Ёптель

это не вероятно, но факт!

Сталин и Гитлер все-таки встречались

 

Сталин и Гитлер все-таки встречались Архивные изыскания подтвердили слухи 1990 года: Сталин лично встречался с Гитлером 17 октября 1939 года... В 1990 году в преддверии распада Советского Союза

Архивные изыскания подтвердили слухи 1990 года: Сталин лично встречался с Гитлером 17 октября 1939 года… В 1990 году в преддверии распада Советского Союза в российской печати появились сенсационные сообщения о будто бы состоявшихся личных встречах диктаторов-антагонистов. Так, В. Додин поведал миру историю, рассказанную ему в 1951 году в лагере умиравшим зеком Рейнгардтом Манером. Этот «русский» немец после службы на Черноморском флоте стал работать в Поти на портовом буксире.

Поздним вечером в конце лета 1931 года на судно будто бы прибыл Сталин с переводчиком и охраной, и оно вышло в море, где через несколько часов встретилось с яхтой из Болгарии. С нее на борт буксира перешел будто бы Гитлер с тремя сопровождающими. Их встретил у борта сам Сталин, после чего они разговаривали в кубрике около четырех часов… На обратном пути сталинская охрана приступила к ликвидации команды, Манеру же по счастливой случайности удалось спастись и всю жизнь скрываться под чужими фамилиями. Больше того, удивительному Майеру посчастливилось еще подслушать будущих диктаторов, которые будто бы «сговорились мир делить, каждый своих недоумков на Луну отправить, лбами сшибив»…

Комментируя это фантастическое повествование, доктор исторических наук В. Дашичев в том же номере писал, что он лично в такую встречу Сталина и Гитлера не верит, но считает: рассказ о сговоре именно в 1931 году возник не на пустом месте.

Действительно, в 1931 году Гитлер, в отличие от Сталина, еще не занимал важного государственного поста. Он был лишь лидером партии, хотя и влиятельной, но еще не пользовавшейся доверием большинства избирателей. И Сталин, приказав германским коммунистам поддержать Гитлера на выборах, мог бы помочь ему прийти к власти в Германии в ближайшие же годы.

«В той или иной форме сговор двух диктаторов должен был состояться, — писал Дашичев. — Очень уж много общего не только в их личных качествах, методах, идеях, но и в созданных ими общественных системах…»

Второе сообщение о личной встрече Сталина и Гитлера опубликовала 9 октября 1990 года «Комсомольская правда» со ссылкой на досье директора ФБР Э. Гувера. Встреча эта будто бы состоялась во Львове 17 октября 1939 года. Хотя личный охранник Сталина А. Рыбин категорически отрицает возможность такой встречи, информация о ней заслуживает большего доверия, нежели романтический рассказ Додина. Вся международная обстановка в Европе во второй половине 30-х годов складывалась так, что встреча руководителей Германии и СССР была не просто высоковероятной, но неизбежной…

Летом 1936 года, едучи в одном поезде с американским послом У. Буллитом, Н.И. Бухарин сообщил ему под страшным секретом новость: Сталин ведет тайные переговоры с немцами. Американец был ошеломлен: из уст видного большевика, близкого к кремлевским верхам, он услышал нечто немыслимое! Москва пытается свернуть с пути, предначертанного ей в Нью-Йорке группой международных финансистов еще в феврале 1916 года!

В последнее время много писали о том, что германский генеральный штаб и кайзеровское правительство не только провезли Ленина и его соратников через территорию Германии, но и обильно финансировали разжигаемую ими Октябрьскую революцию. Но задумаемся: откуда у истощенной трехлетней войной страны взялись те миллионы золотых марок, которые через нейтральную Швецию потекли в карманы большевиков Оказывается, пресловутое «немецкое золото» было не немецким, а американским! Немцы были вынуждены занять его у группы обосновавшихся в США еврейских банкиров, которые, по словам известного в 20-х годах американского журналиста Г. Стида, «больше всего хотели поддержать еврейских большевиков, чтобы получить поле деятельности для германо-еврейской эксплуатации России».

