Трагедия жены Льва Толстого

 

Трагедия жены Льва Толстого Уже больше ста лет прошло с тех пор, как ушел из жизни великий Лев Толстой, но его личную жизнь до сих пор горячо обсуждают. В последнее время популярна позиция:

Уже больше ста лет прошло с тех пор, как ушел из жизни великий Лев Толстой, но его личную жизнь до сих пор горячо обсуждают. В последнее время популярна позиция: Толстой был страдальцем в своем доме, а не понимавшая его супруга добилась лишь того, что он ушел. Но в реальности все было гораздо сложнее…
С семьей Любови Берс, у которой было три дочери, Толстой был знаком с детства. Но в молодости он был увлечен изучением языков, организацией школ, войной, становлением себя как писателя… И лишь в 34 года решил жениться на 18-летней Соне Берс. Толстой выбирал супругу не только сердцем, но и умом, он искал существо, которое будет подчиняться его идеям.
В 13 лет он узнал, что такое страсть и желание. Среди побед страстного графа оказывались молодые женщины из подвластных деревень, цыганки и служанки. В биографии молодого Толстого есть случай, которого он стыдился всю жизнь. Однажды он сошёлся со служанкой своей тётушки. Девушка была невинной, а он её соблазнил. Глаша забеременела, а хозяйка дома выгнала её. Опозоренную отказалась принять родная семья. Девушка была на грани гибели, когда её приютила сестра Толстого.
Толстой после этого дал себе обещание: «У себя в деревне не иметь ни одной женщины, исключая некоторых случаев, которые не буду искать, но не буду и упускать».
Но преодолеть искушение плоти он не мог. Однако после сексуальных утех всегда возникало чувство вины и горечь раскаяния.
Когда Лев Николаевич сватался к своей будущей жене Софье Берс, он ещё сохранял связь с Аксиньей, которая забеременела. Её имя он даже давал героиням произведений.
Перед женитьбой Толстой дал прочитать невесте свои дневники, в которых откровенно описывал все свои любовные увлечения, чем вызвал у неискушённой девушки шок. Она помнила об этом всю жизнь.
Восемнадцатилетняя жена Соня в интимных отношениях была неопытна и холодна, чем огорчала своего опытного тридцатичетырёхлетнего мужа. Во время брачной ночи ему даже показалось, что он обнимает не жену, а фарфоровую куклу.
Связь имела продолжение и после того как Толстой женился. В родовом имении Аксинья служила в хозяйском доме. Она приходила мыть полы и вызывала приступы гнева у Софьи Толстой. Ревнивая жена даже сделала запись, в которой призналась, что не понимает, чем же Аксинья так «хороша», и что даже помышляла её убить.
«И просто баба, толстая, белая ужасно. Я с таким удовольствием смотрела на кинжал, ружья. Один удар легко. Я просто как сумасшедшая», — вспоминала Софья Андреевна Толстая.
«Да если бы в нем было немножко больше деликатности, он не называл бы своих бабьих героинь Аксиньями», — записала в дневник обиженная Софья Андреевна.
Толстой честно рассказал невесте о всех своих добрачных связях, он хотел, чтобы между ними не было обмана. Однако близкие отношения супругов сразу не сложились, первая записьмолодого мужа в дневнике наутро: «Не то!»
Софья Толстая была прекрасно образованной барышней, привыкшей к выездам в свет, игре на рояле, гостям. А супруг запер ее на девятнадцать лет в Ясной Поляне, в своем родовом имении. При этом Софья Андреевна как и все женщины того времени, рожала «по ребенку в год». Всего она родила тринадцать детей, пять из которых умерли в детстве. Из-за воспаления молочных желез ей было трудно кормить, она все равно это делала, прежде всего по настоянию супруга, который не признавал кормилиц. Первые пятнадцать лет супруги прожили тихо и счастливо. Толстой прислушивался к мнению Софьи Андреевны и именно по ее просьбе приобрел в 1882 году дом в Хамовниках, куда они вскоре переехали. Именно в этом доме развернулись драматичные события…
