Ёптель

это не вероятно, но факт!

ВНУТРИ СЕКРЕТНЫХ АРГЕНТИНСКИХ ЛАГЕРЕЙ СМЕРТИ

 

ВНУТРИ СЕКРЕТНЫХ АРГЕНТИНСКИХ ЛАГЕРЕЙ СМЕРТИ Нильда «Муну» Актис Горетта возвращалась домой с работы по оживлённой улице делового района Буэнос-Айреса, когда члены аргентинского военного «отряда

Нильда «Муну» Актис Горетта возвращалась домой с работы по оживлённой улице делового района Буэнос-Айреса, когда члены аргентинского военного «отряда смерти» завязали ей глаза и втолкнули её в ближайшую машину. От неё не было никаких новостей в течение 13 месяцев. После того, как уже поседевший художник рассказала свою историю, нужно ещё попытаться сохранить веру в людей, как на самом деле «хороших».

Во время семилетнего правления военной диктатуры в Аргентине Муну жила как политический узник в секретном лагере пыток. Она была жертвой процесса государственной перестройки Аргентины, который был предпринят после военного переворота в 1976 году. Из-за общественных беспорядков и экономических условий, которые предшествовали перевороту, на смену правительству Изабеллы Перон пришла военная хунта под предводительством генерал-лейтенанта Джорджа Виделы, которая встретила поддержку. Для дальнейшего правления без беспорядков, имевших место в прошлом, хунта организовала систему, которая могла подавить любые угрозы, возникавшие для нового правительства. Любой, кто выражал малейшие симпатии левым политическим силам, исчез бы без следа. Последующие события, несомненно, являлись самыми сумасшедшими и кровавыми в истории современной Аргентины.

Общественность не заботилась о концентрационных лагерях. Один из лагерей функционировал как морская механическая школа в центре города, но под её коварным бетонным экстерьером скрывался цокольный лагерь смерти, где были жестоко замучены и убиты тысячи политических узников, включая беременных женщин. Особенно ужасный вид пытки назывался «пикана», в которых разряды высокого напряжения пропускались через бронзовую ложку, которую вводили в вагину беременной женщины. Если эти женщины рожали, их детей похищали и усыновляли военные семьи. Современные комиссии по правам человека оценивают, что свыше 500 детей были похищены и более 30 000 людей незаконно лишены свободы, тогда как правительство признало лишь 10 000 человек.

Муну одна из нескольких, кому удалось выжить. Каждый раз, когда её забирали охранники из невыносимо горячей цементной камеры в чердаке лагеря, она не знала наверняка, казнят ли её на электрическом стуле в одной из цокольных пыточных камер либо убьют в результате обычного «налёта военного отряда смерти». Согласно данным сержанта Ибанеза, бывшего охранника в центре для содержания под стражей задержанных «правонарушителей» Camp de Mayo, обычные налёты происходили от трёх до четырёх раз в месяц, во время которых жертвам давали пентотал (наркотик-транквилизатор) и раздевали до сбора жертв на борту самолёта либо вертолёта, чтобы бросить их в лагерь Rio Del Mar.

 

Среди похищенных были журналисты, студенты, философы, художники и любой, кто имел сходство с Девендрой Банхартом. Члены военного отряда смерти проникали в университеты, дома и иногда останавливали машины и выбивали из людей «правду», основываясь на ложных обвинениях. Если у кого-либо была книга по западной философии, считалось, что от этого человека исходит угроза.

В качестве бывшего политического активиста и художника Муну отвечала всем требованиям. За год до её похищения в 1976 году она была счастливой женой студента изобразительных искусств, жила недалеко от Буэнос-Айреса, но ночью она была «Бетти», смелым политическим активистом левого крыла, работала вместе с мужем, чтобы обучить бедных, как нужно объединяться для помощи стране. И это был наихудший год для их сторонников.

Муну было всего 30 лет, и она была на пятом месяце беременности, когда её мужа убили военные по подозрению в политической деятельности. После неудачи и отказа от политической деятельности из-за страха, что её постигнет та же самая судьба, Муну спаслась бегством в южном пригороде Буэнос-Айреса, чтобы начать новую жизнь. Она думала, что она всё оставила в прошлом, включая «Бетти», её политическое прозвище. Она думала, что была неизвестна никому в городе среди миллионов, и что правительство не сможет её отыскать. К сожалению, это оказалось не так.

Последовало четыре месяца лишения свободы в лагере. Охранник, который пытал её, отдавал ей распоряжение работать над созданием поддельных паспортов и документов для военных. Незаконные похищения простирались от северной Аргентины до Бразилии, и военным нужен был способ перемещаться вне подозрений. Довольные её точной работой, военные переместили её в квартиру, которая принадлежала другому похищенному. (Для военных это являлось обычным делом ремонтировать и продавать квартиру и вещи, которые были украдены у похищенных).

Источник