Ёптель

это не вероятно, но факт!

Случай в Афгане

 

Случай в Афгане Я солдат вооружённых сил России (на тот момент СССР). Было это в 86-ом году во время афганской войны. Меня тогда с ротой моих сослуживцев забросили в горячую точку. Война с

Я солдат вооружённых сил России (на тот момент СССР). Было это в 86-ом году во время афганской войны. Меня тогда с ротой моих сослуживцев забросили в горячую точку. Война с людьми делает страшные вещи. Ну, в общем, дело было в апреле, нас расформировали по отрядам: со мной был мой товарищ Колька — в отряде нас было 16 человек. Однажды наш отряд бросили в один сектор в афганских горах: задача была держать сектор до прибытия основных вооружённых сил. В этой местности было целых три аула — талибов там было как тараканов, нас с Колей отправили на патруль в ночь освоения на секторе с целью обыскать сектор на предмет врагов и мест ночлега. Ну мы с Николаем прошлись как ни в чем не бывало, поговорили, посмеялись о своём, повспоминали былые времена. В общем, ничего страшного не нашли.

Отряд обосновался, развели костёр, поставили караул, поели, да спать легли. В таком порядке прошли ещё 3 дня. Но как-то раз с Колей произошла такая история: он один пошёл в лес, вроде за хворостом, но почему-то с автоматом. Мне показалось, что тут что-то неладное, и я по-тихому пошёл за ним. Долго он меня не замечал, но тут вдруг остановился, оглянулся по сторонам и замер. Потом как-то странно свистнул, хлопнул об колено и в 3 метрах от него послышался шелест листьев кустарника. И тут я увидел, что из куста выползает какая-то странная бестия. Она была похожа на змею, но как будто обмотана местами в порванный кусок ткани. Когда она стала выдвигать понемногу свою мордочку из ткани, меня там чуть не вывернуло: из пасти у неё торчали 3 желтоватых зуба, а язык был похож на маленького слизня.

Все это время Коля как-то зло смеялся и приговаривал: «О, снова ты, что тебе нужно от меня» — потом он достал из бокового чехла нож и… Отрезал себе палец. На это не последовало никаких криков с его стороны, как будто он отрезал кусок колбасы. Эта тварюга шепнула как-то по-животному, утащила палец и уползла.

Я был в шоке от поступка, сделанного моим другом. Я снял с предохранителя автомат и подошёл к Коле. Он посмотрел на меня и сказал: «Ещё одно движение и ты умрешь», — его лицо сменилось звериным оскалом, это испугало меня до жути.

Его зубы были как будто заточены чем-то, но он же всего лишь человек, а у человека не могут быть такие острые зубы. Я посмотрел на него и сказал: «Что ты, тварь, сделала с моим другом», — на что последовал ответ: «О, я ещё ничего не сделал, но сделаю ещё многое, а ты сейчас умрешь».

После этих слов он посмотрел на меня как волк на зайца и его ничуть не смутил стоящий на автоматическом режиме автомат. Он с колен встал на руки и ноги, как зверь, рявкнул и бросился ко мне. Все, что я мог сделать – это, что есть силы, ударить его прикладом. Он упал в бессилии, рявкнул ещё раз и снова встал. Я разозлился на Колю и выпалил очередь ему в ногу. Он заверещал истошным воплем и затрясся в конвульсиях, я добил его прикладом. Потом одумался — ведь это же мой друг Колька, как я мог Я взял его на плечо, взял его автомат и пошёл к лагерю.

Когда я вышел из леса, очень испугался: 13 человек из моего отряда лежали у костра в огромной луже крови, все как будто изрезанные когтями. А на большом камне сидел командир отряда, с автоматом в трясущихся руках, судорожно ищущий второй рожок патронов, глаза у него были как у человека увидевшего смерть.

 

Я подошёл к камню, резко закинул туда Колю, избитого и истекающего кровью, залез сам и спросил у командира: «Сергей Михайлович, что случилось». А он ответил: «Это была смерть, Сережа, сама смерть, больше некому так… Она выпрыгнула из леса, как какое-то животное прежде, чем мы успели… (всхлип)… среагировать… она была большая и очень быстрая: она загрызла восьмерых за минуту; ещё троих — за вторую, а остальных за последующие две. Я – единственный, кто успел достать автомат, а Ваню она в лес утащила, мразь, она съест его, наверное,» — командир отряда заплакал.

Нет, живой она точно не останется — такая сука должна быть мертвой.

Я сорвал с плеча автомат, забрал у командира пистолет — пошёл в лес, оставив командира и Кольку с горой трупов наедине.

У опушки я заметил дорожку крови, которая вела в лес, и последовал по ней. Я передернул затвор, так как чувствовал этот сладкий запах крови, шедший слева от меня. Я поднял кустарник и увидел Ваню без головы, оружия и руки. Сзади стоял Коля и сказал мне: «Можешь даже не думать, что это за тварь убила его, эта сволочь тебе не по зубам, её уже нет в живых…», — только его слова оборвались, как из чащи леса показался какой-то странный зверь: огромный, как лев — темно-бурый волк.

С испуга я даже сначала опешил, но потом нащупал у себя в руках автомат и высадил в него почти полрожка, бездумно зажав спусковой крючок. Волк упал бездыханно, Колька тоже упал. Я поупал пульс у Коли и заплакал. У Коли пульса не было — он умер.

Я вернулся к командиру отряда, но уже без Коли. На камне был лишь труп командира отряда и надпись: «Ты умрёшь».

Потом через полтора дня пришли талибы, но сил сопротивляться из-за нехватки пищи не было…. Меня взяли в плен, но потом освободили наши русские солдаты. Меня госпитализировали. Кольку и всех бойцов похоронили, а что за тварь была тогда с Колей — неизвестно до сих пор.

Источник