Толстому перевалило за 60 лет. Казалось, в таком возрасте впору греться у камина в окружении детей и внуков. Но как раз в этот период у писателя случился духовный кризис и желание переосмыслить свою жизнь. Лев Николаевич внезапно пришел к выводу, что все излишества и преимущества высшего класса — это зло! Скоро его начали величать «графом-мужиком»потому что он сам рубил дрова, возил воду, занимался ремеслами, ходил в простой крестьянской одежде. Однако на беду ни жена, ни большинство детей не смогли согласиться с ним в этом. Толстой постоянно ссорился со старшими сыновьями, а младших корил за чрезмерную разбалованность и лень. Старшая дочь Татьяна, талантливая художница, мечтала о выездах в свет, принимала у себя творческую элиту. Только дочь Мария пошла за отцом, став настоящим аскетом. Девушка спала на досках, не ела мяса, день и ночь тяжело работала Когда в 1906 году она скончалась от воспаления легких, это стало огромным ударом для отца. Лишь она понимала, когда Толстой в сердцах говорил: Очень тяжело в семье. Не могу сочувствовать им! Все радости детей: экзамен, успехи света, музыка, обстановка все это считаю несчастьем и злом для них! А создателем и средочием этого «зла» была Софья Андреевна, на которой лежали все хозяйственные заботы. Она с радостью создавала уют, чем вызывала раздражение мужа. Периодически Толстой начинал кричать, что домашние слишком привыкли к излишествам. Говорил, что все имущество нужно раздать. Что нехорошо пользоваться трудом слуг. Окончательным ударом для семьи стала смерть 8-летнего сына Ванечки. Это был поистине необычный мальчик, глубоко понимающий, добрый, Богом данный. Он мирил всех в семье, умер от скарлатины. Лев Николаевич написал в своем дневнике: «Природа пробует давать лучших и, видя, что мир еще не готов для них, берет их назад».
Весной 1901 года Толстой, потеряв надежду на понимание семьи и устав от городской жизни, покинул московский дом, вернувшись в Ясную Поляну. Писатель стал открыто критиковать авторитет православной церкви.
Он признавал лишь пять заповедей, которые, по его убеждению, были истинными заветами Христа и которыми руководствовался в своей жизни: не впадай в гнев; не поддавайся похоти; не связывай себя клятвами; не противься злому; будь равно хорош с праведными и неправедными.
Отношения с супругой стали холодными. Софью Андреевну многие обвиняли, в том, что она не хочет следовать за мужем и «ходить в рубище», однако у нее была своя правда.
«Он ждал от меня, бедный, милый муж мой, того духовного единения, которое было почти невозможно при моей материальной жизни и заботах, от которых уйти было невозможно и некуда, — писала она позже в своих мемуарах. — Я не сумела бы разделить его духовную жизнь на словах, а провести ее в жизнь, сломить ее, волоча за собой целую большую семью, было немыслимо, да и непосильно!»
Со школьной скамьи нам внушают, будто классики отечественной литературы были чуть ли не ангелами. Лев Толстой не был ангелом. Он изменял жене.
Оправдывая себя устами Стивы в романе «Анна Каренина», Лев Толстой признаётся: «Что ж делать, ты мне скажи, что делать Жена стареется, а ты полон жизни. Ты не успеешь оглянуться, как ты уже чувствуешь, что ты не можешь любить любовью жену, как бы ты ни уважал её. А тут вдруг подвернётся любовь, и ты пропал, пропал!»
В конце 1899 года Толстой писал в дневнике: «Главная причина семейных несчастий та, что люди воспитаны в мысли, что брак даёт счастье. К браку приманивает половое влечение, принимающее вид обещания, надежды на счастье, которое поддерживает общественное мнение и литература; но брак есть не только не счастье, но всегда страдание, которым человек платится за удовлетворённое половое желание».
Непосредственный свидетель Александр Гольденвейзер писал: «С годами Толстой всё чаще и чаще высказывает свои мнения о женщинах. Мнения эти ужасны».
