Ёптель

это не вероятно, но факт!

Установка Киевом старых мин может привести к подрывам гражданских судов

Установка Киевом старых мин может привести к подрывам гражданских судов Управление навигации, гидрографии и океанографии, подчиненное командованию ВМФ Турции, заявило, что мины, которыми ВСУ

Управление навигации, гидрографии и океанографии, подчиненное командованию ВМФ Турции, заявило, что мины, которыми ВСУ пытались предотвратить проход кораблей ВМФ России к Одессе и другим черноморским портам, сорвались с якорей и ушли в дрейф. «В связи с этим вопросом наше Министерство обороны предпринимает все необходимые меры», – заявил Реджеп Эрдоган.
Ранее ФСБ России предупреждало, что установленные украинскими ВМС якорные мины из-за обрыва тросов могут дрейфовать в сторону пролива Босфор и далее в моря Средиземноморского бассейна. По данным ФСБ России, в акватории Черного моря может находиться до 420 мин. Ситуацию, подчеркивает российская сторона, «усугубляет наличие речных мин, не приспособленных к использованию в условиях морских волн».
Военный эксперт, контр-адмирал Михаил Чекмасов обратил внимание на материал в еженедельном профессиональном международном издании «Извещения мореплавателям», в котором публикуются сообщения о действиях, способных повлечь за собой опасность для судоходства в том или ином районе.
«В последнем номере «Извещения мореплавателям» зафиксировано, что в северо-западной части Черного моря существует минная опасность. Плавание, согласно сообщению, опасно в семи районах Черного моря. Все эти районы находятся в территориальных водах Украины – от Одессы до Джарылгацкого залива», – сказал Чекмасов.
Эксперт предположил, что Украина выставила здесь инженерные противодесантные мины. «Это могут быть противодесантные донные и якорные мины.
Из тех, что были в СССР и могли остаться на Украине – мины типа ЯРМ и ПДМ-3Я», – отметил Чекмасов.
По его словам, мина ЯРМ устанавливается на глубине от 1 до 12 м, вес ее взрывчатого вещества – 3 кг. Противодесантная мина ПДМ-3Я серьезнее – вес ее взрывчатого вещества достигает 15 кг.
«Эта мина похожа на так называемую рогатку, которую часто показывают в художественных фильмах. Именно эти мины будут представлять наибольшую опасность для судоходства», – подчеркнул Чекмасов.
Мины могут устанавливаться как с прибором самоликвидации, так и без него. «Сложно сказать, каким образом мины были установлены, но они оснащаются самоликвидатором со сроком самоликвидации от 2 до 120 суток. Если ничего не нахимичили, то до самоликвидации этих мин остается почти 4 месяца», – заявил Чекмасов.
«Эти мины – старое советское наследство, которое досталось Украине. Часть из них самопроизвольно подрываются – это говорит о том, что техническое состояние мин крайне плачевно, и это представляет реальную угрозу. Установка старых мин – безответственное поведение, которое может привести к подрывам гражданских судов в акватории Черного моря», – рассказал «Газете.Ru» главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Игорь Коротченко.
Контр-адмирал Чекмасов подчеркнул, что теперь Украина обязана раскрыть данные о том, какие именно были установлены мины и где, чтобы мировое сообщество могло принять меры по их ликвидации.
«В соответствии с Гаагской конвенцией 1907 года Украина обязана контролировать свои морские минные заграждения. Это говорит о том, что Украина должна обеспечить безопасность судоходства в Черном море. С учетом того, что ВМС Украины сегодня ничего из себя не представляют, заниматься этим контролем они вряд ли могут. Но в данной ситуации они обязаны раскрыть то, какие конкретно мины установлены, чтобы международное сообщество могло принять меры по обеспечению безопасности», – сказал контр-адмирал.
По его мнению, траление украинских мин на сегодняшний день может выполнить наиболее эффективно Черноморский флот России. «Но для этого необходимо соблюсти определенные условия по допуску в район траления, что сегодня вряд ли возможно. Вообще, по завершению конфликта, сторона, выставившая мины, обязана их ликвидировать. Но в условиях спецоперации это вряд ли возможно с украинской стороны, и после ее завершения Украина вряд ли будет способна провести эти действия, потребуется привлечение других стран», – заключил Чекмасов.

.