджана давний спор как раз за дно Каспия — то есть за находящиеся там нефтяные месторождения. Спор этот продолжается почти с момента распада СССР и несколько раз дело доходило почти до войны. И если рассматривать соотношение сил на море и в воздухе (по суше страны не граничат), явное превосходство на стороне Туркмении (при этом, правда, неизвестен уровень боевой подготовки моряков и лётчиков обеих сторон).
О соотношении сил на море уже было сказано. Что же касается ВВС обеих стран, то оснащены они одинаковыми боевыми самолётами — штурмовиками Су-25 и истребителями МиГ-29. И тех, и других у Туркмении примерно в полтора раза больше, чем у Азербайджана. На хранении обе страны имеют штурмовики Су-17 и перехватчики МиГ-25 (которых у Туркмении тоже больше), но крайне сомнительно, что хотя бы один способен подняться в воздух (да и «основные самолёты», то есть Су-25 и МиГ-29, скорее всего, боеспособны у обеих стран отнюдь не на 100%).
Обе стороны обладают советской ЗРС большой дальности С-200. Азербайджан имеет также российскую ЗРС С-300ПМ, Туркмения приобрела очень схожую китайскую ЗРС HQ-9, которая прикрывает Ашхабад. «Двухсотки» обеих сторон и азербайджанская «трёхсотка» развёрнуты на берегу Каспия. Правда, боеспособность С-200 у обеих стран крайне сомнительна. Конечно, у Азербайджана есть «великие и могучие» БПЛА «Байрактары», но неясно, насколько они эффективны в морской войне. Впрочем, в настоящий момент конфликт между Азербайджаном и Туркменистаном находится в латентной стадии.
С Ираном у Азербайджана проблемы на почве давнего тюркско-персидского противостояния, а также из-за наличия на северо-западе Ирана значительного азербайджанского меньшинства, которое в Тегеране рассматривается, с одной стороны, как источник сепаратизма, с другой — как потенциальная база для присоединения Азербайджана к Ирану. Здесь происходят регулярные обострения, но сегодня и этот конфликт можно считать латентным. Если он всё же «разогреется» до войны, шансов у Азербайджана будет немного, при этом боевые действия прежде всего развернутся на суше, а не на море.
За прошедшие тридцать лет прикаспийские страны так и не смогли поделить заветное море-озеро. Но приняли другое решение — в любом случае вопрос раздела будут решать только они, без участия каких-либо ещё стран и организаций. Такой подход предопределён ещё и географически. Поскольку после распада СССР сама Волга, а также Волго-Балт и Волго-Дон остались полностью на территории России и являются её внутренними водными путями, без разрешения Москвы корабли некаспийских стран появиться на Каспии не могут.
Регулярно возникающие в наших СМИ «страшилки» насчёт «американских ВМБ в Каспийском море» являются даже не пропагандой, а откровенным бредом. США не имеют даже теоретической возможности создать здесь какие-либо базы на Каспии. Тем более, что уставший американский «гегемон» вообще быстро теряет влияние, и не только на Востоке.
Хотя России сегодня принадлежит лишь небольшая часть каспийского побережья, Каспийская военная флотилия может чувствовать себя на этом потенциальном ТВД буквально как дома и контролировать «Калибрами» пространство на максимальную дальность их стрельбы. И помешать Москве некому.

 

Источник