Уж если нужно сравнение, то брак следует сравнивать с похоронами, а не с именинами, говорил Лев Толстой. Человек шёл один ему привязали за плечи пять пудов, а он радуется. Что тут и говорить, что если я иду один, то мне свободно, а если мою ногу свяжут с ногою бабы, то она будет тащиться за мной и мешать мне.
Зачем же ты женился спросила графиня.
А не знал тогда этого.
Ты, значит, постоянно меняешь свои убеждения.
Сходятся два чужих между собою человека, и они на всю жизнь остаются чужими. Конечно, кто хочет жениться, пусть женится. Может быть, ему удастся устроить свою жизнь хорошо. Но пусть только он смотрит на этот шаг, как на падение, и всю заботу приложит лишь к тому, чтобы сделать совместное существование возможно счастливым».
Когда жена не могла делить с мужем супружеское ложе, Толстой увлекался либо очередной горничной, либо кухаркой, или посылал в деревню за солдаткой.
В сорок четыре года Софья Андреевна родила своего последнего ребёнка, который через шесть лет умер.
Вынести она этого не смогла. Ей казалось, что муж разлюбил её. И она влюбилась. Объектом её страсти стал друг семьи композитор Александр Сергеевич Танеев. Ей было 52 года…
Все догадывались о влюблённости Софьи Андреевны, кроме самого Танеева. Любовниками они так и не стали.
В дневнике Софья Андреевна писала: «Знаю я это именно болезненное чувство, когда от любви не освещается, а меркнет божий мир, когда это дурно, нельзя а изменить нет сил».
Софья Андреевна боялась остаться в памяти потомков не достойной своего гениального мужа. И потому старалась вычёркивать из дневников Толстого все нелестные упоминания о ней.
Зная, что жена Софья Андреевна читает его дневники, Толстой завёл «тайный» дневник, а потом «дневник для одного себя», который хранил в банковском сейфе.
Толстая очень серьезно помогала супругу и в творчестве, переписывая от руки черновики его произведений (тысячи страниц), ведя переговоры с издателями. Был ли автор «Анны Карениной» и «Войны и мира» благодарен ей за все это Безусловно, но уверилась в этом Софья Андреевна уже после смерти мужа, когда ей передали письмо, где писатель подвел итог их совместной жизни: «То, что я ушел от тебя, не доказывает того, что я был недоволен тобой… Я не осуждаю тебя, напротив, с благодарностью вспоминаю длинные 35 лет нашей жизни! Я не виноват… Я изменился, но не для себя, не для людей, а потому что не могу иначе! Не могу и тебя обвинять, что ты не пошла за мной».
Лев Николаевич, как и многие мужчины, не помнил дату свадьбы. Иначе как объяснить, что в последнем письме пишет о браке длинною в 35 лет, в то время как на самом деле супружество длилось 48.
Толстой скончался в 1910 году в возрасте 82 лет. Софья Андреевна пережила супруга на девять лет. Именно благодаря ей сохранились многие вещи из дома, которые теперь можно видеть в доме-музее писателя в Хамовниках.
Остается лишь догадываться, сколько пережили Софья Андреевна и Лев Толстые. Лев Николаевич жену любил, но был разочарован её холодностью. Она же была шокирована его искушённостью. Сначала он требовал максимального внимания к себе, потом отдалялся. Она родила ему тринадцать детей, несколько раз от руки переписала «Войну и мир», вела бухгалтерию и хозяйство. Любила и ревновала. Брак их продлился без малого 50 лет. Семья была «несчастлива по-своему».

Трагедия жены Льва Толстого Уже больше ста лет прошло с тех пор, как ушел из жизни великий Лев Толстой, но его личную жизнь до сих пор горячо обсуждают. В последнее время популярна позиция:

 

Трагедия жены Льва Толстого Уже больше ста лет прошло с тех пор, как ушел из жизни великий Лев Толстой, но его личную жизнь до сих пор горячо обсуждают. В последнее время популярна позиция:

Трагедия жены Льва Толстого Уже больше ста лет прошло с тех пор, как ушел из жизни великий Лев Толстой, но его личную жизнь до сих пор горячо обсуждают. В последнее время популярна позиция:

Источник


Добавить комментарий