Ёптель

это не вероятно, но факт!

Спровоцирует ли военный провал революцию в США

 

Спровоцирует ли военный провал революцию в США Подобно Российской империи после поражения в Крымской войне, сегодня в США может начать вызревать глубокое разочарование властью В США август

Подобно Российской империи после поражения в Крымской войне, сегодня в США может начать вызревать глубокое разочарование властью
В США август оказался крайне насыщен событиями для уставшей от войн общественности США и их горячо любимых вооруженных сил, пополняемых из добровольцев. После того как к власти в Афганистане вновь захватил боевики радикального движения «Талибан» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), обычными чувствами тех, кто служил и выжил в самой продолжительной войне США, стали отвращение, разочарование, печаль и гнев. С исторической точки зрения, подобные настроения не уникальны, пишет Джефф Грум в статье, вышедшей 15 сентября в Responsible Statecraft.
Русский писатель Лев Толстой, служивший офицером артиллерии в армии, в своих «Севастопольских рассказах» задокументировал в середине XIX века поражение своей страны в Крымской войне. Едва ли может быть что-то менее похоже друг на друга по теории или комплектации, чем армия Российской империи, традиционно формировавшаяся из военнообязанных крестьян, и вооруженные силы нынешних США, где в армию идут добровольцы, но опыт их поражения имеет важное сходство: гнев и разочарование граждан в истеблишменте.
Русский царь Александр II, стремясь предотвратить то, что он называл «революцией снизу», освободил крепостных в 1861 году, прежде чем погибнуть от рук убийцы в 1881 году. В то время как катастрофические зарубежные авантюры американской элиты вряд ли приведут к появлению современной партии большевиков или спровоцируют пролетарскую революцию, они, безусловно, изменят будущее внешней политики США и состав полностью добровольческих вооруженных сил.
Как описано в прекрасной книге Орландо Фигеса, посвященной Крымской войне, Толстой был морально возмущен жестоким обращением с простыми солдатами со стороны офицеров-аристократов. Основываясь на собственном опыте, он составил «Проект о переформировании армии», который включал в себя предложения по обновлению военной структуры, снаряжения и тактики. Писатель зловеще предупреждал, что в каждом избитом солдате было скрытое чувство мести, слишком подавленное, чтобы выступить в качестве реальной силы, но ждавшее, чтобы прорваться наружу. Крымская война длилась почти три года, война в Афганистане — почти 20.
Российское правительство и военные лидеры той эпохи, возможно, и были некомпетентными и жестокими, но они не занимались запутыванием и обманом, как нынешние гражданские, военные и медиа-лидеры Америки. Пожертвовать жизнью ради дела, в которое веришь, и в конечном счете потерпеть поражение — это одно, навсегда же разрушить жизни людей и семей из-за лжи и обмана — это совсем другое. Что же тогда удивительного, что американские ветераны возмущены и злы С ними обращались, как сказал Курт Воннегут в 2004 году, как с «игрушками, которые богатый ребенок получил на Рождество».
Исследование центра Pew в 2019 году показало, что 64% ветеранов войны в Ираке указывали на то, что война не стоила того, чтобы в ней участвовать. В случае же с Афганистаном эта цифра составила 58%. Некоторые из этих возмущенных ветеранов теперь баллотируются от обеих американских партий. Так, Лукас Кунс, бывший офицер морской пехоты, а ныне кандидат в сенат от Демократической партии Миссури, выступил против военной лжи. В свою очередь бывший «зеленый берет» Джо Кент, чья жена первый главный старшина морской ВМФ США Шеннон погибла в Ираке, сражаясь с ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), и который баллотируется на пост депутата конгресса от Республиканской партии в штате Вашингтон, предложил создать «Комиссию по войне в Афганистане», основное внимание которой будет уделено «Пузырю», как презрительно называют представители армии и спецслужб США, преследующих свои интересы.
