Ёптель

это не вероятно, но факт!

Властелин колец: Запад ополчился на Восток

 

Властелин колец: Запад ополчился на Восток Триумф третьего Властелина колец покажется в этот раз наиболее адекватным. Тем более что третий Властелин стал вторым в истории фильмом, который (вслед

Триумф третьего Властелина колец покажется в этот раз наиболее адекватным. Тем более что третий Властелин стал вторым в истории фильмом, который (вслед за Титаником) преодолел отметку в $1 млрд. кассовых сборов. Проблема, однако, в том, что Властелин, осознанно или нет, демонстрирует агрессивную реакцию Запада на угрозу с Востока. Это надо, наконец, понять.

Придуманное Толкиеном выражение тьма с Востока стало крылатым не так давно. Долгое время трилогия Властелин колец интересовала лишь оголтелых толкиенистов, прыгающих с картонными мечами в Нескучном саду, знающих по именам добрую сотню персонажей весьма заунывной саги и умеющих к месту употреблять красивые слова Ривенделл и Мория.

Однако созданный Питером Джексоном голливудский блокбастер популяризовал и саму книгу, и заложенные в ней геополитические идеи. Надо признать, что классические довольно зловещие признаки противостояния Добра, олицетворяемого Северо-Западом, и Зла, олицетворяемого Юго-Востоком, в романе/фильме Властелин колец с каждым годом становятся все более актуальными.

Еще недавно западно-восточная подоплека Властелина казалась подспудной, второплановой и почти полностью растворялась в нагромождении сюжетных линий, людей, коней, хоббитов, гномов и эльфов. И вдруг проступила настолько недвусмысленно, насколько это вообще возможно в полудетской (пусть и суперкрупнобюджетной) сказке-фэнтези.

Причем если в первых двух частях картины перемещения героев по горам и долам Средиземья в направлении страны зла Мордор являлись чисто географическими и не имели отчетливого идейно-политического смысла, то в третьей части он проступил с такой определенностью, что киноакадемики, выдвинувшие фильм на 11 Оскаров, просто не могли этого не заметить. Дадим достойный отпор врагу, люди Запада! патетически восклицает гарцующий на коне Арагорн, бросая войска людей (белокурых светлокожих воинов, более всего ассоциирующихся в сознании зрителей с викингами не говорим уж арийцами) на орды разношерстной нечисти.

Надобно заметить, против отважных всадников выступают не только орки (которых давно трактовали как нецивилизованную, третьестранную нелюдь), тролли и гоблины. В армию могущественного злого властителя Саурона затесались и люди (в книге они назывались свирепые южане), выглядящие весьма красноречиво: они одеты в черные одежды вполне узнаваемого покроя, смуглы, черноглазы; их головы украшают тюрбаны, а нижние половины лиц закрыты это классические мусульманские экстремисты.

Когда же гигантский тролль кидает в белую башню Гондора обломок скалы удивительной красоты сооружение рушится, в точности повторяя падение одной из башен-близнецов в Нью-Йорке: вначале огненный взрыв разносит среднюю часть здания, затем обрушивается верхушка, и только потом вся башня оседает и рассыпается в пыль.

С юга же к нашим подбираются по воде корабли противника. В лучах заката они выглядят невероятно живописно: точь-в-точь китайские джонки. Тех, кто плывет на джонках, нам не показывают, но в сражение с этими врагами позволяют вступить союзническому войску призраков: хоть они зеленые, прозрачные, а вместо лиц у них черепа, но они тоже когда-то были белокурыми и тонконосыми и в голову не приходит в этом усомниться.

 

Вообще все, что касается союзников, продумано до мелочей. Объединенные силы людей и еще более прекрасных эльфов (у которых и волосы побелее, и оружие помощнее) это, несомненно, силы Европы и США. Развеселые хоббиты-полурослики, которые могут и набедокурить, и что-нибудь своровать, но в решающий момент осознают свой долг перед Западом и грудью встают на его защиту это страны Восточной Европы.

Гномы с их хитроумной плутоватостью, тягой к возвышенному мифотворчеству и строительству каменных дворцов наверное, греки, из шинелей которых мы все некогда вышли. Даже гигантские деревья-энты выглядят вполне цивилизованно, хотя в фильме скорее похожи на некое одушевленное биологическое оружие в книге они были куда одухотвореннее и романтичнее.

А вот представители сказочного лесного народа маленькие полуголые дикари под предводительством своего царька Ган-бури-Гана (оказавшие, кстати, в книге большую услугу воинам Арагорна) в фильме оказались лишними. Эпизоды с ними либо были сняты, но вырезаны при монтаже, либо их лишь намеревались снять (на американских киносайтах можно найти имя актера, якобы исполняющего роль Ган-бури-Гана).

В любом случае, в экранном варианте их не оказалось. Действительно, зачем людям Запада в своих военных действиях прибегать к помощи каких-то пигмеев с копьями и барабанами И даже если эти дикари на нашей стороне, то как их классифицировать Возможно, именно по этой причине из окончательного варианта картины и выпал эпизод с гибелью злого колдуна Сарумана (это выпадение Сарумана тема продолжающихся дискуссий в западных кино-СМИ. Известия). Почтенный седовласый старец (в исполнении почтенного английского актера Кристофера Ли), перешедший на сторону врага, а позже заколотый, как собака, являл собой не самый хороший пример для европейско-российского подражания.

Безотчетный порыв, в котором сплотились все хорошие персонажи европеоидной расы, блестя глазами и сжимая в длиннопалых руках сверкающие мечи, суть соцреалистический пропагандистский ход, и портить общую картину единения патриотов присутствием провосточного предателя было несвоевременно.

Что же касается малышей-хоббитов, то в книге они после победы над Черным властелином возвращались к своему ужасу в разрушенную и опоганенную Хоббитанию, до которой тоже добралась война. Многие их друзья погибли, дома были разграблены, поля сожжены.

Четверым героям пришлось приложить немало сил, чтобы выставить из родных осин всякую нечисть и восстановить там нормальную жизнь. Но в Америке подобной разрухи не было уже 140 лет (со времен Гражданской войны), а в Европе почти 60.

Актуально ли напоминать И кинохоббиты, вернувшись в свои нетронутые чистенькие домики, сразу же направляются в паб, где веселятся ничего не знающие о далеких битвах человечки, пиво льется рекой, и пляшут румяные девочки. Да и сами герои, через мгновение забыв о пережитом и не рефлексируя (чего не было и не могло быть в романе!), немедленно выпивают по кружке и, полные здорового оптимизма и веры в будущее, пускаются в пляс с хоббитянками. Картина выдвинута на премию Оскар в том числе и за лучшую песню, которая называется Into the West. Жирная точка.

Источник