Ставленником этих кругов был Л. Троцкий, не устававший на всех углах кричать о своем непримиримом интернационализме. Но ведь интернационализм — это платформа не только евреев-большевиков, но и евреев-банкиров! «Революция и международные финансы не так уж противоречат друг другу, если в результате революции должна установиться более централизованная власть,- пишет современный американский исследователь Э. Саттон. — Международные финансы предпочитают иметь дело с централизованными правительствами». Русская революция оказалась необычайно прибыльным предприятием, за предоставленные кредиты расплачивавшимся золотом царской России и фантастически выгодными концессиями.

Для облегчения контактов с большевистскими руководителями Юлиус Хаммер, отец известного в России Арманда, в 1919 году основал даже Американскую компартию, в которой, как говорят, состояли преимущественно миллионеры, толпами хлынувшие в кремлевские кабинеты. А здесь их в числе прочих встречал старый знакомец Л. Троцкий, возглавлявший Концесском…

Вот почему развернувшаяся в недрах РКП(б) в 20-х годах борьба за власть между Троцким и Сталиным была далеко не безразлична для американских деловых кругов: от того, кто победит в РКП(б), зависели не только доходы и прибыли американских банкиров. От этого зависело решение центральной проблемы послевоенной Европы… Обосновавшихся в США международных банкиров все больше и больше тревожила национальная реакция ряда европейских стран на победу Америки и Антанты в первой мировой войне. В Италии, Испании, Португалии, Венгрии возникли авторитарные режимы, предложившие обществу корпоративную модель развития, отвергавшую паразитическую роль банков и финансируемых ими партий. Эти государства, именовавшиеся тогда фашистскими, но без ныне навязанного этому слову расистского оттенка, опирались на широкую народную поддержку и демонстрировали быстрые экономические успехи. Уничтожить эту угрозу международной банковской системе западные демократии могли только в ходе всеевропейской войны. Но как заставить народы Европы поверить в ее неизбежность и взяться за оружие Для этого требовался явный, устрашающий всех агрессор, и лучшим кандидатом на эту роль оказался Гитлер: именно он и получил в начале 30-х годов из-за океана наибольшие кредиты, которые позволили ему прийти к власти в Германии 30 января 1933 года. Через десять месяцев после этого США признали Советский Союз и установили с ним дипломатические отношения. Началось тонкое и долгое стравливание двух великих народов, которое должно было завершиться разгромом страны, осмелившейся бросить вызов воротилам мировой финансовой системы, и уничтожением надежд европейских народов на самостоятельное национальное развитие.

К моменту прихода Гитлера к власти положение дел в Советском Союзе не внушало «мировой закулисе» серьезных опасений. Хотя интернационалист Троцкий был выдворен из страны, в СССР продолжал действовать напичканный троцкистами Коминтерн, настроенный на мировую революцию и уничтожение национальных границ и различий. Этим людям не надо было объяснять, кто их главный враг — конечно же, лидер, провозгласивший своей целью построение социализма в своей отдельно взятой Германии. Немцы тоже знали, кого не любить — конечно же, интернационалистов, которые сначала в роли революционеров трижды (в 1918, 1919 и 1923 годах) норовили учинить им революцию наподобие русской, а потом в годы инфляции в роли международных спекулянтов скупили за бесценок гордость Германии — ее великолепные промышленные предприятия. Неудивительно, что сразу же после прихода Гитлера к власти отношения между Германией и Советским Союзом резко ухудшились: все шло в соответствии с разработанным за океаном планом… И вдруг как гром средь ясного неба: Сталин ведет тайные переговоры с немцами!

«Фюрер увидел Сталина в фильме, и он тотчас показался ему симпатичным, — писал в марте 1940 года один из самых близких Гитлеру людей И. Геббельс. — С этого, собственно, началась германо-русская коалиция».

В действительности все было не так просто… В 20-х годах в высших кругах нацистской партии, особенно в ее северо-западном блоке, как нигде была сильна ненависть к капитализму и симпатия к Советской России. Тот же Геббельс твердил тогда, что верит в Россию, в то, что она найдет в себе силы сбросить иго евреев-интернационалистов. Его ужасала перспектива войны между Германией и Россией. «Лучше гибель заодно с большевизмом, чем вечное рабство заодно с капитализмом».

