Ёптель

это не вероятно, но факт!

Гиперзвуковое оружие КНДР: факты и предположения

 

Гиперзвуковое оружие КНДР: факты и предположения Страна чучхе на пути к гиперзвуку В начале года КНДР провела два запуска, которые, как всегда, привлекли большое внимание соседей Пхеньяна: тем

Страна чучхе на пути к гиперзвуку
В начале года КНДР провела два запуска, которые, как всегда, привлекли большое внимание соседей Пхеньяна: тем более что в этот раз речь шла о тестах гиперзвукового оружия. Первый старт в новом году Северная Корея осуществила 5 января. Второе испытание провели 11-го, причём в последнем случае дальность полета ракеты составила около 1000 километров.
Сами по себе эти пуски не стали неожиданностью. 28 сентября Северная Корея впервые провела испытания новой гиперзвуковой ракеты «Хвасон-8» с гиперзвуковым планирующим блоком. Тесты осуществили на одном из полигонов на севере КНДР в провинции Чагандо. Специалисты подтвердили маневренность и стабильность ракеты, а также протестировали её планирующие характеристики. Кроме того, в Северной Корее убедились в стабильной работе двигателя и топливной системы.
По понятным причинам сколь-нибудь детальных официальных данных про новый комплекс нет. Известно, впрочем, что ракету разработали в Академии военных наук КНДР. Она стала частью пятилетнего плана развития стратегических систем вооружений. Интересен не только факт испытаний, но также открытая демонстрация комплекса на осенней выставке «Самооборона-2021». На ней можно было увидеть ракету, гиперзвуковой блок и платформу, на которой они установлены.
К слову, на выставке можно было видеть и другие достижения ОПК КНДР. Например, танк, который ранее успели прозвать «северокорейским Т-14». (Во всяком случае, визуально он и правда похож на российский образец).
Одна система — две ракеты
Первые январские испытания позволили посмотреть на вопрос создания КНДР гиперзвукового оружия шире. Как сообщили в Северной Корее, ракета «точно поразила заданную цель на расстоянии 700 километров». Сообщалось, что для неё впервые в истории КНДР использовали ампулизированное хранение жидкого топлива. Ракета получила «технологию бокового маневрирования» и управляемую отделяемую гиперзвуковую боевую часть. Запуск провели с подвижной установки на многоосном колесном шасси.
Куда больше официальных заявлений о ракете говорит её внешний вид. Судя по всему, комплекс получил гиперзвуковую боевую часть, которая отличается от боевого блока «Хвасон-8». В сравнении с более «ранним» образцом (а также ракетой, задействованной на последних тестах) боевая часть имеет не такие острые обводы и иной облик аэродинамических поверхностей.
Если говорить про ускорительные элементы, то они очень похожи, либо же идентичны. Это касается всех трёх образцов, задействованных на испытаниях. Как и в случае с «Хвасон-8», запущенную 5 января ракету можно было видеть на выставке «Самооборона – 2021». Во всяком случае, она очень похожа на тестируемый образец.
Обращает на себя визуальное сходство новых гиперзвуковых ракет с межконтинентальными баллистическими ракетами «Хвасон-12» и «Хвасон-14» (это, конечно, не касается боевых частей). Дальность «Хвасона-12», по некоторым данным, может достигать 6000 километров: если эти данные верны, ракета может достичь севера Австралии и части Аляски. Таким образом, чисто теоретически оба северокорейских гиперзвуковых комплекса могут иметь дальность, позволяющую нанести ощутимый урон как союзникам США, так и непосредственно американским территориям.
Другой вопрос — возможности самого гиперзвукового блока. Судя по всему, «Хвасон-8» использует так называемый глайдер — планирующий блок, способный выполнять управляемый полет и маневрировать в атмосфере на гиперзвуковой скорости. В теории он позволяет нивелировать противовоздушную и противоракетную оборону за счёт скорости и маневренных характеристик. Грубо говоря, «непредсказуемости» для противника.
Помощь «ближнему» и внутренние проблемы
Создать такое оружие — задача нетривиальная для любой страны, включая Россию, США и Китай. Это, в частности, требует конструкционных материалов, способных выдерживать огромные температуры. Остро стоит вопрос наведения.
Те же американцы сталкиваются с огромными проблемами в разработке гиперзвуковых систем. Достаточно вспомнить частично удачные и неудачные тесты Boeing X-51 Waverider. Кроме того, фактическим провалом закончились все три летных теста новейшей системы воздушного базирования AGM-183 ARRW (англ. Air-Launched Rapid Response Weapon). Ещё недавно её собирались принять на вооружение «скоро». Сейчас же будущее всего проекта вызывает закономерный вопрос.
Варианта два. Первый — «заимствование» технологий. Про это часто говорят в СМИ, в частности, газета «Взгляд» в своём материале «Северокорейский «гиперзвук» задал большую загадку». Не секрет, что Северная Корея — страна бедная и отсталая даже на фоне не самых развитых государств мира. Теоретически помощь ей мог оказать Китай. Однако не стоит забывать, сколь непростыми являются отношения Пекина и Пхеньяна и сколь непрочной оказывается «дружба», когда речь идёт о решении практических задач.
С другой стороны есть Россия, у которой отношения с КНДР «стабильно нормальные». Кроме того, у Москвы есть похожая разработка, а именно — стратегический ракетный комплекс «Авангард», оснащённый гиперзвуковым управляемым боевым блоком. Его запускают при помощи межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) УР-100Н УТТХ. По данным из открытых источников, «Авангард» развивает скорость до М=28.
Но делать далекоидущие выводы рано. Тем более объяснение успехов (или «успехов») КНДР может лежать в несколько иной сфере. Не секрет, что гиперзвуковое оружие — одно из самых «модных» направлений. Заявить о себе на этом поприще хотят все игроки: вне зависимости от их реальных научно-технических возможностей. Не стоит также забывать, что сейчас Северной Корее угрожают серьёзные трудности в снабжении населения продовольствием, усугубляемые карантинными мерами. В конце 2021-го Ким Чен Ын заявил, что стране угрожает «великая битва не на жизнь, а на смерть», пообещав, что улучшение условий жизни граждан страны станет одной из приоритетных задач в наступившем году. В такой ситуации властям как никогда нужны новые свершения и победы, пусть они и будут исключительно на бумаге.
Что касается сторонних аналитиков, то их мнения на этот счёт разнятся. Так, в Южной Корее не сомневаются, что КНДР действительно испытывала новое оружие. Вместе с тем, говоря про испытания 5 января, Сеул называл другую, более «скромную» дальность. Как бы там ни было, говорить о появлении у КНДР настоящего гиперзвукового оружия преждевременно. Очевидно, страна и дальше будет работать в этом направлении, но чем именно закончится «гиперзвуковой поход» молодого руководителя страны чучхе, с уверенностью сказать нельзя.

 

Источник