Ёптель

это не вероятно, но факт!

Звезда Героя за секретный бой : Как 16 спецназовцев отбили атаку 300 боевиков

 

Звезда Героя за секретный бой : Как 16 спецназовцев отбили атаку 300 боевиков Подробности этого боя засекречены. Личности героев в Минобороны не раскрывают — некоторые из спецназовцев до сих пор

Подробности этого боя засекречены. Личности героев в Минобороны не раскрывают — некоторые из спецназовцев до сих пор выполняют боевые задачи в Сирии.
В конце декабря 2016 года «северная столица» Сирии — Алеппо — была окончательно освобождена от боевиков. Отдельные группы террористов небольшими перебежками пытались покинуть город и перегруппироваться севернее — рядом с деревушкой Сайфат. Расширять кольцо вокруг города российские военные советники и сирийская армия не торопились — боевикам удалось нанести ощутимый урон, но их поддержка из-за рубежа деньгами, оружием и техникой не позволяла провести быстрое наступление.
До апреля 2017 года с северного направления Алеппо практически не обстреливали. Мыслей про повторный захват города боевиками у российских военных и их сирийских коллег не было в принципе — схватка за «северную жемчужину» Сирии получилась настолько кровавой, что правительственной армии пришлось долго восстанавливать силы, а потери боевиков были внушительными. Но в ночь на 5 мая 2017 года на северную окраину Алеппо прибыли люди в необычной форме. В них местные военные узнали русских «альдияб альсауда» — «чёрных волков». Так между собой сирийцы называли бойцов российских сил специальных операций, которые чаще всего появлялись на передовой глубокой ночью.
Прибывшие на передовую бойцы перекинулись парой фраз с переводчиком из штаба и местным военным тут же сообщили: боевики планируют новый рейд и хотят снова захватить Алеппо. Через четыре часа после того, как 16 бойцов ССО заняли позиции между деревней Сайфат и Алеппо, начался чудовищный обстрел. Один из очевидцев этого боя так описывает события:
«Мины укладывали очень плотно — с минимальным шагом. Кто где находился, они знали заранее. По моим подсчётам, примерно 120–130 мин было выпущено. Обстрел длился около двух часов. Как всё стихло, минут 25–30 передышка была, а потом на дозорных сирийцев напали. Готовились тщательно — оружие с глушителями, бронежилеты хорошие — американские, приборы ночного видения. Это не простые боевики были, явно подготовленные ребята».
Через несколько минут бойцы немногочисленного сирийского батальона, вооружённого танками и БМП, дрогнули под натиском боевиков и начали бежать с поля боя, отступая на юг, в сторону Алеппо. Небольшой отряд ССО Минобороны остался с боевиками один на один. Командир группы, отдав несколько коротких приказов по рации, схватил пулемёт и, заняв позицию, начал расстреливать наступавших боевиков.
На исходе первых суток командир спецназа меняет тактику: вместо обычной обороны каждая волна атакующих после уничтожения добивается силами особой боевой группы. Четыре человека с бесшумным оружием несколько раз выходили «за линию фронта» с единственной целью — добить террористов, которые ещё не успели отойти к своим. К вечеру второго дня по-другому начали действовать и боевики — вместо обычных выходов «в лоб» они попытались пройти к позициям спецназа с флангов. Когда и это не сработало, пошли ва-банк: привезли примерно 500 человек подмоги и тяжёлую технику — танки и БМП, захваченные у правительственной армии в боях за Алеппо.
Подкрепления у российских спецназовцев к этому моменту не было — командование сирийской армии не отвечало на запросы по рации, а истребители Су-25, вызванные через два часа после начала боя, были лишены возможности применять оружие — из-за предельно малой дистанции в 50–100 метров лётчики боялись «зацепить» бомбами своих. Поддержка с неба пришла значительно позже — два вертолёта Ми-28Н, отправленных на помощь, «прошлись» по боевикам тяжёлыми 30-мм пушками и успели сделать по два захода, покрутив фирменную «карусель», однако ответным огнём из тяжёлого пулемёта одна из машин едва не была сбита, и лётчики приняли решение выйти из боя.
