Ёптель

это не вероятно, но факт!

Второй тайм украинской игры Эрдогана

 

Второй тайм украинской игры Эрдогана По всем признакам, Москва вряд ли будет влезать в новую турецкую игру на Украине, но и портить с Анкарой отношения тоже не будетПрезидент Турции Реджеп Тайип

По всем признакам, Москва вряд ли будет влезать в новую турецкую игру на Украине, но и портить с Анкарой отношения тоже не будет
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что намеревается в первых числах февраля посетить Киев, а затем Москву для встречи со своим российским коллегой Владимиром Путиным с целью «ослабить растущую напряженность вокруг Украины». Ранее Эрдоган уже выступал с аналогичными предложениями, в частности, хотел провести переговоры между российскими и украинскими официальными лицами в Стамбуле в рамках мирного формата под контролем Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ)
В Москве это воспринималось прохладно. Но Эрдоган исходил из того, что у него сложились тесные рабочие отношения с Путиным и президентом Украины Владимиром Зеленским, что якобы позволяло ему выступать в роли мирного посредника. Между тем мотивация действий Эрдогана гораздо сложнее, и маловероятно, что он намеревается играть только в пользу Киева. Тому есть ряд обстоятельств.
Наши источники в Анкаре утверждают, что турецкий президент и его окружение понимают, что Россия не намеревается вторгаться на Украину, и битва на данном этапе ведется за принципиальное изменение баланса сил в целом. Турция сама ищет свое место в этом новом миропорядке — на Ближнем Востоке, Кавказе и в бассейне Черного моря. Однако действует она пока по принципу «отдельно с Россией, отдельно с Украиной». При этом на данный момент, полагает турецкий эксперт Бурак Доган, «визит Эрдогана важнее для Украины, нежели для Турции», ведь он готовится передать послание о разрешении украинского кризиса путем диалога, в связи с тем, что Украина не хочет проводить в Минске встречи контактной группы.
По мнению польского издания Wirtualna Polska, «Анкара, пользуясь сложившимся геополитическим вакуумом вокруг Украины, стремится застолбить за собой и место в архитектуре безопасности Восточно-Центральной Европы, взять на себя роль посредника в переговорах как с Киевом, так и с НАТО». Анкара почувствовала падение интереса к Украине со стороны Европы и предпринимает попытку заполнить собой образовавшийся вакуум. Теперь о других важных нюансах. Что бы ни говорил Эрдоган, это совершенно не касалось проблем Донбасса.
«Наша позиция здесь известна, — заявлял он журналистам. — Мы выступаем за воцарение мира в регионе, особенно когда речь идет в первую очередь о крымских тюрках. Мы неоднократно обсуждали эти вопросы с дружественной Россией, и в частности с господином Путиным, контакты продолжаются. Мы надеемся, что этот регион не станет регионом войны. Пусть этот регион шагает в будущее как регион мира. Мы желаем, чтобы отношение к этому вопросу развивалось в положительном направлении. В этой связи могло бы иметь место посредничество, обсуждение этого вопроса со сторонами… Мы тоже хотели бы внести свой вклад в урегулирование, ведя переговоры как с Украиной, так и с господином Путиным».
При этом, как ранее сообщало Reuters, Эрдоган предлагает Зеленскому и Путину провести саммит Россия — Турция — Украина. В сложившейся ситуации это скорее жест в сторону Запада, призванный продемонстрировать процесс превращения Анкары в альтернативу западному актору. Эрдоган пытается найти выгоду для своей страны «в невыгодной ни России, ни Украине ситуации». Однако также надо иметь в виду и то, что Россия избавилась от зависимости от украинского транзита благодаря «Турецкому потоку» и «Голубому потоку». При этом позиция Анкары по Крыму выступает все же в роли определенного прикрытия более серьезного геополитического проекта. Эрдоган при всей своей авантюристичности остается реалистом. Он понимает, что в перспективе «крымскую карту» можно разыграть против турецких интересов в регионах, где у Турции есть свои слабые места: Кипр, курды, сирийский Идлиб. Поэтому украинское предложение Эрдогана можно сравнить с тем, как если бы Москва предложила Анкаре стать посредником в ее отношениях с курдами. Как говорится, баш на баш.
Но пока турецкий президент пытается закрепить за собой репутацию крупного мастера тактического политико-дипломатического маневрирования, перепрыгнуть из второго или третьего дивизиона большой политики в первый дивизион в ситуации, когда главные игроки по тем или иным позициям или проблемам не обозначают внятную стратегию своих дальнейших действий. В этих условиях Эрдоган пытается вклиниться в так называемую челночную дипломатию, к которой сейчас подключены Россия, США, Германия, Франция, НАТО.
Проблема в том, что в Москве турецкий проект воспринимается лишь как попытка подменить Минск и сделать Анкару стороной конфликта Киева с Донбассом, пусть Турция и трактует эту проблему несколько шире. Поэтому предложение Эрдогана — это очередной тактический дежурный ход, привлекающий интерес больше экспертов, нежели политиков. Как заявил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, если турецкая сторона может повлиять на украинцев и сподвигнуть их на выполнение ранее взятых договоренностей, касающихся выполнения Минских соглашений, это можно будет только приветствовать. Место же проведения переговоров вторично в данном случае.
По всем признакам, Москва вряд ли будет влезать в новую турецкую игру, но и портить с Анкарой отношения тоже не будет. Другое дело, если, как утверждает профессор стамбульского университета Малтепе Хасан Унал, «Эрдоган попытается развеять иллюзии украинского президента и объяснить ему «реальное положение дел», во-первых, на предмет того, что Украину никогда не примут в Североатлантический альянс. Во-вторых, что если между Украиной и Россией начнется реальный конфликт, то ни один солдат НАТО не будет воевать за Украину. Такие слова, исходящие от страны — члена альянса, чья армия является второй по величине после США в НАТО, могут оказать некоторое влияние на Украину». Посмотрим.

 

Источник