Ёптель

это не вероятно, но факт!

Убийцам прощения нет

Убийцам прощения нет Двадцать два года назад на улицах Белграда завыли сирены ПВО, а следом за их пронзительными, страшными сигналами город сотрясли мощные взрывы, возвестившие жителям столицы

Двадцать два года назад на улицах Белграда завыли сирены ПВО, а следом за их пронзительными, страшными сигналами город сотрясли мощные взрывы, возвестившие жителям столицы Югославии о начале «гуманитарной» операции НАТО «Союзная сила».
Впереди страну ждали долгие 78 дней бомбардировок с применением самого новейшего вооружения, человеческие жертвы, разрушение инфраструктуры и промышленности, впереди были бесконечно долгие два с половиной месяца наглой, неприкрытой агрессии, в которой приняли участие два десятка европейских стран.
В эту военную авантюру, затеянную президентом США Клинтоном, госсекретарем Олбрайт и премьер-министром Великобритании Блэром были втянуты все, кого только можно было втянуть. Ради проявления преданности своему большому заокеанскому господину в операцию «Союзная сила» «вписались» страны, которым точно нечего было делить с Югославией.
США решили «повязать кровью» своих союзников по НАТО и это была кровь сербских мужчин, женщин, детей и стариков. Её несмываемые пятна отныне навсегда пометят крылья американских, британских, немецких, итальянских, испанских боевых самолетов.
У этих убийц нет чести.
После удара по Югославии они перестали быть военными летчиками, а превратились в машиноподобных смертоносных бухгалтеров НАТО, методично вычеркивающих из книги бытия сотни человеческих жизней.
Им нет прощения.
Как нет прощения и тем, кто послал их в эти налеты. Эти дамы и джентльмены в строгих костюмах – еще большие преступники, чем те, кто тупо исполнял их волю. Они попросту людоеды, пожиратели чужих жизней, принесенных ими на алтарь своего собственного могущества, ощущения исключительности и безнаказанности.
Именно они решили выбрать Югославию в качестве жертвы для показательной «порки» с тем, чтобы «свои уважали, а чужие боялись».
А «чужие» — это, в том числе, и мы с вами, друзья.
Сербы — это один из самых близких и родных нам народов. Сербы – наши братья. И в 1999 году прямо на наших глазах их стали убивать, убивать хладнокровно, цинично, безжалостно. Убивать под прицелами телекамер, чтобы потом показать всему миру, что может случиться с теми, кто осмелится пойти поперек воли заокеанского господина.
И сделать с этим мы ничего не могли.
Проворчал что-то невнятное про «нарушение международного права» вечно похмельный президент, премьер Примаков развернул свой самолет на полпути в Вашингтон, дипломаты выразили протест, сотни возмущенных людей с плакатами «Руки прочь!» осадили посольство США в Москве и… все.
Точнее – ничего.
Голос России никого не интересовал и не волновал, а возможно даже попросту смешил. Ведь это был не стальной бас великой державы, это был слабый голосок нищей, разграбленной, ослабленной до предела страны, которая и сама-то сохранилась еще непонятно почему.
Это были страшные дни.
Многим тогда стало понятно, что происходящее в Югославии – это недвусмысленный посыл России: с вами мы можем сделать тоже самое!
А ведь буквально за 12 дней до начала бомбардировок Югославии, в НАТО были приняты три новых члена – Польша, Чехия и Венгрия, что тоже было сделано явно не ради дружбы и добрососедских отношений с нашей страной.
Нас обкладывали, как медведя в берлоге.
Уважаемые западные футурологи на страницах своих книг уже поделили нашу территорию и стерли Россию из будущего. Но прогнозы их, к счастью, не оправдались. И план по установлению нового миропорядка, реализация которого началась в Югославии и продолжилась в Ираке, Ливии, Сирии, в Грузии, на Украине, ныне трещит по швам.
Обкатав сценарий тотальной воздушной операции на Югославии, они решили, что нашли секрет «идеальной войны», в которой потери несет только одна сторона.
Однако, их людоедская доктрина дала трещину уже через два года – в сентябре 2001 года, когда черная тень войны добралась до территории США, дав американцам возможность сполна почувствовать, что такое быть не палачом, но жертвой.
Быть жертвой страшно. А палачам следует помнить – история ничего не забывает.

.