Вот почему в 1926 году он испытал настоящий шок, услышав одну из программных речей Гитлера, в которой тот объявил главной задачей своей партии уничтожение большевизма — главной ударной силы еврейства — в союзе с Англией и Италией. «Бессмыслица, ты победила! — восклицал Геббельс в своем дневнике. — Меня словно по голове стукнули. Так болит сердце!»

Но уже через месяц фюрер развеял сомнения своего клеврета: «Гитлер велик, — записал он в дневнике. — Он все продумал. Его идеал: смесь коллективизма и индивидуализма. Земля целиком народу. Производство индивидуальное. Концерны, тресты. крупные производства, транспорт и т. п. социализировать… Италия и Англия наши союзники. Россия готова нас сожрать…» В 1929 году националист Сталин выдворил из СССР интернационалиста Троцкого с искусством, восхитившим Геббельса. Он даже гордится, когда соратники сравнивают его роль в охране чистоты национал-социалистической идеи с ролью Сталина в РКП(б). «Я не Сталин,- записывает он в дневнике, — я им стану! Идея должна быть чиста и бескомпромиссна». Однако Гитлер не разделял геббельсова увлечения Сталиным. Он считал: выдворение Троцкого из СССР не что иное, как еврейский заговор, цель которого — продвинуть Троцкого в Германию и поставить его во главе германской компартии! Поэтому, получив власть, он без промедления приступил к арестам коммунистов и антифашистов и одновременно с этим к враждебным акциям против работников советских учреждений в Германии, после чего полпред Н. Крестинский — давний сторонник Троцкого — стал говорить о неизбежности войны между Германией и СССР. Такой же ориентации придерживались многочисленные сторонники Троцкого в партии, в армии, ОГПУ, наркомате иностранных дел, Коминтерне.

 

План западных держав стравить Германию и Россию начал приводиться в действие… Когда Сталин решил расстроить этот план, установив дружественные отношения с фашистской Германией, он убедился: зараженные троцкистским интернационализмом партийные и государственные кадры страны будут саботировать это решение. И с 1934 года он приступил к чистке партийно-государственного аппарата. Одновременно по его заданию велись до сих пор остающиеся тайными поиски прямых контактов с руководством Германии. Успеха достиг советский торгпред в Берлине Давид Канделаки (о том, что он был личным доверенным лицом Сталина, знало тогда не более шести человек). Канделаки удалось то, что, кроме него, достичь никто не смог. Он завязал переговоры с главными лицами фашистского рейха и даже получил частную аудиенцию у Гитлера. О чем договорились Канделаки и Гитлер и какую информацию привезли в апреле 1937 года он и его таинственный подручный Рудольф в Кремль, неизвестно, как неизвестно и большинство секретных соглашений, заключенных между советскими и германскими представителями в 1937-1941 годах. Тем более любопытен документ, обнаруженный мною в одном из отечественных архивов. Это Генеральное соглашение о сотрудничестве, взаимопомощи, совместной деятельности, подписанное 11 ноября 1938 года в Москве Генрихом Мюллером от гестапо и Лаврентием Берией от НКВД. Из девяти параграфов этого пятистраничного документа наиболее интересными для понимания предвоенных событий представляются четыре — первый, второй, третий и шестой.

В §1 формулируется цель соглашения: установить тесное сотрудничество спецслужб СССР и Германии «во имя безопасности и процветания обеих стран, укрепления добрососедских отношений, дружбы русского и немецкого народов, совместной деятельности, направленной на ведение беспощадной борьбы с общими врагами, ведущими планомерную политику по разжиганию войн, международных конфликтов и порабощению человечества». Вопрос о том, кто эти враги, конкретизируется в §2, где указывается, что НКВД и гестапо поведут совместную борьбу с двумя основными общими врагами: «международным еврейством, его международной финансовой системой, иудаизмом и иудейским мировоззрением» и «дегенерацией человечества во имя оздоровления белой расы и создания евгенических механизмов расовой гигиены».

