Ёптель

это не вероятно, но факт!

«Реквием», Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов

 

«Реквием», Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов 1905г. Бумага на картоне, акварель, черный карандаш, сангина. Размер: 162x90.5 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва Эта картина –

1905г. Бумага на картоне, акварель, черный карандаш, сангина. Размер: 162×90.5 см. Государственная Третьяковская галерея, Москва
Эта картина – лебединая песнь Борисова-Мусатова, его самое совершенное и высокое творение. «Реквием» не был вполне закончен. Так же как «Реквием» Моцарта, он стал реквиемом самому художнику. Ни в одной из его работ еще не выражались с такой силой самые сокровенные чувства: страстная жажда прекрасного в жизни и связанные с этим скорбь и надежда.
Виктор Эльпидифорович Борисов-Мусатов был безвозвратно влюблен в супругу своего товарища— Надежду Юрьевну Станюкович. Сопровождая мужа на Русско-турецкой войне она работала в госпитале и пережила глубокий нервный срыв после чего заболела и 21 августа 1905 года скончалась.
«Меня поразил болезненный, измученный вид брата,— вспоминала его сестра Елена,— да и вообще перемена в лице была очень заметна». Мусатов хочет создать картину «Реквием» по умершей. 15 сентября он пишет М. Е. Букинику: «Ведь для меня она не умерла, потому что я художник. Нет, она даже живет теперь как-то ярче. И я ее напишу еще так, чтобы она навсегда не умерла и для него К. Станюковича -его друга и мужа умершей».
В центре, несколько особняком, — женщина в платье, которое выделяется своей белизной даже среди светлых прозрачных одеяний остальных. Она резким движением оборачивается назад, нарушая плавный ритм шествия, приковывая к себе взгляд зрителя. Черты ее лица — черты Надежды Юрьевны Станюкович. С тяжелыми локонами, с застывшим взглядом, отрешенная от всех земных треволнений, почти тень живой женщины.
Этот прекрасный, светлый и печальный женский образ присутствует здесь как воспоминание о безвременно ушедшей навеки.
Слева — высокая дама с обнаженными плечами и веером в опущенных руках. Моделью для нее служила жена Мусатова. Остальные действующие лица играют роль равнодушных зрительниц и лишены, по сути, психологических характеристик. Они необходимы для создания ритмичной, декоративной композиции.
Все продумано и гармонично: теплые тона — желтоватые и розовые ритмично чередуются с холодными — голубыми и синими. На втором плане — зеленовато-голубые купы деревьев. – это не реальный парк, на картине он словно встает в торжественном воспоминании».
О других шедеврах по тегу

 

Источник