Ближе к вечеру второго дня ситуация начала ухудшаться. В район боя боевики начали стягивать тяжёлую технику — специальные бульдозеры, обваренные толстыми листами стали. Такие машины террористы часто использовали для прорыва заблокированных дорог — обычным оружием их уничтожить не получалось, а танки и БМП у сирийцев использовали далеко не везде. Ночью стрельба практически стихла. Единственная попытка прорыва боевиков состоялась лишь в четыре утра, когда нескольких бойцов спецназа оставили на вахте, а остальные решили перевести дух и немного поспать.
С пятерых убитых ответным огнём боевиков аккуратно сняли пояса смертников и камеры GoPro. В то же время старший группы, наблюдавший за позициями террористов из укрытия через специальную оптику, тихо произнёс: «Сейчас на прорыв пойдут, к бою!» Едва он успел отдать приказ, в российских спецназовцев полетел град из пуль. За грохотом обстрела кто-то прокричал в рацию: «Бульдозер завели, там взрывчатка!»
Большую часть бронетехники боевиков спецназовцы сожгли ещё в первые часы боя. Противотанковые «Корнеты» и «Конкурсы», заброшенные спецназу заблаговременно, сработали как по нотам. Однако высунуться для нового выстрела было практически невозможно — пока бульдозер, загруженный взрывчаткой, пробирался к позициям ССО, бойцам буквально не давали поднять головы. К наступлению добавилась и ещё одна проблема: за бульдозером снайперы ССО обнаружили «джихад-мобиль» — загруженный взрывчаткой и террористом-смертником внедорожник, для надёжности закрытый бронелистами.
В прорыв боевики бросили все силы — на 16 бойцов спецназа двигалось примерно 200 террористов. Эта волна, по воспоминаниям очевидцев тех событий, была десятой по счёту в том бою. Бегло прикинув шансы на выживание, командир группы с позывным «Гром» отдал приказ расчёту противотанкового комплекса: «Дальность триста! Бронированную цель уничтожить!»
В ту же секунду с закрытой камуфляжной сеткой «треноги», высекая сноп искр, сорвалась противотанковая ракета. Через пару мгновений с жутким грохотом врезалась в бульдозер. От попадания кабину загруженного взрывчаткой трактора оторвало от корпуса, а мощным взрывом (внутри было примерно 150–200 килограммов взрывчатки) разметало не только шедший сзади автомобиль смертника, но и значительную часть боевиков, укрывшихся за техникой.
Пока боевики не успели опомниться, спецназ перешёл в контратаку, и мощным броском бойцы ССО закончили бой, уцелеть в котором по всем канонам военной науки шансов почти не было. А ещё через час к месту боя подоспела 25-я дивизия специального назначения Сирийской армии «Силы тигра» под командованием генерала Сухейля. От увиденного многие офицеры-сирийцы не могли сказать ни слова. Российские спецназовцы в это время пили чай, курили и делились планами на ближайший отпуск, до которого оставался ровно месяц.
Спецназовцев, как и другого известного бойца ССО, ефрейтора Дениса Портнягина, принимали в Кремле. Награды сотрудникам Сил специальных операций вручал лично президент России Владимир Путин. Командир ССО с позывным «Гром» (его имя и фамилия до сих пор неизвестны) получил из рук президента Звезду Героя России — его отряд не только выполнил боевую задачу, но и не потерял ни одного бойца. Эта операция стала одной из самых секретных в послужном списке ССО, а офицеры отряда, принявшие бой против 300 боевиков и победившие в неравной схватке, после короткого отпуска на родине снова вернулись в жаркую Сирию и продолжили свою работу.

 

Источник