Виды и формы дегенерации стороны определили дополнительным протоколом. Это «рыжие; косые; внешне уродливые — хромоногие и косорукие от рождения; имеющие дефекты речи: шепелявость, картавость, заикание (врожденное); ведьмы и колдуны, шаманы и ясновидящие; сатанисты и чертопоклонники; горбатые, карлики и с другими явно выраженными дефектами, которые следует отнести к разделу дегенерации и вырождения; лица, имеющие большие родимые пятна и множественное количество маленьких; разного цвета кожное покрытие, разноцветие глаз и т.п.»

Пункты §2 получили неожиданное развитие в постановлении Политбюро ЦК ВКП(б) от 20 декабря 1938 года:

1. Одобрить договор, подписанный между НКВД СССР и германскими службами государственной безопасности, о сотрудничестве.

2. В знак искренности взаимоотношений выдать германским властям бывших граждан Австрии, Германии, которые в настоящее время находятся на территории СССР и причинили своими действиями существенный вред в период работы в Коминтерне.

3. НКВД СССР в связи с этим надлежит произвести задержание требуемых граждан и обеспечить этапирование спецэшелона для передачи германским властям.

4. Запросить германские власти о выдаче бывших советских граждан, эмигрировавших из СССР, которые в силу тех или иных обстоятельств в настоящее время находятся на территории стран, входящих в состав Германии, и причинили своими действиями существенный вред советской власти.

5. Рассмотреть вопрос о целесообразности передачи германским властям членов семей тех лиц, которые подлежат выдаче нашей стороной.

6. НКВД СССР надлежит подготовить списки граждан, которые необходимо затребовать у германской стороны. Списки согласовать с Ц.К.

Секретарь ЦК И. Сталин

Трудно понять, по какому пункту §2 — по международному еврейству или признакам дегенерации — проходили деятели Коминтерна. Скорее по первому: ведь Коминтерн возник накануне первой мировой войны в Цюрихе как ответвление всемирного еврейского конгресса. После передислокации в Москву I конгресс Коминтерна в марте 1919 года выработал программу по подготовке мировой гражданской войны. В то время она уже полыхала в России, на очереди были Германия, Венгрия и другие европейские страны. Ответом на подрывные действия Коминтерна было появление фашизма в ряде государств Европы, которые в 1936 году создали Антикоминтерновский пакт. К нему фактически примкнул и Советский Союз, подписав соглашение в рамках НКВД и гестапо.

14 января 1939 года Гейдрих направил Берии первый список из 43 лиц, подлежащих выдаче германским властям.

И с этого момента началось одновременное уничтожение деятелей Коминтерна в Германии и СССР. В основном это были лица еврейской национальности. В СССР, по данным НКВД, на 20 декабря 1940 года были осуждены 180300 членов Коминтерна, из которых расстреляны 95 854. Любопытно, что в первом списке Гейдриха значились такие известные деятели, как Пойман Гейнц, Карл Радек, Гуго Эберляйн, Александр Абрамов, С. Брике, Вернер Раков, которые к моменту выдачи уже были репрессированы. Макс Клаузен работал радистом в группе Зорге в Японии. Георгия Димитрова и Вальтера Ульбрихта Сталин не выдал гестапо. Не была забыта и упоминаемая в Соглашении международная еврейская финансовая система. Если раньше продаваемая по дешевке частным, преимущественно еврейским, фирмам дешевая советская нефть использовалась на мировом рынке главным образом для оказания давления на ту или иную нефтяную группу, то с февраля 1939 года советское правительство прекратило продажу нефти частным фирмам и стало продавать ее только Германии, Италии и дружественным им государствам…

Судьбоносным для становления советского военно-промышленного комплекса стал §3 Генерального соглашения. «Стороны будут всемерно способствовать укреплению принципов социализма в СССР, национал-социализма в Германии и убеждены, что одним из основополагающих элементов безопасности является процесс милитаризации экономики, развитие военной промышленности и укрепление мощи и дееспособности вооруженных сил своих государств».

§6 уточнял: СССР и Германия будут сотрудничать в «военной промышленности; самолетостроении; экономике; финансах; энергетике; н

Источник