Ёптель

это не вероятно, но факт!

«Слишком ценна, чтобы бросить»: что значит Турция для ЕС и США — In Gr

«Слишком ценна, чтобы бросить»: что значит Турция для ЕС и США — In Gr Вашингтон сейчас, похоже, «доверяет» Турции роль противовеса, ограничивая влияние России в многочисленных государствахВ то

Вашингтон сейчас, похоже, «доверяет» Турции роль противовеса, ограничивая влияние России в многочисленных государствах
В то время как Турция значительно улучшила свои отношения с США, о чем свидетельствуют последние события (отмена американской поддержки трубопровода EastMed, визит президента Эрдогана в Киев и т.д.), похоже, в отношениях Турции и Европейского союза наметился определенный застой. И все же эта тишина лишь институциональная и кажущаяся. Тему развивает профессор П. К. Иоакимидис, бывший посол-советник министерства иностранных дел Греции, в газете In Gr.
По информации из Брюсселя, с Анкарой проходит ряд неформальных встреч в контексте в том числе евро-турецкого диалога. «Турция стратегически слишком ценна, чтобы ее бросить» — таков девиз Брюсселя. Но именно здесь есть опасность для греческой стороны. Нечто особенно важное для Афин — сперва изоляция Турции от ЕС, а затем их «воссоединение» — осуществляется поэтапно и неформальным образом, без правил, условий, условностей. И это следует предотвратить. Воссоединение, конечно, не может быть осуществлено при полноправном членстве Турции в ЕС, так как эта страна не отвечает ни одному из необходимых критериев (демократия, верховенство закона, соблюдение основных прав). Хотя перспектива присоединения задумана оставаться открытой. Это может быть сделано путем модернизации Соглашения об ассоциации (Анкарское соглашение 1963 г.) и Таможенного союза, а также других элементов «позитивной повестки дня», но на основе условий и условностей.
Они могут и должны включать, в частности, отмену casus belli, присоединение Турции к Конвенции по морскому праву (которая является частью acquis communautaire), прямое обязательство Анкары передавать дела в Международный суд в Гааге, если они не могут быть решены путем переговоров. При таком подходе инициатива принадлежит Афинам, а Никосии не следует вслепую применять вето, но мыслить творчески и искать выгодные условия, которые будут способствовать справедливому и устойчивому решению кипрской проблемы в логике двухзональной, двухобщинной федерации.
Однако, похоже, «стратегическая ценность» теперь является девизом администрации президента США Джо Байдена в отношении Турции. Поэтому последняя с благословения Вашингтона берет на себя новую роль — или, скорее, возвращается в качестве региональной державы к (традиционной) роли фактической опоры/противовеса России на ряде различных фронтов — от Кавказа, Сирии и Ливии до Украины, — одновременно разговаривая с Москвой и выступая посредником для Украины! И эту роль для Турции продвигают США.
Другими словами, Вашингтон сейчас, похоже, «доверяет» Турции роль противовеса, ограничивая влияние России в таких областях, как, например, Азербайджан, ряд стран Ближнего Востока (Сирия, регион Персидского залива, Афганистан и др.), Ливия и даже Африка, к примеру, в регионе Сахель/Мали, где французская стратегия полностью провалилась, в то время как российское и турецкое присутствие расширяются. В этом смысле США также поощряют улучшение отношений Турции со странами региона (Израиль, Египет, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия). И, конечно же, отношения также неуклонно улучшаются.
Если при таких вводных Афины считают, что все это переосмысление отношений не имеет никаких последствий для греко-американских отношений или греческих связей со странами региона, они очень глубоко ошибаются. Очевидно, что Вашингтон, хотя и ценит роль Греции, возвращается к логике «равных расстояний» в своих отношениях с Турцией. И очевидно, что союзы, которые греки создали со странами региона, оказываются в перспективе фундаментально нестабильными и ненадежными…

Источник