Вот забавная история, в которой присутствуют сразу семь советских чемпионов мира — от Ботвинника до Каспарова (шахматным королём он станет через несколько лет).

 

Вот забавная история, в которой присутствуют сразу семь советских чемпионов мира — от Ботвинника до Каспарова (шахматным королём он станет через несколько лет). В начале восьмидесятых годов один

В начале восьмидесятых годов один немецкий графолог попросил Якова Эстрина, известного журналиста и гроссмейстера по переписке, раздобыть ему автографы всех советских чемпионов, чтобы исследовать по почерку их характер. Первым делом Эстрин позвонил Михаилу Ботвиннику.

— Жду вас завтра в 10.35 в своей лаборатории, — сказал Михаил Моисеевич. — Но если вы опоздаете хотя бы на минуту, то не получите автограф, — добавил он.

Следующим был Василий Смыслов.

— Автограф — задумчиво произнёс Василий Васильевич. — Что-то не припомню, давно не давал. Сейчас мы с моей женой Наденькой отдыхаем, завтра я играю в турнире, послезавтра пою в консерватории. Попробуйте позвонить через месяц.

Михаила Таля удалось застать в баре в два часа ночи. Он был в окружении очаровательных девушек и давал интервью одновременно для радио, телевидения, журнала и двух газет. Михаил Нехемьевич не стал спрашивать Эстрина, зачем ему нужен автограф, а сразу подмахнул белый лист бумаги. Правда, оказалось, что у него в руке не ручка, а сигарета, и пришлось переписывать.

Когда Тигран Петросян услышал, что от него требуется, он первым делом поинтересовался:

— А Ботвинник дал согласие А Смыслов А Таль Ну что ж, мне надо немного подумать, посоветоваться с Роночкой, — подытожил Тигран Вартанович.

 

Борис Спасский в то время уже перебрался в Париж. Эстрин позвонил ему во Францию.

— Яков Борисович, я к вам очень хорошо отношусь. Но вы же знаете, что ни интервью, ни автографов советским журналистам я не даю, — объяснил Борис Васильевич.

Анатолия Карпова тоже удалось застать дома. На просьбу Эстрина он ответил, что сегодня уже выполнил норму — дал пятнадцать автографов, а завтра улетает в Рио-де-Жанейро.

Обратился Эстрин и к Гарри Каспарову — тот пока не был чемпионом мира, но было ясно, что скоро им станет, и взять у него автограф не помешает.

— Извините, но подобными вопросами у меня занимается мама, — сказал юный Гарри, — к ней и обратитесь.

На следующий день Эстрин позвонил приятелю в Германию и подробно рассказал о своих достижениях. Когда графолог узнал, как обстоят дела с его просьбой, он поблагодарил Эстрина за заботу и подвел итоги:

— Большое спасибо, автографы теперь излишни.

Источник


Добавить комментарий