Ёптель

это не вероятно, но факт!

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3

 

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме — это наряд Стэнли Туччи: «Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было весело!».
Сложный образ Цезаря, роль которого исполнил Стенли Туччи, заключался в сочетании веселья и жестокости. Замысловатые костюмы и прически персонажа смогли подчеркнуть неоднозначность характера шоумена.
Несмотря на то, что за эту работу Джудиана не получила никаких наград, костюмы из фильма стали очень популярны у всех изданий, пишущих о моде, ведь подиумная мода сейчас такова, что ирония Маковски вполне может сойти за последние тенденции.
Как и у Бэнкс, у Вуди Харрельсона был свой взгляд на Хеймитча Эбернети. «Можно было бы предположить, что он выглядит расхристанным неряхой, но мне представляется, что Хеймитч не прочь принарядиться», — говорит актер. «Когда смотришь на него, возникает чувство, что он изображает из себя изгоя, но на самом деле таковым не является, — добавляет Маковски, — и отчасти это поза. Хеймитчу подходит стиль эдвардианского денди, изысканный и в то же время опасно сексуальный».
Многие детали внешнего облика героя позаимствованы напрямую из книг Коллинз синий парик Цезаря Фликермена, золотистая подводка Цинны, неопрятная бородка президента Сноу, сверкающая белая униформа миротворцев. Последний факт, по замыслу Маковски, должен был напоминать одновременно о двух вещах: о родстве миротворцев с современной полицией и в то же время об их принадлежности к другой эпохе. «Миротворцы должны вызывать страх, — объясняет она, — но мне не хотелось, чтобы они походили на инопланетян. Их форма во многом напоминает ту, которую носят члены отрядов мотоциклетной полиции или штурмовики. А поскольку им не нужно вступать в рукопашную ведь у них есть электрические дубинки, — выглядят они очень элегантно».
Наибольшую трудность для Маковски и Росса представили костюмы трибутов: «В книге все одеты одинаково, но в кино нужно следить за ними в лесу и понимать, кто есть кто. Поэтому Гэри решил, что у каждого дистрикта будет куртка своего отличительного цвета, а все остальные детали костюма у трибутов будут совпадать. Разработанные нами куртки кажутся высокотехнологичными, но в то же время легкими и многофункциональными, что позволяет скрыть мелкие повреждения, которые можно получить в ходе выполнения разных трюков».
Была богата смелыми решениями и обширная команда визажистов и парикмахеров (для крупных массовых сцен понадобились усилия 80 мастеров). Ведущий мастер по гриму Ве Нилл, трехкратная обладательница «Оскара» в соответствующей категории, называет «Голодные игры» «мечтой художника по гриму, которому есть где развернуться хоть на поле авангардного макияжа, хоть создавая протезы и рисуя язвы». Действуя по тем же принципам, что и художник-постановщик, Нилл накладывает на лица жителей Двенадцатого дистрикта разные тона землисто-бежевого чтобы вскоре отвести душу, разукрашивая капитолийцев во все цвета радуги: здесь Ве постаралась не перейти тонкую грань, за которой эпатаж превращается в фарс: «Мне хотелось, чтобы капитолийцы выглядели именно так, как это описывается в книге, но при этом не казались идиотами. Все мужчины Капитолия выглядят чрезвычайно ухоженно и красят волосы, у всех женщин обесцвечены брови, что придает им очень суровый вид».
Когда трибуты оказываются на арене, их грим вновь меняется и становится максимально реалистичным. «В этой части фильма все вращается вокруг боев, ран, пламени и ос-убийц», — замечает Нилл.
Главный художник по прическам Линда Флауэрс, по ее словам, почувствовала большое облегчение: ей наконец не нужно было воссоздавать текущие тренды. «Не было никаких барьеров, и ничто не сдерживало мою фантазию, — говорит она. Больше всего мне понравилось, что для Панема можно было использовать столько разных цветов и текстур причесок. Нечасто доводится иметь дело с волосами цвета лайма! Но самым сложным было найти баланс между оригинальностью образа и убедительностью: капитолийцы не хихикающие шуты, нужно было, чтобы их воспринимали всерьез. Это общество, внутри которого горькая сердцевина».
Флауэрс подарила Китнисс фирменную прическу распущенные волосы, уложенные на косой пробор. Такой стиль практичен, в то же время прическа делает свою владелицу узнаваемой и требует не больше двадцати минут на укладку. «Мы оставались верны книжному облику Китнисс, — поясняет она, — только добавили несколько штрихов, чтобы сделать его чуть более визуально интересным».