Их взгляды резко контрастируют с взглядами других бывших участников боевых действий, таких как ястребы, таких как республиканцы Том Коттон, Дэн Креншоу или «поп Гапон» Линдси Грэм, который недавно заявил, что Соединенные Штаты «вернутся» в Афганистан. В настоящее время только 34 члена Конгресса — ветераны, служившие в Ираке или Афганистане. Хотя этого самого по себе и недостаточно, чтобы привлечь «Пузырь» к ответственности, возможно, что им на помощь придет «кавалерия» в виде столь же разгневанных американских избирателей, которые в конечном счете и определяют состав правительства и, таким образом, теоретически внешнюю политику США.
Многие избиратели, которые не участвовали в боевых действиях, воочию наблюдали за десятилетиями провальной политики. И они, наконец, видят выход. Если Дональд Трамп и показал американским гражданам что-то, так это то, что можно критиковать войны и даже ветеранов, таких как Джон Маккейн, и все равно выигрывать выборы. Это указывает на то, что электорат думает в том же направлении. В связи с этим не таким уж нереалистичным выглядит сценарий, согласно которому в следующем десятилетии в американской империи отказ от активной роли из-за разочарования избирателей во внешнеполитическом консенсусе в Вашингтоне.
Что касается будущего полностью добровольческих сил, уже сейчас очевидны проблемы в плане качества и количества. Из-за продолжительности последних войн вооруженные силы оказались вынужденными пойти на ряд послаблений для достижения поставленных командованием целей. В 2003 году 94% военнослужащих США имели диплом об окончании средней школы. В 2007 году этот показатель упал до 71%. Во время Второй мировой войны предел для общего классификационного теста (тест IQ) в морской пехоте составлял 120 баллов. В 1980 году этот балл получили 85% офицеров, а в 2014 году — только 59%.
Более тревожный долгосрочный вопрос как качества, так и количества касается мотивации людей, записывающихся в вооруженные силы.
В отличие от российской системы насильственного призыва во время Крымской войны, нынешняя армия Америки полагается на граждан, которые добровольно решают пожертвовать собой. Традиционно это происходило потому, что добровольцы чувствовали сильную моральную и физическую связь со страной и, следовательно, с правительством. «Когда страна позовет, я отзовусь», так звучит мантра гражданина-солдата. Однако неудачи войны с терроризмом вкупе с нынешним культурным расколом в США, похоже, указывают на то, что эта крайне важная связь, которая мотивирует граждан становиться добровольцами, может начать распадаться.
В своей статье 2018 года историк Роберт Мерри проанализировал различия между «первыми элитами» Америки, принадлежащими к старой школе WASP, и сегодняшними элитами. Позиция Мерри заключалась в том, что «взаимная неприязнь между элитами и людьми, которыми они якобы управляют, является зловещим явлением в Америке». С 2018 года эта риторика только обострилась.
Учитывая, что большая часть военных по-прежнему набирается с Юга и Среднего Запада — региона, считающегося настоящей глубинкой США, — лишь вопрос времени, прежде чем добровольцы перестанут записываться в вооруженные силы. Кроме того, есть также основания считать, что высшее военное руководство США вошло в новую элиту.
Как заявил президент Института Куинси Эндрю Басевич в 2019 году на конференции по внешней политике, для того, чтобы подняться на вершину истеблишмента национальной безопасности, нужно «уверовать в то, что собой олицетворяет «Пузырь»», или как вариант «купиться на милитаризованный американский глобализм». В 2018 году 70% опрошенных американцев заявили, что они «в значительной мере доверяют военным». В 2021 году этот показатель упал до 56%. Проще говоря, зачем добровольно служить системе или лидерам, которые противятся вашему образу жизни и бесцеремонно относятся к человеческой жизни
Лев Толстой нелестно отзывался об армии Российской империи своей эпохи, указывая, что солдаты в ней не обладают никакой реальной верностью вере, царю и отечеству. Если добровольческая система США станет де-факто наёмной армией, мотивируемой только зарплатой или возможностью получить высшее образование, она также будет лишена того, что Толстой считал необходимым условием эффективности.
С другой стороны, такое развитие событий также может подорвать способность государства проецировать свою мощь из-за снижения стандартов набора своих военнослужащих и боеготовности. Хорошие и порядочные люди, чьи жизни навсегда изменились за последние два десятилетия, скорее всего, найдут в себе силы простить, но они точно не забудут.
ёТамУпиндосов

 

Источник