Ёптель

это не вероятно, но факт!

Сталин в первые дни войны

 

Сталин в первые дни войны Один из важнейших исторических вопросов, который был поднят уже в первые послевоенные годы – что делал Сталин в июньские дни 1941 года, сразу после начала войны. В годы

Один из важнейших исторических вопросов, который был поднят уже в первые послевоенные годы – что делал Сталин в июньские дни 1941 года, сразу после начала войны.
В годы правления Хрущева в общий обиход была запущена «черная легенда» о том, что деморализованный германским нападением Сталин сбежал на дачу чуть ли не сразу после объявления войны и сидя там, отключившись от внешнего мира, испуганно ожидал ареста со стороны своих соратников по партии.
Эта «история об испуганном вожде», на разные лады пересказанная в мемуарах некоторых советских партийных, государственных и военных деятелей, а также западных советологов, прожила довольно долго, но начала рушиться, как только были рассекречены документы, пролившие свет на события того времени.
Речь, в частности, идет о «Журнале посещений Сталина», в котором методично отмечались все люди, принятые вождем в его кремлёвском кабинете.
Даже беглое ознакомление с этим списком показывает, что в первые дни войны Сталину было не до депрессии и дачного «отдыха».
Согласно «Журналу», с 22 июня Сталин в очень напряженном режиме принимает у себя военных, членов Политбюро, наркомов. Прием начинается в 5.45 утра. Первыми на приеме у Сталина – Молотов, Берия, Тимошенко, Жуков и Мехлис. Прием в этот день продолжается до 16.45.
И так – каждый день: 8-12 часов приема посетителей ежедневно.
Единственные июньские дни, о которых нет точных сведений – это 29 и 30 июня. 29 июня наши войска оставили Минск и, по мнению некоторых историков, «исчезновение» Сталина в этот и следующий дни связано с его реакцией на потерю столицы Советской Белоруссии.
Но, вполне вероятно, в этот день Сталин проводил встречи в каком-то другом месте. Маршал Жуков, в частности, вспоминает, что 29 июня Сталин приезжал в Генштаб и Наркомат обороны, где лично ознакомился с обстановкой, сложившейся на фронтах.
Как бы то ни было, но днем 1 июля он вновь был на своем привычном рабочем месте – в Кремле, которое за всю войну он покидал всего на несколько дней.
Уже 22 июня 1941 года «деморализованный» (по версии Хрущева) Сталин принимает решения, которые определят дальнейший ход только что начавшейся войны.
В середине дня, когда на протяженности всей советской границы шли тяжелые приграничные бои, но реальная обстановка и масштабы происходящего еще не были недостаточно ясны, Сталин принимает решение, буквально сломавшее предвоенные планы, которые предполагали более «мягкое» вступление нашей страны в войну и не предполагали внезапного нападения врага.
Уже из первых сводок Генштаба можно было понять, что нападение Германии осуществляется значительными силами и Сталин принимает решение о призыве на военную службу сразу 14 возрастов военнообязанных. Это гораздо большее количество призывников, чем предполагалось двоенными мобилизационными планами.
Согласно довоенному мобплану, в армию призвались новобранцы и запасники в количестве, достаточном для доведения численности армии до 8 миллионов 600 тысяч человек. Новый мобилизационный план, утвержденный 22 июня 1941 года, поднял «планку» призыва более чем на четверть.
Фактическое формирование новых «сверхплановых» дивизий началось уже 25 июня 1941 года. Некоторые из этих дивизий впоследствии сыграют важнейшую роль в защите Москвы осенью-зимой 1941 года.
Сегодня со всей очевидностью можно заявить, что победа в Великой Отечественной войне началась закладываться уже в первый ее день.
Война уже шла. Немецкие бронетанковые колонны пробивали нашу оборону, устремляясь вглубь страны и далеко не все военачальники в тот момент еще осознавали масштабы происходящего, а Сталин уже принял одно из главных решений, определивших срыв и последующий крах плана «Барбаросса».
Телеграммы с директивами о начале мобилизации ушли на места во второй половине дня 22 июня.
23 июня Сталин решает вопросы с военачальниками, пытаясь разобраться в быстро меняющейся обстановке.
24 июня – он собирает у себя руководителей танковой промышленности Малышева. Казакова и Зальцмана. С ними обсуждается вопрос увеличения объемов выпуска новых танков.
И так он работал практически всю войну – день за днем.
Как то совсем не вяжется такая активная деятельность с поведением деморализованного и испуганного человека.
Действия Сталина в июне 1941 года – яркий пример выдержанного, мудрого и стратегически мыслящего руководителя.
Победа начала коваться уже в первый день войны.

 

Источник