В случае с другими трибутами было сделано чуть больше допущений. «Когда я придумывала прическу для Мирты, вспомнила о героинях фильмов про кунг-фу и об их конских хвостах, — рассказывает Флауэрс. Поэтому ей мы сделали несколько «хвостиков», которые уложили в корону, что очень соответствует ее образу. Диадема девушка гламурная и носит изысканную косу-«колосок». А прическа Руты ассоциируется с невинностью, ведь она самая младшая из всех».
Во время съемок «капитолийского цикла» бывали дни, когда команде художников по гриму и прическам приходилось просматривать более 400 париков, 500 пар обесцвеченных бровей и помогать сотням участников массовки преображаться в соответствии с представлениями Капитолия о моде. Главным требованием было ощущение реалистичности. «Джудианна Маковски и Ве Нилл создали образы, которые не наводили на мысли о пришельцах, а казались вполне органично связанными с американскими традициями, — резюмирует Нина Джейкобсон. Одна из удач Гэри то, что он сумел сохранить цельность визуального повествования на протяжении всего фильма, и художественные департаменты блестяще ему в этом помогли. Все это ощущается как одна история».
ТРЕНИРОВКИ ТРИБУТОВ
Как и их героям, юным актерам, изображающим участников Голодных игр, пришлось пройти курс интенсивной физической подготовки вероятно, самой интенсивной в их жизни. В рамках восьминедельной тренировочной программы они только и делали, что наращивали мускулы, укрепляли мышцы и совершенствовали различные спортивные навыки. Более того, каждого из них регулярно погружали в те психологические ситуации, в которых оказался бы его персонаж. Чтобы выбраться из этой психологической ловушки, требовалось задействовать и тело, и ум, и душу.
«Большинство наших артистов раньше никогда не снимались в кино, а их нужно было за короткий срок превратить в трюкачей, которые умели бы стрелять из лука, метать копье и лазать по деревьям, — вспоминает Гэри Росс. Потребовался интенсивнейший курс тренировок, чтобы они достигли нужного состояния. Зато к концу съемок мы задействовали дублеров лишь изредка».
Каскадеры Чэд Стахельски и Аллан Поплтон принялись обучать актеров хореографии рукопашного боя правда, с некоторыми оговорками. «Дело в том, что Гэри не хотел, чтобы наши действия казались срежиссированными, и мы старались создать ощущение спонтанности происходящего, как будто стороны участвуют в дикой, эмоциональной схватке, — объясняет Стахельски. Мы отсматривали каждого из героев, выясняли его умения, степень его энергичности, манеру двигаться и выстраивали его боевой образ, исходя из этих данных». Между тем постановщик трюков Логан Худ разработал общую для всех программу гимнастических упражнений, в которой делался упор на функциональных элементах, необходимых, чтобы держать все тело в тонусе работа с весами, лазание по канату, прыжки в высоту. Кроме того, для каждого участника была разработана отдельная программа с учетом характера его героя. Эти тренировки также включали элементы так называемого фрираннинга своеобразного урбанистического вида спорта, в котором большую роль играют акробатические движения, выполнимые почти в любых обстоятельствах.
«Тренировки должны были прямиком «перебросить» актеров в шкуру их персонажей, — поясняет Худ. Нам было не столь важно, чтобы они выглядели так, будто не вылезают из спортзалов, а чтобы убедительно сыграли трибутов».
Хотя Дженнифер Лоуренс спортивна от природы, для того, чтобы вжиться в образ Китнисс, ей пришлось в буквальном смысле попотеть. «Поскольку половину фильма я должна пробегать, то усиленно занималась с инструктором по бегу, — рассказывает она. Целые дни я проводила так: сбегала вниз по горному склону, через кусты и чащи, и повторяла это снова и снова. Еще я много лазала и в спортзале по искусственной скале, и по настоящим деревьям, училась прыгать с шестом и в особенности стрелять из лука. Все это было тяжело, но интересно».
В загадочном искусстве стрельбы из лука Лоуренс в итоге стала настоящим мастером она изучила и основы старой школы стрельбы, и то, как обращаться с «футуристическим» изогнутым олимпийским луком. «Стрельба из лука требует работы ума, — говорит она, — полной сосредоточенности. Если совершишь хоть малейшую ошибку, тебя ударит тетива, которая словно движется со скоростью сто миль в час а это больно! Я испытывала к луку смешанные чувства. Но наконец мы подружились».
