Великая Отечественная война

 

Великая Отечественная война В своих мемуарах диверсант Гитлера Отто Скорцени вспоминал следующий эпизод. Зимой 1941 года его подразделение пыталось прорваться к Москве. Советское командование

В своих мемуарах диверсант Гитлера Отто Скорцени вспоминал следующий эпизод. Зимой 1941 года его подразделение пыталось прорваться к Москве. Советское командование решило контратаковать, и немцам пришлось отбиваться. После нескольких часов боя он заметил, что их артиллерийская батарея в тылу перестала вести огонь. Скорцени сел в машину и направился на позицию. Прибыв на батарею, он увидел пьяного офицера и пустые бутылки из-под водки. Офицер сказал, что несколько часов подряд бил изо всех орудий по одному участку, а русские, не пытаясь его обойти, шли напролом. Он, как в тире, планомерно уничтожал людей, которых отправляли на убой, не пытаясь маневрировать. В конце концов у командира немецкой батареи просто сдали нервы и он сорвался. После окончания войны многие гитлеровцы в своих воспоминаниях отмечали негибкость советских офицеров, которые водили солдат в наступление «в полный рост» и жертвовали жизнями, даже если этого можно было избежать. Танковый генерал фон Меллентин указывал на то, что русские всегда отличались презрением к смерти, а коммунистический режим еще больше развил в них это чувство. Они будут атаковать снова и снова, невзирая на потери, пока не достигнут нужного результата. Фон Меллентин особо обращал внимание на неприхотливость русских бойцов. Он говорил, что если для солдата любой нации полевая кухня — это святыня, то для русских — приятная неожиданность. Они способны многие недели обходиться пригоршнями риса или проса и тем, что дает им природа.

 

Источник


Добавить комментарий