Часть связанного с Китнисс действия разворачивается в лесу, где героине Дженнифер также пришлось бороться с гигантской стеной огня, созданной мастерами из отдела спецэффектов Брэндоном Маклафлином и Стивом Кремином. Для этой цели они соорудили стальные деревья, которые должны были противостоять пламени, чья мощь была искусно приукрашена супервайзером по спецэффектам Шиной Дуггал. «Гэри хотел, чтобы все выглядело как можно реалистичнее, — говорит Маклафлин. Поэтому по его просьбе вместо десятифутового столба пламени на Китнисс движется шестифутовый зато вы практически ощущаете его жар».
К моменту начала съемок Дженнифер Лоуренс уже была готова ко всем испытаниям, которые должны были выпасть на долю ее героини. «Дженнифер подошла к тренировкам с исключительной ответственностью, — восхищается исполнительный продюсер Робин Бисселл. Ежедневно она сначала должна была ездить на тренировки в UCLA университет в Лос-Анджелесе, затем к другим инструкторам — в Сан-Фернандо-Вэлли, и потом в Санта-Монику, где училась стрелять из лука. Она крайне усердно трудилась и к тому времени, когда начались съемки, обладала абсолютно всеми умениями Китнисс».
Хотя Джош Хатчерсон занимался спортом с раннего детства, для роли Пита ему все же потребовалось подкачать мускулатуру и нарастить 15 фунтов (почти 7 кг) мышечной массы. «Мне пришлось много есть и пять дней в неделю усиленно тренироваться особенно с поднятием большого веса. Последнее далось нелегко, но оно того стоило. Больше всего мне нравилось бегать, прыгать и уворачиваться от ударов соперников».
Однако нарастить мускулы было одним делом, и совсем другим проникнуться соревновательным духом, которым так одержимы все участники Игр. «Нам пришлось узнать, каково это сначала тусоваться вместе со своими товарищами по съемочной площадке и потом научиться проявлять к ним агрессию и бояться их, — вспоминает Хатчерсон. Это было страшно тяжелое испытание».
Особенно усердно работал над образом своего персонажа Александр Людвиг, играющий свирепого Катона. «Я тренировался до изнеможения, потому что на самом деле хотел стать таким же сильным и умелым бойцом, как Катон, — признается он. Для меня это был бесценный опыт, потому что я выучил множество приемов и упражнений, научился глубоко нырять, делать сальто и много чего еще. Все эти приемы я постарался применить во время съемок, потому что не хотел, чтобы мы трудились впустую».
Усердно поработать над собой пришлось и Дайо Окенийи, играющему Цепа: «Мне нужно было набрать двадцать фунтов кг, поэтому я сел на диету с высоким содержанием протеина, выполнял упражнения для бодибилдеров, учился биться на мечах, боксировать и занимался рукопашным боем. Все это продолжалось два месяца, но мне невероятно понравилось».
«Нам было весело, — говорит Жаклин Эмерсон. Мы просто делали кульбиты, учились балансировать, прыгать и преодолевать препятствия, а потом вдруг оказалось, что у нас появились все необходимые силы и умения».
Как и подлинным трибутам, актерам пришлось испытать на себе все сложности съемок в лесу от суровых погодных условий до встреч с дикими медведями. Последнее, впрочем, не стало ни для кого сюрпризом, учитывая, что действие происходило как раз в том районе Северной Каролины, где сосредоточена самая большая популяция черных медведей-барибалов. «Иногда было полное чувство, что мы все участвуем в настоящих Голодных играх, — вспоминает Джон Килик. Нас преследовали змеи, медведи и молнии, и по фильму это чувствуется».
«Иногда приходилось очень тяжко, — признается Джек Куэйд. На нас обрушивались ливни, наводнения, наступала страшная жара, да еще нет-нет да медведь забредет на площадку Но зато все эти события нас сильно сплотили. Для большинства из нас это был первый или второй фильм, и вот нас сразу бросили в этот безумный мир В общем, всем нам было что порассказать о том, как мы провели каникулы».
В конце Росс пожелал, чтобы все те сложные чувства, которые обуревают Китнисс оживление, адреналин, смертельный страх и возникшие моральные дилеммы стали бы понятны публике в ходе финальной битвы трибутов. Он понимал, что сдержать чистые эмоции и естественные реакции этой героини не удастся.
«То, что сделала в своей книге Сюзанн, достойно всяческого восхищения, — говорит Нина Джейкобсон. Она искусно создала мир «Голодных игр», а Гэри столь же умело запечатлел его на кинопленке.

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

 

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Голодные игры. Первый фильм. Часть 3 Но как, ни странно, самый любимый костюм Маковски в фильме - это наряд Стэнли Туччи: Мне очень понравилось делать мужскую одежду. Вот это было

Источник